Две стратегии украинской оппозиции

Выдвижение единого кандидата от оппозиции предсказуемо обернулось сразу несколькими кандидатурами. Это может быть проявлением традиционной украинской неорганизованности, но может быть и следствием двух разных стратегий оппозиции на выборах.

Политическая стратегия

Исходит она из того, что оппозиционные силы шансов на победу на президентских выборах все равно не имеют – выход во второй тур представителя оппозиции приведет к мобилизации промайданных избирателей, а даже если этого окажется недостаточно, приход к власти представителям «партии реванша» будет пресечен силой.

Кроме того, попытка выхода во второй тур кандидата от Юго-Востока – явная подача Порошенко, потому что он может выиграть во втором туре только у представителя «сил реванша» и основная стратегия его штаба в формулировке – или Порошенко, или Путин - состоит именно в этом.

С этой точки зрения логично выводить на президентские выборы как можно больше кандидатов с тем, чтобы они «обрабатывали» ряд групп избирателей, расширяли электоральное поле и по итогам парламентских выборов создали бы мощную оппозиционную коалицию в Верховной Раде. Опять же, особого смысла бороться за пост президента нет – предполагается, что его роль будет постепенно сокращаться.

Казалось бы, сейчас реализуется именно такая стратегия, но есть два «но».

Во-первых, «оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?»

А стулья именно ломаются. Изначально речь шла о выдвижении именно единого кандидата, но все между собой разругались. Больше всех отличился, конечно, Евгений Мураев, сделавший в эфире прямой донос в СБУ на Виктора Медведчука. И это еще избирательная кампания не началась! А там ведь круче будет – каждому из кандидатов Юго-Востока нужно будет отстраиваться от другого, ведь они все конкуренты.

И как они, после всего этого, предполагают потом создавать общую коалицию? И, главное, как на это будут реагировать избиратели? А они вполне могут окончательно разочароваться в оппозиции, неспособной хоть о чем-то договориться...

Во-вторых, по поводу правильности оппозиционеров нужно еще иметь в виду и их объективные интересы, как правило – совпадающие с интересами их спонсоров. И тут появляются интересные моменты.

Читайте также:  Заокеанский вояж Тимошенко: первые неутешительные выводы

Когда мы говорим об «Оппозиционной платформе» и Юрии Бойко, то тут все понятно – Дмитрий Фирташ скоро четыре года сидит в Австрии, ожидая выдачи в США. По слухам, его вина перед американцами в том, что он не захотел участвовать в соглашении о ценах на каустическую соду. Украинские власти воспользовались этим и изрядно проредили его бизнес.

В общем, у этой части оппозиции «кредитная история» так себе. Роль Левочкина в организации Евромайдана тоже еще будут долго вспоминать. Но у нее есть вполне реальные претензии к нынешней киевской власти, есть основания не следовать курсом, предлагаемым США и есть основания, пусть и чисто коммерческие, договариваться с Россией.

То есть, оппозиционность этой группы – не просто желание понравиться юго-восточному электорату, но и выражение реальных экономических интересов.

Когда мы говорим об «Оппозиционном блоке», то там история получше, но вот нынешнее состояние… Ринату Ахметову, а именно он стоит за ОБ, с Порошенко договориться удалось, и удалось неплохо. Конечно, Ахметов пострадал от порошенковских авантюр, в частности, из-за блокады Донбасса, за которой последовало введение внешнего управления на ахметовских предприятиях. Но ему дали отыграться на населении –значительная часть доходов от многократно повышенных тарифов идет именно в его карман. Ну и понятно, что без отмашки (и участия?) президента схемы вроде «Роттердам +» реализовать было бы затруднительно.

Учитывая эти обстоятельства на кампанию Александра Вилкула, человека симпатичного и перспективного, смотришь уже по-другому. Ведь оснований бороться с Порошенко у этой группы и правда нет…

Когда же речь идет о харьковской группе, включая Мураева, то ситуация еще интереснее. Харьковские политики и бизнесмены, за исключением, может Кернеса, боятся победы любого кандидата, как-то связанного с Коломойским. Ибо у Коломойского есть много разных планов на Харьков, и местной элите в этих планах места нет. Причем вне зависимости от того, поддерживает она власть или находится в оппозиции.

Наиболее сильный кандидат, связанный с Коломойским, у нас Тимошенко. Зеленский не имеет мотивации к победе, но его тоже стоит иметь в виду. Собственно, Тимошенко может с Коломойским и не связана, у них отношения сугубо деловые, насколько можно понять. Но сейчас они если не союзники, то точно – попутчики. А кто может противостоять Тимошенко? Ну очевидно же – Петр Алексеевич…

Читайте также:  Назад – к галицкому сепаратизму?

И вот мы видим Кернеса, например, который уже в команде президента. Потому что надо. Иначе жизни не будет уже сейчас, хотя в случае победы Тимошенко харьковский мэр, скорее всего, уцелеет.

И Мураев не просто так выдвигает претензии к Медведчуку, а с учетом интересов харьковской команды, которая сейчас ориентируется на Порошенко. Потому есть точка зрения, что Медведчук работает на победу Тимошенко…

Кстати, а на что работает сам Медведчук? Тут своя стратегия.

Идеологическая стратегия

Принципиальная проблема современной Украины – тщательно скрываемый раскол общества. Постмайданная власть демонстрирует всему миру картинку неслыханного морально-политического единства украинского народа перед российской агрессией, приводя в пример результаты президентских (почти 85% голосов, поданных за кандидатов, стоявших на Майдане) и парламентских (под 80% за партии Майдана) выборов 2014 года. Получается, что другую точку зрения представляют партии и политики, которых поддерживает максимум пятая часть активных избирателей. Совершенно естественно, что позицию явных маргиналов можно игнорировать.

Соответственно, перед украинской оппозицией ставится совершенно другая задача – показать, что они не маргиналы, что за ними стоит значительная часть украинского общества, по крайней мере, сравнимая с числом тех, которые поддерживают партии Майдана.

Для этого и необходимо вывести кандидата оппозиции во второй тур выборов. Не для того, чтобы непременно победить, а для того, чтобы показать массовость народной поддержки. Что соотношение со сторонниками нынешнего пути развития страны не 20 на 80, а хотя бы 40 на 60. А то и 50 на 50. Тогда можно будет с уверенностью сказать, что план США по строительству однородной антироссийской Украины провалился и надо принимать во внимание совершенно другую Украину – куда более разнообразную. Не смотря на все сумасшествие современного мира игнорировать такие сигналы нельзя.

Читайте также:  ЕС и НАТО поднимут экономику Украины, но мира не будет. Порошенко раскрыл секрет экономического чуда

Учитывая такую стратегию, в общем-то не так важно, кто именно выступает единым кандидатом и какой у него послужной список. К примеру, Бойко вовсе не так уж и плох – обычный эффективный менеджер, как-то ухитрявшийся делать «Нефтегаз» высокоприбыльным активом, не задирая тарифы для населения и расплачиваясь со сделанными до него долгами. Уж тем более не важно, кто станет победителем в случае, если кандидат от оппозиции проиграет – большой разницы между Порошенко, Тимошенко, Гриценко и Ляшко нет, никто из них к диалогу с Юго-Востоком не готов.

Кстати, объективно именно в рамках этой стратегии есть место Комитету спасения Украины и другим организациям политических беженцев – просто потому, что в рамках первой стратегии место есть только партиям, одобренным (хотя бы – на уровне регистрации) официальным Киевом.

Судя по всему, Медведчук не очень-то боится силового сценария развязки выборов. В общем, логика в этом есть. С одной стороны, мы знаем жесткую позицию Запада – он против военного положения и силовых провокаций. Известно и почему он против – США нужно завершить переформатирование власти, а последний не вполне легитимный элемент – президент Порошенко, занявший пост при живом президенте Януковиче, не отстраненном в соответствии с конституционной процедурой.

С другой стороны мы знаем, что нынешняя власть не очень-то позволяет буйствовать националистам. Их постепенно выжимают с линии фронта, из армии, привлекают к ответственности... Да, делается это очень медленно, но мотив у власти есть – она четко знает, что монополия на насилие должна быть у нее (см. последнее заявление Авакова по поводу выборов). Иначе ее сметут, как смели Януковича.

Примерно такая ситуация вырисовывается в оппозиционном лагере. У обеих стратегий есть свои сильные и слабые стороны и можно выбирать любую. А равно и голосовать за любого кандидата. Главное – не ошибиться.

Антифашист

Leave a Reply