«Дана» против «Богданы» и другие детективные сюжеты украинской оборонки

На сайте издания Defense Express 8 декабря было опубликовано интервью заместителя министра обороны Украины по вооружению Александра Миронюка. Замминистра демонстрировал чудеса дипломатии, стараясь сказать так, чтобы его правильно не поняли. Нам, однако, кажется, что некоторые несложные ребусы мы разгадали
Для начала — о самом персонаже. Александр Миронюк родился в 1973 году, окончил Одесский институт сухопутных войск и Киевский политех. В армии служил с 1990 до 2012 года, дойдя до должности командира полка спецназа. Служил в миротворческих силах в Ираке и Афганистане. С 2013 года работал на государственных предприятиях, входящих в состав ГК «Укроборонпром». Пост замминистра занимает с марта 2020 года. В общем, крепкий такой профессиональный военный.

«Дана» и «Богдана»

Сейчас развивается масштабный скандал вокруг закупки чешских 152-мм САУ Dana-M2 на автомобильном шасси. Профессиональные патриоты вдруг почувствовали «зраду» и подняли шум: дескать, в Минобороны планируют уничтожить чисто отечественную разработку — 155-мм САУ «Богдана» (тоже на шасси грузовика, только не «Татры», а КрАЗа).

Миронюк дипломатично успокаивает патриотов — заказа, дескать, ещё нет, проект «Богдана» успешно развивается, он нужен и полезен. А вообще «этот вопрос несколько шире, чем просто закупка. Во-первых, это замена старых артсистем. Во-вторых — частичное производство на территории Украины. А далее — полный цикл производства на мощностях отечественных оборонных предприятий».

Но при этом он проговорился относительно момента, который был очевиден с самого начала авантюры с «Богданой»: 155 — «натовский» калибр, в то время как в украинской артиллерии принят калибр 152 мм (шесть дюймов). Никакого смысла в разработке «Богданы», помимо вполне призрачной «евроатлантической интеграции», не было изначально. И когда Миронюк говорит, что «Богдана» нужна, есть у нас подозрения, что нужна она как раз для того, чтобы заткнуть хлеборезки профессиональным патриотам и евроинтеграторам.

Читайте также:  Зеленский между Аденауэром и Пак Чон Хи

Украинская же армия нуждается в замене существующих артсистем Д-20 (выпускались с 1953 года) и 2А33 (с 1970 года) под имеющиеся снаряды.

При этом замминистра отметил, что замкнутого снарядного производства на Украине нет и в случае перехода на натовский калибр «нужно создать такую ​​кооперацию между странами ЕС или НАТО, чтобы у нас эта кооперация позволяла из составных частей производить эти снаряды на Украине». Вопрос о том, кто позволит Украине производить продукцию, которую должны выпускать в Европе и США и продавать за валюту, Миронюк дипломатично обошёл, указав, что «этот вопрос надо рассматривать не только с точки зрения Министерства обороны».

«Дана» против «Богданы» и другие детективные сюжеты украинской оборонки

Морская мощь

Естественным образом, прозвучали и заявления относительно морских вооружений.

Например, по поводу сборки на Украине британских катеров, оказывается, всё ещё не решено — это МО Украины настаивает на украинской сборке и вооружении их украинскими ракетами (получается, что они есть, только вот для вооружения единственного украинского ракетного катера их нет), а англичане ещё ничего не решили. И, как легко догадаться, последнее слово будет как раз за ними…

Интересный момент касается отечественного производства: «У нас тоже не достроен ещё один МБАК "Гюрза" и десантный катер "Кентавр". После их достройки потребность в катерах такого класса будет закрыта, и они будут нуждаться только в модернизации».

Малые бронированные артиллерийские катера «Гюрза» (на самом деле — усовершенствованная версия «Гюрза-М») для ВМСУ выпускаются с 2012 года. В июне 2015 года командующий ВМСУ вице-адмирал Сергей Гайдук заявил, что до конца 2020 года Военно-морские силы Украины должны получить 18 катеров проекта 58155. И вот в 2020 году замминистра обороны заявляет, что после постройки БК-08 «потребность в катерах такого класса будет закрыта», а для ВМСУ более актуальна постройка четырёх корветов по турецкому проекту.

Заметим, что Миронюк фамилию Порошенко вообще не упомянул. Хотя она напрашивается. Ведь катера, потребность в которых будет закрыта при выполнении менее половины заказа, выпускались на принадлежащей Порошенко «Ленинской кузнице»…

Читайте также:  К чему приведут новые предложения о «мире в Донбассе»
«Дана» против «Богданы» и другие детективные сюжеты украинской оборонки
Где выпускать технику?

Обсуждалась в интервью и судьба перспективного автоматизированного комплекса управления артиллерийским огнём «Оболонь-А», разработанного львовским заводом «Лорта» (бывший завод им. Ленина, выпускавший радиотехнику для ПВО и космических программ).

Опять же — тонкий намёк на толстые обстоятельства: «Мы надеемся, что производитель вовремя выполнит своё обязательство перед украинской армией». Раз надеется, значит, уверенности нет, но есть какая-то информация о степени ответственности и пряморукости львовских оружейников. В общем — надежда умирает последней.

Ну и вывод, который делается из этой нерассказанной (дабы не подрывать обороноспособность нации) истории: «Для обеспечения автоматизации управления всеми войсками есть два пути. Это использовать те системы, которые уже есть в мире. Второй — создавать свои системы управления. Этот путь длиннее, но менее прогнозируемый. До сих пор мы шли этим путём, пытались создать отечественные системы. Однако вы сами сказали, что в войсках вы их не увидели» (подразумевается — и не увидят?).

И, заметьте, Миронюк как раз сторонник того, чтобы загрузить военными заказами украинские заводы. Но в случае с системами управления он почему-то особого оптимизма и патриотизма не демонстрирует. Почему, интересно?

О работе Минобороны

Отдельно Миронюк заговорил о порядке госзакупок: «Это "правила игры", по которым надо "играть", многие считают это бюрократией. Нет, это система создания и развития вооружения и военной техники. Это то, что, к сожалению, у нас пытались сломать несколько лет назад».

«Пытались сломать несколько лет назад»… Хм… Как интересно… «Несколько» — это, простите, сколько? Десять лет назад? Ну, тогда бы он прямо сказал, что это было при антинародном режиме диктатора Януковича и он лично против этого протестовал… Ну, или не протестовал, но затаил за пазухой огромную фигу (не фрукт).

Да нет. Последняя попытка что-то «сломать» в Минобороны относится к 2014 году — это когда туда был направлен «волонтёрский десант», который начал увлечённо «ломать коррупционные схемы», а точнее — создавать новые и вписываться в них. Продукт этого симбиоза активизма и коррупции хорошо известен.

Читайте также:  Украина остановилась. Первый день транспортного апокалипсиса

И тут опять-таки напрашивается упоминание Порошенко, при котором этот «десант» состоялся (и, кстати, многие известные «десантники» совершенно случайно стали не менее известными «порохоботами»). Напрашивается, кстати, и упоминание нового главы «Укроборонпрома» Юрия Гусева — тоже «десантника» в прошлом. Он, кстати, назначен уже Зеленским, причём назначался каждый раз «с боем» — в Херсоне против его назначения губернатором протестовали местные «слуги народа», хватало недовольных и перед его перемещением назад в Киев… Но, повторим, всё это осталось за рамками интервью — только намёками.

Резюме

С одной стороны, мы радуемся проблемам украинской оборонки, потому что то, что она производит, естественным образом обрушивается на головы граждан Украины.

С другой стороны, мы всё же хотим верить, что когда-нибудь находки украинских оружейников будут служить обеспечению безопасности страны и давать валютную выручку в казну.

Но это вообще. А в данном случае нас, конечно, заинтересовал совершенно другой вопрос: а где СытникШабунин и орда профессиональных и не очень «борцов с коррупцией»? Намёки в тексте интервью более чем прозрачные — только копни…

Leave a Reply