Байден & Путин: будет ли «Большая сделка – 2»?

Тяжело без скепсиса относиться к концепции так называемой «Большой сделки», которая была популярна в начале президентства Дональда Трампа. Начало президентства Джозефа Байдена ознаменовалось усилением напряжённости. Пошли разговоры о новой мировой войне, и тут – Байден позвонил Путину. И предложил провести личную встречу
Позвонил он тому политическому лидеру, которого недавно публично назвал «убийцей». И не страшно ему с «убийцей»-то встречаться? Наверное, нет. Говорить — это одно, а выводить двухсторонние отношения из сильнейшего кризиса — совсем другое. Тем более что Путин угроз не испугался, а положение США явно далеко не блестящее — Байден таки объявил о выводе американских войск из Афганистана.

Вообще, президент США сам находится в критическом положении.

Во-первых, попытка управлять миром из Вашингтона оказалась неудачной — мир из Вашингтона уже не управляется. Попытка навязать такое управление закончится плохо — Байдену уже напомнили результаты учений 2014 года, на которых выяснилось, что с Россией по-прежнему ядерный паритет и гарантированное взаимное уничтожение. А с тех пор ситуация изменилась только в худшую для Вашингтона сторону (не зря демократическая администрация продлила соглашение об ограничении вооружений).

Во-вторых, положение самого Байдена непрочное. Он стал президентом по результатам самых сомнительных в этом веке выборов, он находится в плохой физической и психической форме, а его репутация сильно подмочена коррупционным скандалом. Причём то, что он таки занял место в Белом доме, все эти проблемы отнюдь не обнулило.

О чём будут договариваться стороны? Нас могут обвинить в том, что мы гиперболизируем роль Украины в современной мировой политике, но сейчас свет клином сошёлся именно на Украине. Во всяком случае, желание Байдена встретиться с Путиным последовало за беспрецедентным обострением в российско-украинских отношениях и серией заявлений украинских должностных лиц о том, что вопрос решения проблемы Донбасса военным путём не рассматривается.

Читайте также:  Кто мешает Киеву выполнить Минские соглашения

Речь, собственно, идёт о тупике, в который загнали новую американскую администрацию она сама и её украинские партнёры, уже научившиеся манипулировать Вашингтоном посредством «российской угрозы».

Сначала США и Украина попытались заставить Россию пойти на уступки в реализации Минских соглашений путём провоцирования военного противостояния. Для России военный конфликт с Украиной будет иметь крайне тяжёлые последствия, поскольку приведёт к гарантированному кризису в отношениях с Европой и прекращению строительства «Северного потока — 2». С другой стороны, такой конфликт освобождает Россию от каких-либо ограничений и даёт возможность таким образом сконструировать Украину, как душе будет угодно. И, кстати, вернуть контроль над газопроводом, вообще исключив американский интерес.

Потом была сделана попытка запугать Россию вступлением Украины в НАТО и/или размещением на её территории американских войск. Что интересно, заявления такого толка исходят именно от Украины. Для самих США этот шаг невыгоден, поскольку возможности для политической игры резко сокращаются, США придётся брать на себя ответственность за защиту явно неадекватного киевского режима, а отношения с Россией ещё более ухудшатся.

Впрочем, последней каплей стал даже не «донбасский тупик», а угроза конфликта в совсем другом конце мира — всё чаще ходят слухи о том, что подарком к столетию Компартии Китая (создана 23 июля 1921 года) станет воссоединение территориальной целостности КНР. В смысле — силовое присоединение Тайваня, независимость которого гарантирована США. Так это или нет — сказать трудно, но Китай постоянно проводит впечатляющие военные демонстрации.

В этих условиях США надо выбирать между Украиной, которой они ничего не должны, и Тайванем, которому они как раз наоборот — должны (контроль над Тайванем — одна из ключевых составляющих американского влияния в Юго-Восточной Азии). Чтобы разруливать тайваньский кризис, нужен как минимум нейтралитет России. А переход украинского кризиса в горячую фазу такой нейтралитет исключает.

Потому договариваться Байден и Путин будут, прежде всего, именно о нормализации ситуации на Украине. Основными составляющими будут, очевидно:

— прекращение военных приготовлений сторон (Россия тут охотно пойдёт на уступки);

Читайте также:  «Украинская неправда». Выпуск №1

— продолжение переговоров в «минском» и, возможно, в «нормандском» формате;

— прекращение разговоров о возможности вступления Украины в НАТО (соответствующее заявление уже сделала Германия, и вполне вероятно, что она осуществила свой демарш по согласованию с партнёрами) и о размещении войск НАТО на территории Украины на постоянной основе;

— прекращение игр вокруг «Северного потока – 2».

До реализации Минских соглашений ещё далеко. Для этого нужны как минимум денацификация и восстановление правового государства. О каких юридических гарантиях прав жителей Донбасса может идти речь в стране, в которой борьба с преступностью ведётся при помощи санкций СНБОУ против криминальных авторитетов? Сейчас большим успехом будет заморозить конфликт до того состояния, в котором он находился после парижского саммита. И личная встреча президентов США и России открывает дорогу к этому.

Leave a Reply