Азовское сидение

Итальянская колония Тана (бывший греческий Танаис) была захвачена турками в 1471 году и отстроена в виде мощной крепости, контролирующей низовья Дона.

Крепость препятствовала выходу донских казаков в Азовское море. Кроме того, у них были основания полагать, что крепость может быть использован турками для зачистки всего Дона в целом (туркам было не до того - они с Ираном воевали, но логика в этом предположении была).

В 1637 году казаки взяли Азов штурмом. Среди прочих был убит турецкий посол Фома Кантакузин (он, вообще, ехал из Москвы вместе с толмачом из Посольского приказа).

Это безобразие вызвало законную обеспокоенность со стороны Блистательной Порты, и в 1641 году Азов был осажден турецкими войсками. Считается, что турецкая армия составляла 120 тыс. человек (теоретически возможно, если турки планировали быстро взять Азов и продолжить "зачистку"), а казацкий гарнизон Азова - 5 тыс.

Однако, что-то пошло не так. После почти четырехмесячной осады турецкая армия, понесшая большие потери, была вынуждена уйти в Крым.

Крепость была сильно повреждена, помощи от Москвы казаки не дождались и в 1642 году Азов оставили.

Турки его отстроили снова и потеряли уже в 1696 году. Петру I для взятия Азова пришлось сформировать довольно большую армию и построить флот в Воронеже.

Я, собсна, об чем?

Азовская эпопея - типичный, хотя и не химически чистый, пример московской политики.

Донские казаки считали себя подданными московского царя, хотя, скорее, в плане духовном (как православные). Они с самого начала предлагали правительству Михаила Федоровича взять Азов под свою власть и посадить в Азове воеводу (небось, у себя они воевод не принимали...).

Читайте также:  Был ли Айвазовский украинцем?

Оно же правительство заняло очень гибридную позицию.

С одной стороны, оно казаков жаловало, снабжало оружием и деньгами.

С другой стороны, в отношениях с Блистательной Портой делало вид, что оно тут не причем, и "ихтамнет". Казаки же взяли Азов воровским способом, и если султан изволит тех воров перебить, к нему никаких претензий не будет.

Разумеется, эта политика двойных стандартов была прозрачной как первак и вызвала соответствующую реакцию и в Стамбуле (Москва слабая), и на Дону (мать-мать-мать).

В общем, Москва предпочла без боя отдать крайне важный для нее плацдарм, который через полсотни лет пришлось отбивать с большими потерями и тратой драгоценных ресурсов. Зато можно было не быть благодарными по отношению к казакам.

Справедливости ради отмечу, что внешнеполитическое положение державы первого Романова было так себе. Ей приходилось воевать на два фронта, и если от татар отбиться удавалось, то "Смоленская офензива" закончилась чувствительным щелчком по носу от поляков (для профилактики пришлось даже казнить воеводу боярина Михаила Шеина) и только удачная дипломатическая работа позволила свести дело даже к небольшой перемоге (вернуть пару северских городов). В общем, Москва, скорее всего, действительно не имела возможностей удержать Азов (тем более - ценой войны в Турцией).

Leave a Reply