Цели войны и идеология украинского национализма

В интервью изданию The Economist Владимир Зеленский обозначил своё понимание победы: «Это возможность спасти как можно больше жизней. Без этого ничто не будет иметь смысла. Наша земля важна, да. Но в конечном счете это просто территория». Хорошая мысль, но действительно ли Зеленский так думает?

Если мы вспомним, что гражданская война на Украине началась в 2014 году, мы вправе усомниться в сказанном президентом. Уже с 2019 года, мысля в этой парадигме, можно было остановить конфликт в Донбассе. Причём тогда ведь не стоял вопрос обмена людей на территорию — ДНР и ЛНР оставались в составе Украины.Нынешняя стратегия обороны Украины тоже отнюдь не производит впечатления направленной на сохранение жизни людей. Скорее — строго наоборот: украинские войска закрепляются в крупных городах и фактически берут население в заложники, пользуясь ограничениями, которые в одностороннем порядке взяла на себя Россия. В настоящей, конвенциональной, войне российская артиллерия и ВКС сносили бы с лица земли всё живое и неживое, а потом спецназ зачищал бы случайно уцелевшее. Так действовали США в Сирии. Но, поскольку декларирована не война, а специальная военная операция с весьма ограниченными целями, да ещё и в отношении братского народа, то такие действия не применяются.

Справедливости ради следует сказать, что с чисто военной точки зрения это решение выглядит понятным — в условиях слабости авиации и средств ПВО украинская армия крайне уязвима и маломобильна. То есть она может только обороняться, вцепившись в города. Сами по себе города и их население украинских военных не интересуют. Их задача — не защитить кого-то или что-то, а нанести наибольший ущерб противнику.

В общем, впечатление от реальной стратегии прямо противоположное декларируемому — Зеленский не хочет мира и не хочет сохранять жизни людей. Причём цели войны формулируются не только и не столько им, сколько в США. «Вашингтонский обком» может себе позволить быть более радикальным — его-то на Украине уж точно ничего не связывает (Зеленскому, чисто по-человечески, может быть кого-то или что-то жаль, хотя на его действиях это не отражается).

Читайте также:  Ложь и правда об отношениях России и Украины. Как это видят на Западе

Итак, какие же цели войны с точки зрения Киева и Вашингтона?

Тут нужно сделать предварительное замечание — Вашингтон изначально рассматривал территорию Украины как плацдарм для давления на Россию. Плацдарм, так или иначе, явление временное. Или силы обороняющейся стороны его сокрушают, или наступающая сторона развивает успех. Так или иначе, интерес к плацдарму имеет сугубо временный и технический характер — сегодня копаем окопы, а завтра бросили и забыли.США не собирались надолго закрепляться на этой территории (30 лет с исторической точки зрения не так уж много) и не собирались вкладываться в её развитие и создание «лучшей России», которой грезили российские либералы. Когда российское руководство решило избавиться от вражеского плацдарма у себя под боком, США с лёгкостью им пожертвовало. Тем более что туземное руководство Вашингтон, мягко говоря, достало.

Если исходить из того, что целостность и даже само существование Украины в нынешнем виде никого не интересует, то логичными выглядят две цели войны.

Во-первых, убить как можно больше украинцев.

Сюда отлично вписывается и размещение войск в жилых кварталах, и раздача оружия неуправляемой территориальной обороне (по сути — бандитам), и пытки и расстрелы военнопленных на камеру. Впишутся и массовые убийства украинцев украинской же армией. В конце концов, она этим восемь лет занимается и продолжает заниматься сейчас, направляя «Точки» не только на города Донбасса, но и, например, на Бердянск. Демонстративные пытки и казни пленных — из той же копилки.

С одной стороны, результатом должно быть озверение сторон, раскручивание взаимной ненависти и продление, насколько это возможно, войны.

С другой стороны, в отличие от украинских пропагандистов, в Вашингтоне отлично понимают, что украинцы — ресурс для России. И чем меньше Россия получит украинских рук и мозгов — тем лучше для её противников.

Во-вторых, как можно сильнее разрушить инфраструктуру Украины.

Отметим, что разрушением инфраструктуры (подрыв мостов и т.п.) занимаются, преимущественно, украинские войска. Оправданность этих действий с чисто военной точки зрения — под вопросом.

Российские войска, имея значительное превосходство в средствах дистанционного поражения, очень ограниченно используют их против железных дорог, портов, промышленных предприятий.

Читайте также:  Правдивая повесть о том, как Джозеф Байден отразил российское нападение на Украину

Расчёт тот же самый: с одной стороны, усилить взаимную озлобленность, с другой — лишить Россию ресурса и заставить вкладывать значительные средства в восстановление инфраструктуры (Украина ничего восстанавливать не будет, даже если, допустим, сохранится в нынешних границах — у неё просто денег нет).

Интерес Вашингтона понятен, но в чём же интерес Киева? Ведь политика эта откровенно самоубийственная…

Чтобы это понять, надо послушать речи теоретика современного украинского национализма Андрея Билецкого (духовного лидера террористической организации «Азов» и политического — террористической же партии «Национальный корпус»).

Для него, так же как для другого «теоретика» — Дмитрия Корчинского, идеалом государственного устройства является Афганистан или Сомали: никакой промышленности, никакой культуры, образование — начальная идеологическая подготовка, медицина — военно-полевая. Никакой центральной власти — вся власть у полевых командиров. Всеобщее вооружение народа, который ненавидит любых чужаков и немедленно оказывает отпор. А спикер нынешних властей Алексей Арестович ещё недавно восхищался «сетевой структурой будущего» — ИГИЛ*. Так что публицисты, использующие термин «ТОЗР УГ» (террористическая организация, запрещенная в России — Украинское государство), не так уж преувеличивают…

Ну и ещё один момент — сколько-нибудь интеллектуальные представители украинского национализма отдают себе отчёт, что Украина, по сути, является частью России. Неважно — в качестве составляющей или альтер-эго. Важно, что без России никакой надобности в Украине нет. В художественной форме это изобразил, например, львовский писатель Александр Ирванец в повести «Очамымря» — постапокалиптическое государство на руинах Киева существует ровно до тех пор, пока борется с драконом Очамымрей. Дракон побеждён — народ разбредается.В силу этого нормальный украинский националист ненавидит Украину примерно в той же степени, как Россию, и все силы направляет на её уничтожение — только чтобы нанести ущерб России.

Нынешнее поведение украинской власти и военного командования как раз наглядно демонстрирует, насколько глубоко проникла нацистская идеология в армию и сам политический класс Украины. Ведь массовая и практически бесконтрольная раздача оружия населению — в чистом виде реализация нацистской идеи всеобщего вооружения. Да и отказ от централизованного военного командования — следствие не только невозможности, например, отвести группировку ООС за Днепр, но и подсказанного националистами отказа от единой государственности.

Читайте также:  Годовщина «предпобеды» Зеленского

Потому, когда украинцы спрашивают, от кого вы нас спасаете, отвечать надлежит — от самих себя.

* Террористическая организация, запрещена в России

Leave a Reply