День Соборности в Киеве

Они пересекаются. Две тенденции в общественном мнении Украины

Выбор украинцев, по данным социологических исследований, нуждается в определенной расшифровке – сами по себе цифры говорят немногое.

Перспективы дальнейшего развития Украины, возвращения ее к более адекватной внутренней и внешней политике, обусловлены не только текущей политикой (пусть даже и глобальной), но и социально-философскими аспектами. Украина все еще стоит на распутье, и ей нужно делать выбор…

В текущем году за независимость Украины готовы были проголосовать от 70% (Киевский международный институт социологии) до 76% (Центр им. Разумкова) опрошенных. Напомню, что в 1991 году за независимость проголосовало 76% от всех избирателей (90% – в пересчете на явку).

В то же время, в случае проведения референдума за вступление в ЕС проголосовало бы от 53% (КМИС) до 56% (большое исследование четырех центров). Также довольно высока и поддержка вступления в НАТО – от 41% (КМИС) до 43% (четыре центра).

Очевидно, что массивы людей, которые положительно ответили на эти вопросы, в значительной степени пересекаются. Тем более, что основное число положительно ответивших на все три вопроса приходится на Западную и Центральную Украину.

Удивляет тут то, что вопросы, в принципе, имеют противоположный смысл. Независимость – это максимум суверенитета, в то время как вступление в ЕС и НАТО предполагает очень существенное ограничение этого самого суверенитета.

Разумеется, тут сразу можно привести ряд соображений политико-философского и социологического характера:

  • Независимость предполагает свободу выбора интеграционного проекта (на более примитивном уровне – "выбор хозяина").
  • Украинские избиратели не отдают себе отчет, насколько членство в ЕС и НАТО ограничивает суверенитет.
  • Население Западной Украины, говоря о независимости, имеет в виду независимость от России. Потому совершенно естественно выглядит сочетание независимости (от России) и зависимости (от Запада).
  • Речь идет о желании перенести решение своих вопросов на внешний субъект – касается ли это социально-экономического благополучия (ЕС), безопасности (НАТО) или условно понятой "демократии" (оба объединения).
Читайте также:  Украинский Закон о госязыке: Что в нем нового и как он будет действовать

Вот последний тезис хотелось бы развить.

Мне кажется, что сведение проблемы к вареникам, которые бы сами прыгали в рот (ходульно-карикатурный образ ленивого хохла), не совсем корректно. Украинцы вполне способнык самоорганизации ради самозащиты (достаточно просмотреть историю XVII века) и более чем способны к обустройству достаточно комфортной жизни для себя – как в рамках примитивного хозяйства, так и при развитом разделении труда.

Тем не менее, с национально-государственными проектами у Украины не ладится. Почему?

Одна из версий ответа на этот вопрос состоит в том, что украинцы – имперская нация. Им нужно великое служение. Им нужен размах. Масштаб маленького национального государства типа Эстонии им скучен.

При этом, у украинцев есть опыт пребывания в составе разных имперских проектов – как европейских, так и в евразийском. В европейских проектах уровень украинцев выше местного самоуправления никогда не поднимался, а в евразийском проектеукраинцы выступали в качестве идеологов, государственных управленцев, полководцев. Сержантов, в конце концов (это вам не хиханьки – армия на сержантах держится).

Тем не менее, в принципе большой разницы между участием в том и этом проекте нет. Главное – участие. Выбор же проекта в большей степени связан с тем, какой проект, собственно, актуален на настоящий момент. Напомню, кстати, что немалая часть украинских прозападных националистов ранее вполне комфортно себя чувствовали в структурах СССР и были разочарованы его распадом, перекрывшим для них возможность дальнейшей карьеры.

Трагедия Украины в том, что сейчас актуального для нее имперского проекта просто нет.

Современная Россия предлагает в качестве глобального проекта именно укрепление национального суверенитета (это только одна из возможных версий, но в СМИ она продвигается довольно последовательно). Что, повторю, для украинцев скучно.

ЕС и НАТО – реально существующий американский имперский проект, но Украину туда не пускают. Пока что он привлекателен самим фактом своего существования, но кормить им украинцев становится затруднительно.

На этом фоне усиливается, больше от безысходности, антиимперское направление в общественном дискурсе. Оно, пока, слабо и в организационно-политическом смысле не самостоятельно, но опирается на давнюю традицию "хатаскрайничества".

Читайте также:  Национальная безопасность по-украински: Порошенко закрепил в законе войну в Донбассе

Сейчас это направление имеет уже не так антироссийский (в силу неактуальности российского имперского проекта), а евроскептический характер. И если Россия действительно предлагает сейчас миру новое возвращение национальных государств, то ее партнерами в Украине внезапно оказываются различные экстремистские организации, запрещенные в РФ… А основная масса населения оказывается вообще незадействованной.

РИА Новости Украина

Leave a Reply