взрывы в калиновке

Взрывы под Винницей разожгли конфликт между украинскими силовиками

Украинские силовые ведомства активно спорят о том, кто виноват в недавних взрывах на военном складе под Винницей. Иначе говоря – кому предъявить счет за ущерб на 800 млн долларов? Разумеется, немедленно возникла версия о «российской диверсии». Но реальные причины ЧП, похоже, куда более прозаичны.

Данные о диверсии как причине пожара на складе вооружений близ Калиновки в Винницкой области не подтвердились, заявил главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос.

«Никаких (диверсионных) групп, о которых говорил советник министра обороны, ДРГ или тех, кого задержали или кто-то сбежал, не было», – подчеркнул он.

Напомним, помощник министра обороны Украины, советник Порошенко Юрий Бирюков говорил не просто о диверсии, но об атаке беспилотника (заметим, главный военный прокурор Матиос отдельно подчеркнул: данных о беспилотных летальных аппаратах также не было).

У советника главы МВД, бывшего руководителя МЧС Украины Зоряна Шкиряка не было «никаких сомнений», что пожар на складе – это «российская диверсия». Но среди советников министра внутренних дел Арсена Авакова выявились разночтения.

Другой советник, Антон Геращенко, обычно оперативно находящий «руку Москвы», на сей раз обрушился с обвинениями на руководство минобороны Украины. В «военной катастрофе» под Винницей виноваты глава генерального штаба ВСУ Виктор Муженко и его заместитель, отвечающий за сохранность военных складов, объявил Геращенко.

Пожар, а затем и взрывы произошли вечером 26 сентября на крупнейшем складе боеприпасов ВСУ близ Винницы. Эвакуированы более 30 тыс. местных жителей. Инцидент совпал с днем рождения Порошенко, на что указал Михаил Саакашвили

Более того, от советника главы МВД досталось и президенту Петру Порошенко. Если глава украинского государства после серии взрывов военных складов продолжит делать вид, что «ничего не происходит», это будет преступлением против безопасности Украины, заявил Геращенко.

Но обратимся не к частным мнениям, а к позициям госорганов Украины. Накануне в Службе безопасности Украины сообщили: сотрудники СБУ займутся расследованием диверсии как причины пожара на военном складе. В СБУ сослались на решение военной прокуратуры. Но, как уже было сказано выше, главный военный прокурор Матиос «закрыл» версию о диверсии.

Читайте также:  Энергонезависимость Украины - это история про цыгана, который учил лошадь обходиться без еды

«Утилизация через пожар» обошлась Украине в 800 млн долларов

Пока киевские политики и силовики «путаются в показаниях» и ищут несуществующие российские дроны, в Верховной раде подсчитывают ущерб от уничтожения танковых боеприпасов. Он составил около 800 млн долларов, полагает секретарь парламентского комитета по нацбезопасности и обороне, депутат от Блока Петра Порошенко Иван Винник.

Если «говорить, что ничего не случилось, и говорить, что танковые снаряды там не были нужны, и их все равно пришлось бы утилизировать... то надо было их просто продать и получить в бюджет 800 млн долларов», – заявил парламентарий.

Как отмечала газета ВЗГЛЯД, масштабные пожары на военных складах стали «фирменным знаком» украинской армии задолго до Майдана и войны в Донбассе. Только на артиллерийских складах в Новобогдановке близ Мелитополя такие пожары случались в 2004, 2005 и 2006 годах.

«Традиция» продолжилась и в последнее время. В октябре 2015 года взрывались боеприпасы в Сватово Луганской области, в июле 2016 года – возле поселка Гончаровское Черниговской области. В марте этого года случился самый крупный за последнее время пожар – на складе боеприпасов в Балаклейском районе Харьковской области. А всего менее недели назад горел арсенал воинской части ВСУ под Мариуполем.

Но после 2014 года киевские силовики получили возможность списывать происшествия на военных складах не на халатность и нарушение техники безопасности, а на происки российских спецслужб. Так, упомянутый выше внештатный советник Порошенко Бирюков заявлял: мартовские пожар и взрывы на складе в Балаклее были, разумеется, диверсией.

Взрывы произошли очень не вовремя

Взрывы в Калиновке всколыхнули межведомственную войну, которая на Украине в самом разгаре, полагает директор украинского Центра политического маркетинга Василий Стоякин.

Читайте также:  Политмаркер. Вып.1. Трамп и все-все-все

«Есть противостояние между силовыми ведомствами. Дело в том, что министерство обороны и СБУ – президентские, а МВД и МЧС – это структуры руководства «Народного фронта» (партии экс-премьера Арсения Яценюка – прим. ВЗГЛЯД). Между ними есть серьезные противоречия», – рассказал он газете ВЗГЛЯД.

Нынешний же виток конфликта связан с тем, что эти взрывы произошли очень не вовремя, считает Стоякин.

И дело не только и не столько в том, что инцидент стал «подарком» ко дню рождения Порошенко (тема, которую обыграл Михаил Саакашвили).

«Сначала западные СМИ публикуют информацию о торговле Украины оружием с Южным Суданом, потом следует очень невнятная реакция со стороны официального Киева, затем начинаются антитеррористические учения в Винницкой области, и прямо в процессе этих учений происходит взрыв складов. Все, как сейчас принято говорить, зашкварились очень сильно», – подчеркнул собеседник.

По словам Стоякина, вряд ли это вызовет переход войны ведомств в «горячую» фазу, так как они все же сильно зависят друг от друга, однако обязательно постараются найти виноватого во всей этой ситуации, иначе «доверие на Западе будет потеряно совсем и навсегда».

Эксперт напомнил, что Порошенко в ходе его поездки в США и так отказали в поставках летального оружия, а после этих взрывов ему «никаких «Джавелинов» не видать как своих ушей».

Пятая версия

Главный военный прокурор Украины Матиос ранее назвал четыре основных версии, которые разрабатывало его ведомство.

По первым двум версиям, речь могла идти о диверсионном акте. Либо на территорию воинской части проник человек, установивший бомбу. Либо взрывное устройство было вмонтировано в боеприпасы, которые поступали в воинскую часть на хранение. Как уже было сказано выше, сейчас военная прокуратура не рассматривает эти варианты.

«Третья версия – уголовное правонарушение, совершенное работниками, которые устанавливали видеонаблюдение на территории части. И четвертая – уголовное правонарушение, совершенное в связи с нарушением порядка хранения боеприпасов и их технического обслуживания», – заявил Матиос.

Читайте также:  «Убийство личности такого масштаба – это огромный резонанс»

Василий Стоякин предположил, что взрывы на складе могли быть выгодны тем, кто мог участвовать в «вероятной операции по перепродаже оружия Судану», чтобы нельзя было найти следов.

Подобную же версию допускает и замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. «Взрыв могли организовать сами работники (базы), чтобы скрыть недосдачу поставок оружия – к примеру, в Южный Судан», – заметил Храмчихин в комментарии РБК.

Что может «прикрыть» кандидат в «стрелочники»

По мнению Василия Стоякина, в качестве крайнего скорее всего будет избран глава генштаба Муженко, к которому «и так уже критическая масса претензий накоплена».

Нельзя сказать, что претензии к руководству украинского минобороны беспочвенны. Директор Украинского института анализа и менеджмента политики, бывший зампред общественного совета при минобороны Украины Руслан Бортник напоминает: были публикации о коррупционных скандалах вокруг склада в Калиновке.

В 2015 году командир воинской части полковник Игорь Малежик был осужден за халатность, приведшую к ущербу на сумму 188 тысяч гривен. «Был осужден за разворовывание как раз на пожарной безопасности», – заметил Бортник в эфире киевской радиостанции «Голос столицы». При этом, напоминает политолог, в том же 2015 году воинская часть получила десятки миллионов гривен именно на надлежащее хранение этих боеприпасов. До этого, в 2014-м, в Калиновку «ушли» 600 млн гривен финансирования.

Бортник указывает на «загадочное» обстоятельство – по утверждению местных жителей, в момент пожара на складе не спешили гасить огонь. Нельзя исключить, что пожар действительно прикрывал халатность.

Взгляд