Портфели

Политический сезон 2017-2018: «горячие» темы и «жаркие» тенденции

В Украине каждый новый политический сезон – "горячий". Предстоящий сезон – не исключение. Предстоит дать ответы на ряд важных вызовов. В то же время, все не так уж и горячо: выборы не скоро, вероятность досрочных - не велика, а все может подождать.

Законодательство

Рада разошлась на каникулы, не завершив целый ряд реформ. Задач тут много, но четыре – основные.

Пенсионная реформа. Пока существует только концепция правительственного законопроекта с "гибридным" повышением пенсионного возраста. Очевидно, проект будет проходить с большими трудностями.

Медицинская реформа. Вообще-то у нас нет даже профильного министра. Опыт же перехода на новую систему в других странах показывает, что следствия бывают катастрофическими – исчезновение сельской медицины и резкий рост смертности.

Реформа образования. Новый проект предполагает 12-тилетнее образование, существенное снижение уровня знаний и "гибридную" ликвидацию образования на языках национальных меньшинств.

Эти три реформы имеют определенные шансы на принятие, хотя, скорее всего, не в "чистом" виде, а с поправками.

Земельная реформа. Тут ситуация более очевидна – хотя речь идет о требовании МВФ, в Украине слишком сильна оппозиция к введению рынка земли. Даже не смотря на то, то выборы еще не скоро, желающих хоронить свои политические перспективы найдется немного. Более того, попытка протащить эту реформу может спровоцировать политический кризис и досрочные выборы.

Правительство

Правительство до сих пор не отчиталось перед парламентом и это вызывает определенное недовольство. Однако, в парламенте пожалуй нет критической массы недовольных и, тем более, нет большинства, которое осилило бы формирование нового правительства.

Существуют определенные трения между президентом и премьером, но показательно уже то, что ни одна сторона не выдвигает другой открытых претензий. Очевидно, это "тихая" ссора внутри "семьи" и она не задевает стратегических интересов обоих персон.

Читайте также:  Мустафа и Третий Майдан

Скорее всего, тут идет толкотня за имидж: между президентом и премьером всегда имеется соперничество по вопросам, кто будет отвечать за проблемы, а кто – хвалиться достижениями. Правда, в случае с Евгением Марчуком это соперничество даже стало основанием отставки…

В общем, отставка правительства может последовать только в результате каких-то чрезвычайных событий.

Иное дело – персональный состав правительства.

Министру инфраструктуры Владимиру Омеляну уже, кажется "сплели лапти", но до последнего времени не было понятно, кто именно будет его преемником – уж очень "вкусное" ведомство.

И.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун "зависла" – претензий к ней столько, что назначить ее министром нельзя, но сам по себе пост, в условиях необходимости проведения очевидно самоубийственной реформы, становится "токсичным".

Из США доносятся совершенно определенные сигналы относительно нежелательности сохранения постов министром иностранных дел Павлом Климкиным и главой СБУ Василием Грицаком. Правда, у президента крайне короткая "скамейка запасных" и следование таким советам может обернуться для него настоящей политической катастрофой…

Политическое поле

На политическом пространстве действуют две тенденции.

Во-первых, это тенденция к усилению президентского влияния на политический процесс.

Эта тенденция предполагает зачистку, в первую очередь, условной "левой" части политического спектра. В свое время новая власть позволила части бывших "регионалов" остаться в политике, но "Оппоблок" и "Возрождение" злоупотребили оказанным им доверием, начали критиковать власть, пытаясь угодить низменным вкусами своих избирателей. Но ведь то, что у нас демократия, не означает, что "вате" можно давать слово?

В общем, на эти силы начали давить уже сейчас, что мы наблюдаем, например, в Николаеве. Вопрос только в том, ограничатся ли приведением их к "правильному" политическому курсу, или дело закончится полной дезинтеграцией. В последнем случае, кстати, остатки фракций могут стать строительным материалом для нового пропрезидентского большинства в Раде.

Также продолжается зачистка неподконтрольных власти медиа-ресурсов, что видно на примере "Вестей", "Страны.UA". Ходят слухи о подготовке "дела политологов-вредителей", первой ласточкой которого стал арест житомирского блоггера Василия Муравицкого (инкриминируют ему, кстати, журналистскую деятельность).

Читайте также:  Три сценария решения проблемы "статуса Донбасса"

Во-вторых, это продвигаемая США идея замены не оправдавшего доверия Петра Алексеевича на более управляемого человека.

Судя по всему, решение уже принято в пользу Святослава Вакарчука. До последнего времени подозрения, что он может рассматривать в качестве кандидата, базировались на обучении на курсах лидеров в США и появлении в социологических опросниках. Сейчас эти подозрения подтвердились – группа "Океан Эльзы" заявила о временном (до возвращения Донбасса и Крыма) прекращении концертной деятельности, а сам Вакарчук призвал прекратить споры на тему русского и украинского языков и заняться строительством единого государства.

Вакарчук, конечно, не выглядит сильной фигурой, но ведь из вызовов перед ним – только победить Порошенко, которого США уверенно топят валом обвинений (вмешательство в американские выборы, дело о корейских ракетах). В остальном же все спокойно – путинская агрессия отражена, начался экономический рост и т.п.

Восстановление территориальной целостности

Относительно Донбасса ситуация пока неочевидна, идет торг.

По состоянию на сейчас США: продемонстрировали политико-дипломатическую и военную поддержку Киева; принято решение о строительстве американской военной базы возле Очакова; правительство Молдовы намерено требовать вывода российских миротворцев из Приднестровья; спецпредставитель США Волкер пообещал, что попытки России заморозить конфликт на Донбассе будут означать ее международную изоляцию, а для прекращения конфликта необходимо вывести российские войска (ранее США на официальном уровне наличие российских войск не признавали). Все это вместе, вероятно, и есть элементы той самой "большой сделки" между РФ и США, о которой говорят некоторые аналитики.

Шаги, которые должны быть предприняты Украиной, пока не проявились.

Учитывая, что Конгресс США, приняв закон о санкциях, фактически обвинил Россию в агрессии против Украины, то логично было принять закон, в котором Россия была бы названа агрессором, а территория Донбасса – оккупированной. Однако, судя по всему, Волкер отмашки на принятие такого закона не дал, заявление же Ирины Луценко с президентом не согласовано.

Президент заявил, что будет добиваться введения миротворческих сил в регион. Это противоречит Минским соглашениям, но это и уступка, поскольку миротворцы вводятся только в регионы внутреннего конфликта, но не межгосударственного.

Читайте также:  Декларации и гражданское общество, кто кого?

Очевидно, торг идет в этом диапазоне – между признанием России страной-агрессором или же признания конфликта внутренним. В обоих случаях выполнение Минских соглашений украинской стороной исключается.

Относительно Крыма Волкер заявил, что США никогда не признают смену его статуса, но благоразумно воздержался от уточнения мер, которые США предпримут для его деоккупации (как минимум, обсуждение темы Крыма будет актуально после восстановления контроля над украинской границей в Донбассе).

Президент же Украины продолжает настаивать на принятии изменений Конституции, которые бы сделали Крым национальной автономией. Я уверен, что если бы у украинской стороны была хоть тень надежды на восстановление украинского суверенитета над полуостровом, о подобных законодательных новациях речь бы не шла.

РИА Новости Украина