Битва на Курской дуге

Страничка истории. Как превратить поражение в победу

Командующий Воронежским фронтом Николай Ватутин пропустил удар Эриха Манштейна. В отличие от командующего Центральным фронтом Константина Рокоссовского, который не допустил прорыва войск Вальтера Моделя.

12 июня 1943 года произошел бой под Прохоровкой, который стал ключевым моментом оборонительной фазы Курской битвы. В советской литературе и кинематографе этот эпизод описан ярко, но, увы, неточно. Пожалуй, стоило бы поговорить подробнее о некоторых моментах Курской битвы.

Реальная история Курской битвы значительно более интересна и менее однозначна. В некоторых моментах она даже напоминает войну 1812 года, в которой русские войска не выиграли ни единого сражения, но, тем не менее, победили.

Поражение Ватутина

В первую очередь важно понять, как немцы вообще очутились в тылу советских войск, около Прохоровки? И тут приходится признать, что командующий Воронежским фронтом Николай Ватутин пропустил удар Эриха Манштейна. В отличие от командующего Центральным фронтом Константина Рокоссовского, который не допустил прорыва войск Вальтера Моделя.

Надо, впрочем, отметить, что Ватутин потерпел поражение от Манштейна не в первый раз. Весной 1943 года он увлекся преследованием отступающих немецких войск, растянул свои коммуникации от Харькова до Новомосковска и пропустил фланговый удар. В результате только что освобожденный Харьков пришлось оставить. Кстати, в результате этого поражения собственно и сформировался южный фас Курской дуги.

В защиту Ватутина следует сказать, что протяженность удобных для наступления участков в полосе Воронежского фронта была больше, чем у Центрального, а у Манштейна было два подвижных соединения – XLVIII танковый корпус Кнобельсдорфа (его так называют в литературе, хотя именно с мая по август 1943 года Отто фон Кнобельсдорф им не командовал – болел) и II танковый корпус СС Пауля Хауссера. Первый завяз в обороне 1-й гвардейской танковой армии Михаила Катукова, а второй, после смены направления удара, смог прорвать оборону Воронежского фронта на всю глубину и выйти на оперативный простор.

Читайте также:  Уроки 1812 года: как из недопобед складывается одна большая победа

Поражение Ротмистрова

Оперативного простора за боевыми порядками Ватутина было негусто – там уже разворачивались войска Резервного фронта, чьи соединения предназначались для растаскивания между основными фронтами в наступательной фазе операции. Именно на них, а точнее – на силы 5-й гвардейской армии Алексея Жадова и 5-й гвардейской танковой армии Павла Ротмистрова, была возложена задача остановить и отбросить эсесовцев. С задачей этой они справились лишь частично.

Прежде всего – никакого встречного танкового сражения, расписанного в советских источниках, не было. Немцы, выходя на новые оперативные рубежи, обычно танки отводили назад, а силами пехоты и артиллерии строили противотанковую оборону – довольно эффективную, о чем советские танковые командиры знали на горьком опыте. Так произошло и в этом случае.

Надо отметить, что встречный маневр танкистов был организован намного лучше, чем пресловутые удары мехкорпусов в ходе Волынского танкового сражения 1941 года – потери на марше были минимальные и войска не рассеялись и не заблудились. Но сам бой был проведен отвратительно – традиционно пренебрегли разведкой, в результате чего советская танковая лава уперлась в советский же противотанковый ров.

Результат образовавшегося тира – потеря 244 танков (немецкие потери – 4 танка) и поле боя осталось за немцами, которые старательно подорвали поврежденную технику…

Ротмистрова ждали оргвыводы, поскольку армии была ослаблена и не сыграла ожидаемой роли в наступательной фазе битвы. Однако, на общем фоне победы, его простили…

Поражение Гитлера

Но если в бою под Прохоровкой Хауссер победил, то почему же не продолжил наступление? Да, собственно, именно потому, что остался под Прохоровкой в одиночестве – рассчитывать на окружение трех фронтов численностью свыше миллиона человек силами одного корпуса было бы несколько самонадеянно…

Впрочем, тут надо понимать, что сам по себе план операции «Цитадель» был авантюрой. Ведь даже в первые дни войны окруженные советские войска, бывало довольно болезненно огрызались. А тут ведь речь шла об окружении группировки вдвое большей, чем численность Западного фронта 1941 года…

Читайте также:  Симон Петлюра: человек и символ

Последним крупным окружением, которое удалось осуществить немецким войскам, была харьковская операция 1942 года. А вот весенние события 1943 года, о которых я уже упоминал, наглядно показали, что Красная Армия уже не страдает котлобоязнью, солдаты не теряют голову, а и командиры – управление войсками. Правда, от идеи окружить немецкие наступательные группировки Сталин отказался – слишком дорогой ценой достался разгром 6-й немецкой армии в Сталинграде (там, правда, неправильно была оценена численность окруженных войск).

В общем, если бы даже план Гитлера удался, то результат был бы примерно тот же. Только Орел и Белгород освободили бы не 5 августа, а допустим, 15.

РИА Новости Украина