блокада донбасса

Зачем Порошенко блокада

Лично я не сомневаюсь, что долгое терпение Петра Алексеевича по отношению к блокировщикам было связано отнюдь не с боязнью бунта националистов. Да, Порошенко не склонен к резким действиям и предпочитает тактику постепенного удушения противника. Тем не менее, мне представляется, что у президента были политические соображения – как стратегические, так и тактические.

Стратегия деолигархизации

Экономическая блокада Донбасса бьет, в первую очередь, по металлургам.

Сейчас, пока, все относительно благополучно. Металлургические предприятия Украины в январе-феврале 2017 года нарастили поступления от экспорта черных металлов на 46,3% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года – до $ 1 млрд. 346,115 млн. (в январе-феврале 2016 года – $ 920,050 млн.). Тем не менее, Федерация металлургов предполагает, что блокада приведет к сокращению на $ 2,5 млрд. валютных поступлений в страну, бюджет недосчитается 2,5-3 млрд. гривен и будут сокращены около 45 тысяч рабочих мест.

Ключевая новость, однако, касается Рината Ахметова. 1 марта СМИ сообщили, что он вошел в мировой рейтинг миллиардеров от «Блумберг», а уже 6 – что он из него выбыл. Причина – утрата предприятий на территориях ЛДНР. Учитывая, что металлурги начали переходить на российский, более дорогой, уголь, потери олигарха могут оказаться еще больше.  Т.о., влияние на Ахметова было оказано.

Естественным образом, под ударом оказался бизнес других «металлургических баронов» – Виктора Пинчука, Игоря Колмойского, Вадима Новинского… Тут ущерб может быть и прямой, и косвенный, поскольку, например, ферросплавное производство очень зависит от цен на электроэнергию, а она вырастет из-за роста стоимости угля для тепловой генерации.

Читайте также:  Под шумок. Депутаты подложили огромную свинью новому правительству

Зачем давить на крупный бизнес, нанося ущерб экономике?

Во-первых, это требование «спонсоров» Майдана.

Крупному транснациональному капиталу не нужна конкуренция. Достаточно вспомнить, что условием евроинтеграции восточноевропейских государств было отсутствие у них крупного национального капитала. «Честная» приватизация в этих странах привела к тому, что все сколько-нибудь крупные производства достались ТНК. А чтобы государство не пыталось лоббировать интересы отечественного бизнеса, следят специально для этого созданные многочисленные «антикоррупционные» службы.

Это я не к тому, что украинская модель приватизации лучше. Она не лучше, в смысле – не честнее. Это я к тому, что хоть какая-то внешнеполитическая субъектность государства возможна только в случае наличия в нем крупного национального (частного или государственного) капитала.

Во-вторых, это непосредственный интерес Петра Порошенко.

Свечку, конечно, не держал, но почти уверен – условием прекращения давления на бизнес того или иного крупного собственника является отказ от самостоятельной политической игры. Олигархи должны прекратить финансировать оппозиционные, по отношению к Порошенко, политические силы. Порошенко остается единственным олигархом.

В конечном итоге его, конечно, тоже равноудалят. Но он надеется вывернуться. Или, хотя бы, «нацярювати сто рублів и втекти».

«Самопомощь» как политический партнер

Я уже неоднократно писал, что, в условиях отсутствия определенного большинства в парламенте, «Самопомощь», теряющая рейтинги из-за «мусорного скандала», может оказаться удобным для власти партнером. Другое дело, что эта партия более радикальна, чем президент и, кроме того, президент больше нее заинтересован в том, чтобы досрочных выборов не было.

Во-первых, после Нового Года, когда президент заявил о прекращении войны, его риторика неожиданно опять радикализовалась. Возможно, это был элемент «большого торга» с новой американской администрацией (она, кстати, Украину поддержала), но не менее вероятно и то, что Порошенко подстраивается под новый формат коалиции, где радикалы будут уже в большинстве.

Читайте также:  Антикоррупционные инициативы и личная армия президента

Во-вторых, «Самопомощи» позволили устроить шумную пиар-акцию, которая, во многом, перекрыла эффект от «мусорного скандала» и позволила продемонстрировать собственный радикализм.

В-третьих, не исключено, что имелся в виду и некий экономический момент (в наличие которого подозревали и организаторов блокады Крыма). До того момента, пока ЛДНР не заявили о прекращении поставок в Украину, «редуты» вполне могли быть немножко прозрачными… Во всяком случае слухи о немалых прибылях военных и полицейских служб, контролирующих поставки угля и металла, ходили уже давно.

Сейчас, когда основные обязательства президент выполнил, пора начать переговоры относительно формата новой коалиции… Вполне вероятно, что начавшиеся акции силовиков связаны с некими «разночтениями» в ходе этих переговоров. Например, Садовой многого захотел. Или сами организаторы блокады захотели слишком многого. Мало ли.

Отмечу только, что если бы президент просто выжидал, то имело бы смысла дождаться веерных отключений и провести полицейские акции против блокираторов на волне народного возмущения… Однако никаких отключений не произошло, а акции начались накануне начала пленарной парламентской недели.

Последствия блокады

Понятно, что блокада будет иметь массу неприятных последствий.

Для экономики – сокращение производства, падение доходов бюджета и валютных поступлений.

Для социальной сферы – рост безработицы, рост коммунальных тарифов (удорожание электроэнергии по схеме «Ростов +») и затруднения с финансированием социальных расходов.

Для политики – снижение интереса ЛДНР к реинтеграции в состав Украины (все же экономические соображения – самый серьезный стимул) и дополнительный элемент блокирования Минских соглашений.

Правда, все это нынешнюю украинскую власть не особенно интересует:

  • уничтожение украинской промышленности и превращение страны в аграрно-сырьевую колонию – условие, по которому нынешняя власть стала властью;
  • нищим населением проще управлять – ему некогда бунтовать, оно занято поисками источников пропитания, причем, скорее всего, за пределами Украины;
  • президент давно и последовательно блокирует выполнение Минских соглашений – в этом году уже неоднократино высказана позиция, что восстановление территориальной целостности на условиях Минска для Киева совершенно неприемлемо.
Читайте также:  Вперед по дорожке Кокса, или 52 ножа в спину Верховной Раде

(Авторская версия статьи, опубликованной в №3 за 2017 год газеты «Украинский выбор»)