Петр Порошенко

Второй срок Порошенко или пересменка раньше срока? Обзор ресурсов

Момент тотальной смены власти в стране, безусловно, приближается каждый день усилиями этой же власти, а описание текущей ситуации в украинской политике грешит некоторыми неточностями. Разберемся...

Вычитал недавно у одного уважаемого аналитика (много критикуемого, хотя его прогнозы, сделанные в 2014 году, в основном сбылись) следующую фразу: "В Киеве сложилась забавная ситуация, при которой сохранение правительства Гройсмана и отставка правительства Гройсмана, создание в Раде новой коалиции и фиксация факта невозможности создания устойчивого большинства в нынешнем составе парламента, проведение досрочных парламентских выборов и отказ от них — любой вариант развития событий только ослабляет позицию Порошенко и приближает момент его свержения".

Момент свержения Порошенко, безусловно, приближается, но вот описание текущей ситуации в украинской политике грешит некоторыми неточностями. Наблюдение за реальной политикой показывает, что в последнее время практически любые внутриукраинские политические кризисы до сих пор приводили лишь к усилению позиций президента. Разумеется, не факт, что это будет продолжаться и далее, но тенденция до сих пор была именно такая.

Результат событий 2014-2017 годов описал еще В.И. Ленин в "письме к съезду": президент "сосредоточил в своих руках необъятную власть".
Оценим сначала объем "необъятной власти".

Во-первых, президент подмял по себя власть исполнительную. Премьером стал Владимир Гройсман. Причем если его несамостоятельность можно поставить под сомнение, то отсутствие политическим перспектив самоочевидно — все доступные ему высшие посты он уже занимал.

В последнее время появились сомнения в его полной зависимости от президента. Например, заявляя об отсутствии у него президентских амбиций, Гройсман не уточнил, что он остается членом команды президента. Мелочь, конечно, но мелочь в аппарате недопустимая. Правда, угроза со стороны Гройсмана представляется сомнительной, потому что…

Во-вторых, президент подмял власть законодательную. Причем способствовал этому именно развал предыдущей коалиции, имевшей более 300 голосов, но так и не воспользовавшийся этой суперспособностью по назначению. Сейчас в Раде нет определенного большинства, но практика показывает, что именно такой парламент наиболее удобен президенту. Наличие очень сильного спикера (к тому же — не читавшего регламент) и эффективной группы организации поддержки позволяет принимать все действительно важные решения. Включая откровенно невыгодные депутатам.

Читайте также:  Достижения и неудачи губернатора Пайетта

Разумеется, тут нельзя говорить о полной управляемости. Но в целом Рада вполне подконтрольна, просто действительно важные решения (такие, как смена правительства) требуют длительной подготовки и значительных финансовых вложений. Но когда и где бывает иначе?

В-третьих, когда я писал о невыгодных депутатам решениях, я имел в виду судебную реформу. Понятно, что переходные положения, позволяющие президенту очень глубоко вмешиваться в деятельность судебной системы, не вечные. Но, они действуют в критически важный для Порошенко период. А потом будут либо действовать наработки нынешнего времени, либо… можно будет еще что-то придумать.

В-четвертых, успешно идет процесс деолигархизации Украины. Никакого объединения олигархов против Порошенко не сложилось. Они же теряют капиталы, влияние и вынуждены все более внимательно относится к сигналам с Банковой. По состоянию на сейчас в стране есть три олигарха — сам Порошенко, изрядно "похудевший" Ахметов и Пинчук, который никак не может найти свое место (с одной стороны, именно он выступил с миролюбивыми инициативами, с другой — его каналы ведут самую агрессивную пропаганду за войну).

Если нынешние тенденции сохранятся, то к 2019 году в Украине останется один олигарх, что будет иметь следствием радикальное изменение политического спектра — до сих пор многопартийность у нас поддерживалась наличием нескольких центров финансирования.

В-пятых, президент постепенно усиливает контроль над местной властью. Тут, правда, процесс идет не валко — президент встречает сильнейшее сопротивление региональных элит. Вследствие этого провалился проект "децентрализации", в результате которого президент получил бы возможность управлять местными властями буквально в ручном режиме. Впрочем, сейчас местные власти в большей степени контролируются президентом — он даже нашел возможность назначать глав ОГА, минуя их "утверждение" местными элитами.

В-шестых, СМИ. На самом деле украинские СМИ — вещь в себе. Влияние на них даже номинальных владельцев ограничено и в большей степени напоминает определенное джентльменское соглашение, чем отношения "начальник-подчиненный" (особенно ярко это проявилось во время попытки назначить Ирину Гаврилову в радио "Вести").

Читайте также:  Украина: очевидные тенденции 2016 года

Насколько можно судить, пока позиция СМИ в большей степени определяет позицию президента, чем наоборот. Во всяком случае, после некоторого изменения его позиции на рубеже 2016-2017 годов, президент вновь вернулся к воинственной риторике.

В-седьмых, президент имеет определенное влияние на силовой ресурс.
Армия президенту подчиняется, генералитет политических амбиций не имеет, а вот насчет остального офицерского корпуса есть сомнения. Но пока недовольство не проявляется явно.

СБУ в большей степени подконтрольно США. Но пока что взаимопонимание есть и внешне все благолепно.

МВД и НГУ находятся под контролем "Народного Фронта" (точнее — группы Турчинова-Авакова). Пока они электоральных перспектив не имеют, и их ресурс служит президенту.

В-восьмых, националисты в Украине тихие и прирученные, никакой угрозы для власти не представляют (достаточно вспомнить Яроша, который в Раду не ходит и, который год, "чистит зброю"). Тем не менее, они могут быть пригодны для провокаций. Насколько этот ресурс контролирует именно президент пока сказать сложно, но видимо тут тоже больше влияние НФ.

Как видим, из восьми государственных ресурсов четыре президентом контролируются полностью, три — в большей или меньшей степени и на один он видимого влияния не имеет (но, скорее всего, договориться о таком влиянии не столь уж сложно).

Вопрос исключительно в том, как президент реализует эти ресурсы в 2019 году.

РИА Новости Украина