Петр Порошенко

Порошенко и его послание из параллельной реальности

Президент оторван от нужд общества, говорит о вещах, которые людям не интересны и, более того, прямо противоречит повседневному их опыту. Формально это объясняется объемом его полномочий, фактически же повестка дня определяется не им.

Казалось бы, только недавно президент живописал трагическое состояние и аналогичные перспективы украинской экономики в результате введенной им блокады Донбасса, и вдруг – але-ап! – концепция поменялась. Все уже хорошо, на Украину стремительным домкратом обрушилось РАЗВИТИЕ.

Это – первое впечатление от выступления Петра Порошенко на заседании Совета регионального развития 20 марта.

Экономика

"Развитие" – первое слово, с которого началось выступление президента. В том контексте, что три года назад все было просто ужасно, но потом украинские правительства взялись за дело и теперь мы можем говорить о развитии.

Отмечу, что "ужасно" возникло именно в результате деятельности украинских правительств. Более того, Яценюку даже пытались вменить в вину результаты его "жестких, принципиальных и непопулярных ходов", но, по политическим причинам, постановление Рады о признании работы Яценюка неудовлетворительной было отозвано (в уникальном документе, по которому также он был отправлен в отставку и назначен Гройсман). Из этого следует, что президент нашел в лице своих слушателей лохов с хомячьей памятью.

Что же имеет страна в результате деятельности реформаторов?

Президент обнаружил рост ВВП на 2,2% в прошлом году. Но он забыл упомянуть, что, по мнению большинства экономистов, этот рост был связан с повышением коммунальных тарифов.

Начался рост промышленности. Правда, президент в этом сам не верит, потому объясняет, что рост промышленности прекратился в 2011 году, что потеряно 20% промышленного потенциала и что блокада Донбасса стала "настоящим ударом под дых Украине" (именно поэтому президент не разгонял блокировщиков и сам присоединился к их инициативе).

Инфляция – менее 10%, а к 2019 году станет менее 5%. Или не станет.

Золотовалютные резервы увеличились с $ 5 до 15,5 млрд. (по сравнению с февралем 2015 года). Этого удалось достичь благодаря кредитам МВФ, которые вовсе не были разворованы, утверждает президент. Эти деньги действительно "работают на страну". Только – на другую. Ведь за выросшие резервы приходится платить…

Читайте также:  Порошенко на съезде ЕНП раздавал советы постороннего

Курс гривны три года остается "относительно неизменным". Тут президент начинает стучать по дереву, демонстрируя имеющиеся у него механизмы макроэкономической и курсовой стабилизации.

Улучшилась ситуация в банковской системе – ликвидированы 80 банков, которые 23 года разворовывали деньги из банковской системы (???). Удалось "безупречно" национализировать "ПриватБанк", только немножко непонятно, "где деньги вкладчиков".

"Топ-менеджеры на протяжении ближайших двенадцати месяцев прогнозируют увеличение объемов производства товар и услуг, замедление темпов роста цен, ослабления девальвационных процессов и увеличения спроса на кредиты". Помимо мелких нестыковок (рост производства обычно влечет за собой и рост инфляции), тут есть еще одна натяжка – прогноз этот был сделан в конце прошлого года, когда были ожидания прекращения войны, и не было блокады Донбасса.

Правда, "достигнутые результаты еще не привели к улучшению уровня жизни людей", но предпосылки созданы.

В общем, нас забрали из морга в реанимацию, а мы встали и пошли.

Прошу прощение за столь обширное переложение текста президента. Однако тут доставляет само то, что президент считает "перемогами". С другой стороны, а что ему еще говорить-то? Что будет хуже?

Риски

Президент заявил, что "трек" на развитие экономики и восстановление уровня жизни людей не всех устраивает вовне и внутри страны. Это, кстати, чистая правда – в планы МВФ, президента и правительство этот "трек" никак не входит.

Риски же следующие:

1) Российская военная угроза. Из-за нее надо повышать расходы на оборону, которые уже сейчас составляют более 5% от ВВП.

Кстати, в России расходы на оборону сокращаются, причем, весьма радикально – с 4,7 до 3,3% от ВВП. Оценивать этот шаг российского правительства можно по-разному, но, в данном контексте, поведение "государства-агрессора" выглядит совершенно безответственно. Как же они на Украину нападать-то собираются?

2) Досрочные выборы. Тут президент объясняет, что он "искренне уважает выборы, в том числе и досрочные", но он "не видит никакой перспективы, чтобы в результате досрочного голосования был бы избран парламент с большим реформаторским потенциалом".

Не уверен, что президент не обошелся бы без этого "искренне уважаемого" института, но в остальном он прав – в случае досрочных выборов создать послушное большинство, старательно голосующее за развал украинской экономики, продолжение войны и снижение жизненного уровня граждан, действительно будет сложно. А вот к моменту очередных выборов президент рассчитывает "нагнуть" олигархов и оставить оппозиционные партии без финансирования.

Читайте также:  Постмодернистская философия Порошенко

Особенно же мне понравилась фраза о том, что "демократия работает тогда, когда сегодняшних при власти сменяют завтрашние, а не вчерашние или позавчерашние". Особенно замечательно она звучит из уст народного депутата, впервые избранного в 1998 году, секретаря СНБОУ в 2005, министра иностранных дел в 2009-201, министра экономического развития и торговли в 2012. Он сам-то себя каким считает? Вчерашним или позавчерашним?

3) Прогрессирующий популизм. Особенно президент остановился на тех популистах, которые препятствуют продаже земель сельскохозяйственного назначения и превращению Украины в нищую "аграрную сверхдержаву" с 10-тимиллионным населением. Кстати, они действительно популисты – ведь большая часть народа (лат. – "populo") имеет основания опасаться, что не попадет в число этих 10-ти миллионов…

4) Угроза анархии и атаманщины. Тут президент вновь разлился мыслию по древу, рассказывая о последствиях блокады Донбасса, вплоть до невыделения очередного транша МВФ.

Фраза о том, что сам он, чтобы предотвратить эту угрозу, фактически стал главным атаманом (как Петлюра), не прозвучала. Зато он "наехал" на глав ОГА, в чьих регионах облсоветы приняли решения в поддержку блокады. На себя, под чьим руководством СНБОУ принял решение о блокаде, он не "наехал". Не ищите тут логику. Ее нет.

Как всегда, значительно более интересны те угрозы, которые президент не считает актуальными. Это, например:

  • ухудшение социально-экономического положения в результате высокого реформаторского потенциала Рады и правительства,
  • обострение конфликта на Донбассе вследствие блокирования Киевом Минского процесса,
  • акции протеста из-за роста цен и тарифов,
  • установление президентской диктатуры.

Реформы

Президент перечислил самые актуальные реформы, которые надлежит провести в стране.

1) Антикоррупционная реформа.

Тут все в порядке, все заработало. О неспособности Рады назначить внешнего (!) контролера над деятельность антикоррупционных органов он не слышал.

2) Судебная реформа.

Борьба с коррупцией неэффективна, потому что не работают суды. Не работают они потому, что президент провел эффективную судебную реформу. Так? Ах, нет. Проведет только в мае, когда заработает новый, послушный, Верховный суд. Но есть проблемы. Например – "нападение псевдоактивистов в балаклавах на главу Высшего совета правосудия" (всегда интересовался – как он отличает "псевдоактивистов" от просто активистов? Они же в балаклавах?).

3) Дерегуляция.

Тут президент остановился на налоговой полиции, которая, по его мнению, не нужна, а нужна новая Служба финансовых расследований.

4) Децентрализация.

Читайте также:  Фейгин и перспективы украинской оппозиции

Президент остановился, прежде всего, на расширении финансовых возможностей местного самоуправления – "доля местных бюджетов в сведенном бюджете страны (…) вплотную приблизилась к 50%". Совершенно случайно он перешел к мусору и пообещал, что не оставит львовян наедине с мусорной проблемой – привлекаются средства ЕБРР и Европейского инвестиционного банка, помощь французских партнеров.

Отмечу, кстати, что вопрос реформирования Конституции снят с повестки дня, а вопрос глубокого реформирования налоговой системы, с тем, чтобы налоги не перераспределялись в Киеве, а использовались там, где собираются, даже и не поднимался. О какой децентрализации можно говорить, если финансы управляются централизованно, а усилия местных властей направлены на демонстрацию лояльности, а не на рост доходов бюджета?

Тут так же надо обратить внимание на то, какие реформы президент не упомянул.

Ничего не сказано о реформе медицинской, вокруг которой возникло заметное противостояние. Тема взрывоопасная, но президента она, почему-то, не интересует.

Реформа пенсионной системы также не удостоилась внимания президента. Хотя, разве повышение пенсионного возраста можно назвать реформой? Но, с другой стороны, утверждают же некоторые эксперты, что повышение коммунальных тарифов и является крайне важной реформой?

Список можно продолжать…

Резюме

Ознакомление с речью президента на Совете регионального развития производит впечатление послания из параллельной вселенной, где идут успешные реформы, ситуация в стране неуклонно улучшается, войны нет и только блокада Донбасса и "львовский мусор" (тм) портят общее благолепное впечатление. Особенно доставляет, конечно, одновременное признание ущерба от блокады Донбасса и ожидание внезапного экономического роста. То ли вследствие блокады, то ли вопреки ей…

Президент оторван от нужд общества, говорит о вещах, которые людям не интересны и, более того, прямо противоречит повседневному их опыту. Формально это объясняется объемом его полномочий, фактически же повестка дня определяется не им.

Со временем это может иметь для президента крайне негативные последствия – его просто перестанут слышать и понимать. Собственно, этот процесс уже происходит – достаточно посмотреть на динамику президентских рейтингов.

Выход – война и диктатура. Но это не методы Порошенко. Посмотрим, как он будет выкручиваться.
РИА Новости Украина