украинский экспорт

Экспортная стратегия: первый блин – ну, вы таки поняли…

28 марта в Киеве была презентована подготовленная правительством экспортная стратегия – «Дорожная карта стратегического развития экономики на 2017-2020 годы». На протяжении месяца будет проходить общественное обсуждение проекта, после чего он будет возвращен для утверждения в правительство. Это первый документ такого типа, подготовленный в нашей стране (по крайней мере, так утверждает Гройсман, а ему надо верить).

Премьер-министр Гройсман и первый вице-премьер Кубив с грустью признали, что сейчас большую часть украинского экспорта составляет сырье, но предложенная ими программа это изменит: «мы не должны быть лидерами сырьевого экспорта на 70%, а инновационных технологий».

Как и надлежит стратегии, документ недостаточно конкретный. Он, конечно, предполагает выполнение 56 первоочередных задач в сфере экономики, но не определяются ни источники финансирования решения этих задач, ни предполагаемый экономический эффект. Да, похоже, и сама логика документа сводится к фразе «мы бы хотели».

Первый момент – что именно будет продавать Украина.

Во-первых, это, разумеется, продукты питания. Однако, сельское хозяйство должно переориентироваться на продажу переработанной продукции.

Во-вторых, это ІТ-отрасль – Украина должна потеснить Индию в области программирования. Правда, тут есть сложности – программисты предпочитают из страны уезжать, качество подготовки новых снижается (и будет снижаться, поскольку приоритетом системы образования является не подготовка специалистов, а воспитании «свидомых патриотов»), фирмы же закрываются, поскольку ситуация в стране нестабильна, а налоговые условия перестают быть выгодными.

В-третьих, машиностроение, в особенности – аэрокосмическая отрасль и двигателестроение. Планы хорошие, только украинские машиностроительные заводы потихоньку умирают, не в последнюю очередь – из-за утраты внешних рынков и необратимого старения рабочего и инженерного состава. В прошлом, например, году, Украина не построила ни одного самолета. Фактически мы перестали быть страной, производящей самолеты, но в правительстве продолжают фантазировать на темы развития аэрокосмической промышленности…

Читайте также:  Развели, как котят, а потом собрали всех и снова развели – людям же нравится

Интересно, кстати, что среди приоритетных отраслей не названо производство вооружений. Судя по всему, предполагается, что в ближайшие годы украинская армия будет перевооружаться техникой НАТОвского образца. И браться она, разумеется, будет не с отечественных заводов, а со складов стран НАТО… Сейчас, например, обсуждается возможность безвозмездной передачи Украине устаревших американских кораблей. А по готовому на 95% ракетному крейсеру «Украина» принято, наконец, решение – на металлолом.

В-четвертых, это так называемые «креативные» отрасли – PR, дизайн, киноиндустрия, индустрия моды, визуальные искусства. Тут некоторые перспективы, как ни странно, имеются. Например, снимаемая украинскими телевизионщиками программа «Орел и решка» закупается в России и пользуется там определенной популярностью. Хотя я не думаю, что этот сегмент пригоден для всех рынков и может дать сколько-нибудь заметный прирост ВВП.

Второй момент – кому будет продавать Украина свою продукцию.

Тут все более или менее понятно – мы уже отказались от российского рынка и собираемся выходить на новые: страны ЕС, Египет, Индия, Беларусь, Грузия, Молдова, Иран, Саудовская Аравия, Китай, Япония, США, Канада, Швейцария и Бангладеш.

Уже то, что на первом месте находится ЕС, наглядно свидетельствует о неадекватности стратегии – при идеальных условиях 2015 года экспорт Украины на этот рынок не вырос, а упал… Зона свободной торговли в рамках ГУАМ еще во времена создания этой организации реально не заработала в силу малой связанности рынков стран-участников. Зато совершенно не уделяется внимания быстрорастущим рынкам Латинской Америки, что и не удивительно – это вотчина США, Украину там не ждут.

Вообще же перераспределение экспортных потоков в последнее время заставляет полагать, что Украина интегрируется отнюдь не в Европу, а в Азию и Африку. Причем – наравне с самыми бедными странами.

Читайте также:  Год Минска: конец и вновь начало, а затем...

Возникает впечатление, что проект делался, в основном, чтобы дать работу многочисленным отраслевым институтам и грантоедским конторам.

Между тем, настоящие перспективы украинского экспорта обеспечиваются вовсе не программами, а вполне реальными объектами.

Иван Зацарин обращает внимание, что сейчас мощности зерновых терминалов позволяют экспортировать около 66 млн. т. зерна – весь урожай 2016 года. «Терминалы в портах продолжают активно строиться, и к 2020 году их суммарная мощность вырастет до 102 млн. тонн в год – в 2,5 раза выше экспорта в 2015/2016 м.г.».

О чем это говорит? О том, что строители терминалов ожидают, что экспорт зерна (именно зерна, а не продукции пищевой промышленности – торты «Рошен» трудно хранить в элеваторах) в ближайшие годы существенно вырастет. Произойти это может только в случае скупки украинских черноземов транснациональными аграрными холдингами, в результате чего Украина действительно превратится в моноотраслевую «аграрную сверхдержаву».

Задавать вопрос, что именно написано по этому поводу в правительственной стратегии, немного неправильно. Не для того она писалась.