Порошенко в Брюсселе

Удастся ли Порошенко «отмыться» перед Трампом?

Отношения Петра Алексеевича и Дональда Федоровича не заладились с самого начала.

За каким чертом украинскому президенту потребовалось влезть в избирательную кампанию во США, я не знаю. Возможно, его попросили из Вашингтона. Возможно, его втянул в историю с «амбарной книгой» Сергей Лещенко. Может он просто решил поиграть в уже возникший скандал – мало ли.

Надо отметить, что участие Порошенко в истории с Манафортом явным не было – сам он никаких заявлений по этому поводу не делал. А вот другие – делали. И если заявления Лещенко, Авакова или Геращенко все же заявления политиков (пусть и тесно связанных с президентом), то, например, неосторожные фразы посла Украины в США Чалого вряд ли были самодеятельностью, никак не согласованной с Михайловской площадью.

Как бы оно ни было, но президент Украины крупно подставился. На самом деле, даже в случае, если бы победила Хиллари, дружеская помощь со стороны Украины наверняка не осталась бы безнаказанной. Ибо негоже крепостным лезть в разборки хозяев – посмел поднять руку на Трампа, посмеет ведь и еще на кого-то…

Но тут еще вилами по воде писано, а вот победа Трампа резко поменяла всю картину.

Во-первых, украинцы могут гордиться – они действительно смогли повлиять на ход избирательной кампании в США. Тема «амбарной книги» стала одной из значимых, и Трампу пришлось отстранить Манафорта от руководства кампании (правда, коллеги уверяли, что влияние было не столь существенно – Манафорт был взят для исполнения в штабе определенной функции, которая к моменту увольнения была уже исчерпана). Другое дело, что на конечный итог это влияния не оказало.

Читайте также:  Командующий террористов

Во-вторых, Дональд Федорович – человек мстительный. Он в своих книгах прямо пишет, что если некто создал ему проблемы и не был избит ногами – он создаст проблемы еще раз. Доходило до анекдотов, когда Трамп ночью звонил спародировавшему его комику…

В общем, по итогам кампании стало понятно – у Петра Алексеевича назревают грандиозные проблемы. Причем понять их масштаб и характер заранее нельзя, хотя и понятно, что у президента США есть все возможности создать непреодолимые препятствия на пути существования президента как бы суверенного государства.

Петру Порошенко надо было действовать на упреждение, чтобы взять инициативу в свои руки и вновь заставить Трампа действовать в своих интересах.

Стратегия была выбрана традиционная – спекулировать на статусе Украины как «жертвы российской агрессии». Попутно надо показать США безальтернативность Порошенко (которого нельзя снимать, потому что Путин нападет), а заодно и создать лучшие условия для торга с Россией, который все равно будет, раз уж США продолжают настаивать на примирении.

Соответственно последовали реальные меры:

- Обострение на всей линии соприкосновения в Донбассе. Вообще рост интенсивности перестрелок – нормальное явление во время каких-либо переговоров по Донбассу (как объясняют волонтеры, украинская артиллерия, обстреливая украинские же города, передает аргументы Путину). В Авдеевке ситуация вышла из-под контроля. Военные эксперты едины в том, что инициатором была украинская сторона, но расходятся в оценке – это случайность (причем о самоуправстве отдельного командира говорят «ватники») или спланированная операция (удивления достойно то, что это – практически официальная позиция Минобороны).

- Украина подала иск в Международный суд ООН в Гааге о нарушении Россией Конвенции ООН по противодействию финансирования терроризма и Конвенции по ликвидации всех форм расовой дискриминации.

Читайте также:  Партия войны, партия мира и… партия Медведчука

- 22 января Порошенко заявил, что не намерен выполнять условия Минских соглашений – Украина пойдет на политический диалог с населением региона только после возвращения контроля над линией госграницы (в соответствии с Минском этот этап следует за полным политическим урегулированием внутреннего конфликта в стране).

- В Раде был зарегистрирован законопроект о языке, грубейшим образом нарушающий обязательства Украины перед ПАСЕ и даже Конституцию Украины. Причем президент подтвердил, что закон может быть и принят. Кстати, этот проект – предмет для торга и со США (если им не вполне безразличен моральный облик киевского режима, что сомнительно), и с Россией (хотя МИД РФ на этот выпад не отреагировал – в отличие от венгерских коллег), и внутри страны (проект предложен депутатами от «Самопомощи», которую можно привлечь в состав разваливающейся коалиции).

Скорее всего, были предприняты и другие шаги – не столь очевидные для меня, но, видимо, значимые с точки зрения исполнителей.

В общем – условия для торга были созданы. И торг начался – Трамп, который, в общем-то, не готов еще говорить об украинском кризисе, вынужден был позвонить Порошенко.

Предсказуемо, он не сказал ничего внятного, поскольку не только не выработана еще новая политика Вашингтона в отношении Украины, но даже и не назначены ответственные лица в Белом Доме и Фогги боттоме. Оговорка о том, что Украине надо прекратить конфликт с Россией никого ни к чему не обязывают – это может быть какое-то новое веяние, а может и продолжение политики Обамы (Меркель ведь перед Минском посетила Вашингтон). Многие аналитики поспешили отреагировать на неопределенность заявления Госдепа по Авдеевке, который не спешил обвинить в обострении Россию, однако, скорее всего, это говорит о неопределенности общей линии. Тем более, что новая представитель США в ООН довольно четко обозначила границы компромисса – вопросы территориальной целостности Украины (включая Крым) объектом возможных уступок со стороны США не будут.

Читайте также:  Итоги неспокойной недели: снова Крым, снова "торнадовцы" и опять реформы

Так или иначе, но звонок Трампа был воспринят у Порошенко оптимистично. Тем более, что прозвучал он после случайной (или, все же, не случайной?) встречи президента США с Юлией Тимошенко – нынешним электоральным лидером Украины. То, что Трамп готов к диалогу с Порошенко – безусловный позитив.

Но… Не погорячились ли ребята? Загнать Трампа в рамки заданной парадигмы «противодействия российской агрессии» пока полностью не удалось. А вот создать ему проблемы – удалось вполне. Он вынуждены был говорить с человеком, отношения к которому он еще не выработал, по вопросам, позиции по которым у него еще нет. Вынужден был тратить время на решение третьестепенной задачи (а украинский конфликт для него однозначно находится в разделе «разное» и интересен только в контексте диалога с РФ).

Ну а теперь вспомнил, что я писал выше – Трамп очень не любит людей, создающих ему проблемы…

Антифашист