Николай Павленко «Меншиков: полудержавный властелин»

Счастья баловень безродный

Рецензия на книгу: Николай Павленко «Меншиков: полудержавный властелин». – М.: «Молодая гвардия», 2016.

Светлейший князь Александр Данилович Меншиков грамоте обучен не был. Во всяком случае, из его литературного наследия до сегодня известны только подписи.

Это не помешало ему стать членом Королевского общества, причем приглашение было подписано самим сэром Исааком Ньютоном.

За какие заслуги светлейший был удостоен этой чести науке неизвестно.

И – сеанс невиданной скромности. Как известно, светлейший до конца жизни был глубоко травмирован тем фактом, что в детстве пирожками в разнос торговал. Потому скромностью не отличался. Тем не менее, об описанном выше факте историки узнали только из архивных документов...

Если же серьезно, то личность Александра Даниловича Меншикова всегда вызывала пристальный интерес историков и писателей как явное воплощение «американской мечты по-российски» – человек, который пробился с самого низа на самый верх социальной пирамиды благодаря своим способностям и труду. Единственное отличие от собственно «американской мечты» состоит в том, что вытянул его вверх мимо социальной лестницы сам царь (впрочем, как правильно отмечает российский журналист Виктор Мараховский, эта логика действует и сейчас – Билл Гейтс достиг своего во многом благодаря тому, что в молодости мог позволить себе не зарабатывать на жизнь…).

Итак. Происхождение Меншикова покрыто мраком неизвестной тайны. Причем туману в этот вопрос напустил, в основном, сам светлейший, пытавшийся доказать свое благородное происхождение. В общем, доказанным считается только тот факт, что на каком-то этапе Меншиков действительно торговал пирожками и при этом случае был допущен к лицу наследника престола (которого в то время наследником никто не числил и потому внимания на него не обращал). Впрочем, есть еще один важный факт – Меншиков был свободным. И это существенно, хотя тот же «арап Петра Великого» Абрам Ганнибал сделал карьеру из рабов…

Читайте также:  Проектирование фантастики. К 96-летию «Кремлёвского мечтателя»

Позже Меншиков сумел раздобыть документ, производящий его из литовской шляхты. Однако происхождение его чисто коррупционное. Автор с некоторым сожалением отмечает, что в начале XVIII века (в отличие от его же второй половины) в России еще не было специалистов по художественному рисованию родословных древ, чьими усилиями, например, казак Розум стал графом Разумовским.

Основной капитал, впрочем, относился исключительно к личности самого Меншикова. Остается только удивляться щедрости природы, наделившей этого человека столь разнообразными  талантами. Человек, не получивший системного образования (кроме, разве, ремесла плотника, которому будущий князь обучался вместе с Петром на Саардамских верфях) проявил себя и как государственный деятель, и как военачальник, и как ловкий царедворец, и как стяжатель и управитель огромного имения. Именно за эти свои качества Меншиков был ценим Петром, который видел в нем человека, которому можно поручить любое важное и сложное дело и не опасаться за результат.

Автор, кстати, не только не обсуждает, но даже и не упоминает чудовищные обвинения Льва Толстого, который полагал Петра гомосексуалистом, а возвышение Меншикова трактовал с точки зрения его любовных связей с Петром. С высокой степенью вероятности это слухи и старческий бред, но некоторый момент недосказанности в этом пункте присутствует.

Меншиков прошел вместе с Петром всю ключевую часть Северной войны, отличившись при Калише, Лесной и Полтаве. Успех полтавского сражения в немалой степени был обеспечен рейдом Меншикова на Батурин. Ну а «сражение» при Переволочной это вообще личный успех светлейшего, который вынудил сдаться без боя шведского генерала Левенгаупта, принявшего командование армией после бегства Карла. При подсчете пленных выяснилось, что шведов было вдвое больше, чем русских…

После Полтавы, однако, военная карьера Меншикова прекратилась по состоянию здоровья – он страдал некой болезнью легких, при которой горлом шла кровь (не туберкулез – его диагностировать умели). Он, однако, продолжал занимать важнейший пост губернатора Санкт-Петербурга и Ингерманландии. В этом качестве Меншиков, в частности, принял участие в следствии над царевичем Алексеем, что, естественно, предполагает высочайшую меру доверия. Позже он становится президентом Военной коллегии.

Читайте также:  Война была запланирована и оплачена

К концу жизни Петра, однако, фаворит впал в немилость из-за чрезмерного казнокрадства. Подобно многим людям, выбившимся наверх из низов, пределов в роскоши и деньгах светлейший не ведал. Хотя, справедливости ради, к беднейшим он никогда не относился – по некоторым данным, отец его подвизался в свое время на военных поставках, да и пресловутые пирожки были, кажется, отнюдь не хозяйскими…

Так или  иначе, но статус богатейшего человека империи Меншиков получил отнюдь не только благодаря огромным пожалованиям Петра и деловой хватке (в своих имениях он создает промыслы, занимается винокурением, производством кирпича, досок, стекла и хрусталя, владеет рыбными промыслами и шелковой мануфактурой). Взятки, допустим, в те времена большим грехом не считались, но Меншиков активно пользовался популярными схемами поставок продовольствия по завышенным ценам и захватил казацкие земли в Малороссии (следствие по «почепскому делу» продолжалось до самой смерти Петра). В общем, где-то года с 1714 светлейший постоянно находился в подвешенном состоянии и, по мнению автора, вполне мог окончить как другие коррупционеры того времени – ссылкой и конфискацией имений (что, собственно, и произошло, но позже).

Полудержавным же властелином Меншиков стал при Екатерине, которая была ему благодарна за знакомство с Петром и занятие места императрицы. Именно при ней он стал фактическим главой Верховного Тайного совета, который, собственно, и руководил страной (Екатерина делами управления государства не интересовалась).

Далее последовали неудачная попытка занять пост герцога Курляндского и, после смерти Екатерины, пик меншиковского тщеславия – обручение дочери светлейшего Марии с императором Петром II.

Однако, к этому моменту Меншиков настолько выбился из рядов тогдашних олигархов, что утратил опору в политических кругах и, судя по всему, представление о реальности. В 1727 году он был сослан, а в 1729 – умер в ссылке. Его дети были возвращены только в 1731 году Анной Иоанновной…