т-34

Был ли Т-34 советским вундерваффе в 1941 году?

Очень часто говорится о решительном превосходстве в технических характеристиках советских танков на начальном этапе войны. Обычно имеются в виду Т-34 и КВ. Эти характеристики, естественным образом, вызывают вопросы – как же так получилось, что имея почти 2000 столь совершенных танков, СССР проиграл приграничное сражение. Возникает поле деятельности для сторонников Виктора Суворова, например.

Между тем, все не столь однозначно. Суворов предложил пять признаков действительно современного танка: длинноствольная пушка, противоснарядное бронирование, дизельный двигатель, трансмиссия в задней части корпуса и широкие гусеницы. Есть в этом списке очень сомнительные преимущества, выдуманные Суворовым, но даже когда речь идет о преимуществах реальных, надо определить, до какой степени они реализованы в танке Т-34 начального периода войны.

При этом я сознательно не говорю о вопросах стратегии и тактики, эффективности использования танков, танковых подразделений и механизированных соединений, вопросов подготовки экипажей и снабжения.

Длинноствольная пушка

Под «длинноствольной пушкой» имеется в виду, безусловно, 76-мм. орудие Ф-34 (в варианте для тяжелых таков – ЗиС-5) длиной ствола 42 калибра. С этим орудием танк выпускался до 1944 года (и, кажется, даже позже).

Однако, если бы Суворов рассказал об этом преимуществе создателям танка, они бы, пожалуй, несколько удивились.

Во-первых, на ранние серии Т-34 (1940-1941 годы) устанавливалась пушка Л-11 с длиной ствола в 30 калибров (критикуемый Суворовым немецкий «окурок» на Pz-IV – 24 калибра). Таких танков было выпущено 460 из 35 тысяч. На некоторое количество танков устанавливалась пушка Ф-32 длиной ствола 31 калибр.

Во-вторых, а этот факт из истории Т-34 вообще малоизвестен, в серию-то пошел танк артиллерийской поддержки! Типа БТ-7А. А линейные танки должны были быть вооружены обычной 45-мм. пушкой 20К. Такое орудие, кстати, было установлено на «родного брата» Т-34 (вернее – А-32) – А-20.

На практике эта концепция реализована не была благодаря тому, что параметры Т-34 позволяли танку без проблем нести 76-мм. пушку, а производство самих этих орудий удалось наладить. Эксперимент с установкой 57-мм пушки ЗиС-4 был связан не с дефицитом Ф-34, а с желанием повысить огневую мощь танка.

Другое важное обстоятельство – мощь орудия надо иметь возможность реализовать. Для этого, в первую очередь, нужно иметь хорошие приборы наблюдения.

Т-34 первых серий, с башней – «пилоткой», были в этом отношении настоящей катастрофой. Из-за тесноты башни пользоваться большей частью приборов наблюдения (в том числе – командирской панорамой) было просто невозможно. Особенно, когда экипаж утрамбовывался в танк в зимней одежде. Командир, как правило, вел наблюдение через орудийный прицел, который просто не был для этого предназначен.

До какой-то степени эту проблему удалось решить только в 1943 году, когда появилась сравнительно просторная башня-«гайка», снабженная командирской башенкой, позволяющей командиру машины вести наблюдение за полем боя.

Кроме того, экипаж в составе 4-х человек предполагал, что командир, помимо своих функций, выполнял еще и функции наводчика орудия. Естественно, в это время у него не было возможности наблюдать за полем боя. На практике это оборачивалось плохой связью внутри танкового подразделения, индивидуальными действиями танков.

Читайте также:  Догонять по-китайски. К 92-летию первого советского автомобиля

Только на Т-34-85 экипаж был увеличен до пяти человек, что позволило высвободить командира от дополнительных обязанностей.

Справедливости ради надо сказать, что советские танки в этом отношении были лучше, чем, например, французские – с одноместной башней. Но на немецких средних танках экипаж с самого начала войны составлял пять человек, и имелась командирская башенка. Говорить превосходство немецких оптических приборов я даже не буду.

На практике все это означало, что в реальном бою 1941-42 года Т-34 уступал немецким танкам, имеющим более слабое вооружение. При прочих равных условиях он их просто не видел…

Противоснарядное бронирование

Разумеется, броня в 45-мм. под рациональным углом наклона (т.е. – 90 мм. «приведенной» брони), намного лучше, чем, например, 15-20 на советских легких и 30 – на средних (Т-28) танках.

Но, для немцев такое бронирование сюрпризом не являлось – они уже сталкивались с, например, французскими B-1bis, оснащенными 60-мм. лобовой броней. Да и сами немцы довольно быстро занялись усилением бронирования своих танков. Уже на Pz-IV Ausf. F, которые начали выпускать весной 1941 года, броня была доведена до 50 мм, а в более поздних версиях – до 80.

В общем, даже на начало войны Т-34 и КВ не были совсем уж уникальными с точки зрения бронирования. Безусловно, основная немецкая противотанковая пушка – 37-мм. Pak 35/36, была против них неэффективна. Однако надо понимать, что борьбе снаряда и брони всегда побеждает снаряд, поэтому артсистемы, способные поражать новые советские танки все же у немцев находились даже и в 41 году (хотя бы пресловутая FlaK 18/36/37, использовавшаяся против КВ). Даже в 1941 году выпускались КВ и Т-34 экранированные дополнительной броней до 75 и даже 90 мм.

Кстати, случаи пробития бортовой брони советских средних и даже тяжелых танков «колотушками» были, правда, стрелять приходилось почти в упор. Однако, из-за описанных выше проблем с обзорностью подобные ситуации возникали чаще, чем хотелось бы. И, если уж на то пошло, то советская 20К/53К (родная сестра немецкой «колотушки») тоже эффективностью не отличалась. Из-за низкого качества снарядов она не пробивала даже ту броню, которую должна была по ТТХ.

Немцы, кстати, довольно быстро решили проблему с толстой броней советских танков, развернув массовый выпуск 50 и 75-мм противотанковых пушек, снарядов с самонормализующейся головкой и кумулятивов.

Дизельный двигатель

Тут вообще случай, когда хитрая на выдумку голь возвела нужду во благо.

Дизельный двигатель, безусловно, имеет свои достоинства. В частности, это: низкий расход топлива (соответственно – больший запас хода), большой крутящий момент на низких оборотах (что особенно важно для танков и тягачей), больший ресурс, ровная тяга.

Есть у дизеля и недостатки. Прежде всего – относительная дороговизна. Даже в случае с современными автомобильными моторами дизель на 15-30% дороже. А в случае с В-2 мы имеем дело с авиационным двигателем (впрочем, в этом качестве он так реализован и не был), на который шел дорогой и дефицитный алюминий. Дизель более требователен к смазке и фильтрации воздуха, нуждается в более квалифицированном обслуживании.

Читайте также:  Игумен земли Русской

В случае с СССР выбор был обусловлен не всеми этими моментами, а первобытным состоянием нефтеперерабатывающей промышленности – бензина в стране не хватало. Особенно не хватало высокооктанового бензина для авиационных моторов, которые ставились и на танки в том числе. Кстати, авиационный бензин был одним из популярных товаров, поставляемых по ленд-лизу.

Большой проблемой был значительный износ двигателей из-за плохой фильтрации воздуха – установленный на первые версии танка масляный фильтр ничего не фильтровал. Эта проблема тоже была решена только в 1943 году.

А что же пожарная безопасность, на которую так упирает Суворов?

Да, в бытовом отношении густая солярка более безопасна, чем бензин. Более того, приходилось мне встречать утверждения, что, по инструкции, запуск двигателя М-5 на танках БТ-2 надлежало проводить в присутствии пожарника. Правда, на более поздних, действительно массовых сериях танков БТ, бензиновые моторы работали нормально. Жалобы Жукова после Халхин-Гола касались не так собственно огнеопасности, как неудачного расположения баков, каковая проблема была решена только на послевоенном Т-44.

Кстати, неправильным управлением можно и дизель поджечь – помню, в 1991 году была история с Т-72 в ГСВГ. Офицер, предотвративший взрыв боезапаса в городе, получил орден.

Условия же танка в бою далеки от бытовых – топливо в баках поджигается не спичками, а раскаленными осколками. Горит отлично и очень тяжело тушится. Собственно, статистика свидетельствует, что большая часть Т-34 была потеряна от пожаров, не смотря на пресловутую пожарную безопасность дизеля.

Между прочим, при пробитии брони перед пустым баком (а они у Т-34 были и во лбу, и в бортах боевого отделения) взрывались пары солярки. Есть масса фотографий подбитых танков, с оторванными лобовым и бортовыми листами брони корпуса.

Заднее расположение трансмиссии

Это преимущество вообще вымышленное.

Высота корпуса танка, на которую ссылается Суворов, связана не так с пресловутым карданом от двигателя к ведущим каткам, как с особенностями конструкции корпуса и башни танка в целом. В результате Т-34-85 с задним расположением трансмиссии, был выше, чем Pz-IV.

Да, немецкие танки страдали от повреждений трансмиссии в бою, зато Т-34 страдали от постоянных ее поломок.

Т-34 было очень тяжело управлять. Переключение несинхронизированной КПП требовало от мехвода лошадиной силы и большой точности – нередко включалось сразу две скорости и коробку заклинивало. В реальности чаще всего использовалась одна, максимум – две скорости. Просто чтобы их не переключать. Соответственно, максимальную скорость просто не удавалось развить. Часто выходил из строя главный фрикцион и т.п.

Все эти проблемы были решены только в 1943-44 годах, но я даже от людей, которые водили Т-34-85 после войны, слышал жалобы на тугое переключение передач и проблемы с главным фрикционом.

Читайте также:  «Дневной император»

Широкие гусеницы

Это единственный пункт, в котором вопросов особенных нет – да, гусеницы были широкие и обеспечивали высокую проходимость.

Кстати, помимо собственно гусениц надо обращать внимание и на шасси в целом. Между тем, в ходе испытаний трофейных Pz-III и Pz-IV советские танкисты обращали внимание на их большую плавность хода. Это делало танки более комфортными, и даже более скоростными, чем советские.

 

Вывод

Преимущества Т-34 над немецкими танками в начале войны, даже если отбросить особенности хода боевых действий, были, преимущественно, «табличными». Да, ТТХ танка были лучшими. Однако в реальных условиях многочисленные недостатки Т-34 не давали воспользоваться их преимуществами.

Соответственно, немцы присутствия в войсках Т-34 в ходе приграничного сражения вообще не заметили. Большая часть этих танков была потеряна из-за механических поломок, а оставшиеся было трудно использовать из-за острого дефицита запчастей и даже 76-мм. снарядов.

Для понимания ситуации: на 30 апреля 1941 года в 6 МК М. Хацкилевича (это 10 армия ЗапОВО – на Сувалкинском выступе) числилось танков Т-34 – 238, КВ – 114, а бронебойных снарядов для 76 мм. пушек – 0. В 4 МК Власова (6 армия КОВО – тоже направление главного удара, Львовский выступ) Т-34 – 242, КВ – 72, а 76 мм. снарядов – 0. Причем не только бронебойных, а вообще любых.

Первые новости о Т-34 относятся к октябрю 1941 года, когда Гейнц Гудериан вдруг заявил о решающем превосходстве Т-34. Но, в конкретной ситуации под Мценском, дело было не в характеристиках танков, а том, что Михаил Катуков грамотно использовал тактику засад, в то время как немецкие командиры за время блицкрига обленились и не организовали боевого охранения. Собственно, их и спасал Гудериан, рассказывая о превосходных данных Т-34.

Между тем, в СССР перед войной ставился вопрос о прекращении производства Т-34 – количество недоделок в танке было такое, что по итогам испытаний в октябре-декабре 1940 года его сочли просто небоеспособным.

Довести танк до приемлемой эксплуатационной надежности и боевой эффективности удалось только в 1943 году, но к этому моменту он уже устарел на фоне новых Pz-IV с длинноствольными пушками и «Тигров».

Все восторги адресуются, в основном, к танку Т-34-85, который, будучи развитием Т-34, был во многом другой машиной (собственно, от первоначального танка остался корпус, шасси и двигатель).

Справедливости ради отмечу, что некоторые современные исследователи (например, такой авторитетный автор как Михаил Барятинский) склоняются к мнению, что по комплексу характеристик лучшим танком Второй Мировой был все же Pz-IV поздних серий.

Соглашаться с этим совершенно не обязательно, тем более, что речь идет о весьма условном оценочном суждении. Но очевидно, что в 1941 году Т-34 значительно лучше выглядел на бумаге, чем на поле боя.

 

  • Юрий Алёнкин

    Не думаю, что очень часто говорится о решительном превосходстве советских танков. Если уж говорить о том, что было ОЧЕНЬ ЧАСТО, то официальная наша историческая наука говорила о решительном превосходстве вермахта вообще. В том числе и танков. Потом в результате публикаций Суворова выяснилось, что количественно КА превосходила вермахт по танкам многократно. И вот тогда появился вброс о …….»да, много, но устаревших и сломанных».
    О решительном превосходстве техническом у Суворова шла речь только о Т-34, каковых было мало.
    Я бы сказал так: сейчас начался разговор и сравнительных ТТХ бронетанковой техники ВОВ. Только сейчас.