Президент Петр Порошенко

Новогодние слова президента: конец стратегии худшего

Повестка дня президента Порошенко за 2,5 года исчерпана практически полностью и ничего нового он предложить пока не может. Надо срочно придумать какие-то новые задачи.

Вообще "президент мира" давно не баловал украинцев столь миролюбивыми речениями. Обычно его выступления чуть меньше чем наполовину состояли из "отражения российской агрессии", и чуть больше – из евроинтеграции и безвиза. Казалось бы, после epic fail по двум последним пунктам логично было ожидать, что значение первого пункта вырастет кратно. Тем более что накануне "российские террористы" практически обстреляли президента в районе Мариуполя, но – ничего подобного.

Впрочем, по порядку.

— В новогоднем выступлении президент уверенно заявил, что "худшее в экономике – позади". Загадочность состоит в том, что накануне в Мариуполе тот же самый президент заявил, что "есть осторожные основания считать, что самое трудное в социально-экономической сфере – наконец-то позади".

Я не любитель поминать алкогольную зависимость гаранта нации, но последовательный переход от осторожных оснований к полной уверенности может быть объяснен только одним фактором – накатил. По счастью, мы догадываемся, что новогоднее обращение было записано раньше, и скорее сработал фактор несогласованности текстов разных спичрайтеров (или даже одного – Олег Медведев в последнее время больше был озабочен декоммунизацией Деда Мороза и Снегурочки, чем тем, что несет его подопечный).

— Оптимизм президента основан на том, что "мы преодолели шок от разрушения части индустриального потенциала, вызванного военной агрессией. Так же, как и от враждебного закрытия Россией рынка для наших товаров, от торговой и транспортной блокады".

Заявления эти традиционные и традиционно же не согласуются со здравым смыслом. Индустриальный потенциал сознательно и целенаправленно разрушается в рамках декоммунизации и строительства "аграрной сверхдержавы". В "закрытии рынков" и "блокаде" Украина и сама преуспела. Достаточно вспомнить поддержанную на государственном уровне "инициативу активистов" по избавлению Украины от рынка Крыма.

— Президент отрапортовал о "восстановлении экономического роста", который "позволяет в новом году держать курс на увеличение доходов украинцев".

Злые языки, однако, утверждают, что рост ВВП, мало того, что находится на грани статистической погрешности, так еще и обусловлен ростом, например, коммунальных тарифов, который, понятное дело, находится в некотором противоречии с "увеличением доходов украинцев".

Читайте также:  Реализация любого из "потоков" будет для Киева катастрофой

— Президент порадовал граждан тем, что задачу обороны удалось решить без мобилизации.

Чебурашка, конечно, начал издалека и ухитрился прямо ничего определенного не сказать, но смысл заявления очевиден – ВОЙНА ЗАКОНЧЕНА. В условиях войны обороняться без мобилизации несколько затруднительно.

Новость, безусловно, хорошая, но и понятно, почему прямо президент ничего говорить не захотел – в стране слишком сильно военное лобби. Так что говорить о стратегическом повороте от войны к миру пока рано.

— Президент не постеснялся повторить бредовую идею о том, что "впервые в истории не купили ни одного кубометра газа из России – и это большой шаг к энергетической независимости!".

На самом деле весь закупаемый за рубежом газ – российский (злые и нечуткие журналисты специально это перепроверили), причем реверсные его поставки в нынешнее объеме возможны только до тех пор, пока есть транзит (фактически это транзитный российский газ с европейской наценкой). Настоящая же энергетическая независимость возможна только на путях использования соломы, лучин и кизяков.

— Президент поздравил граждан с наступлением "года столетия Украинской национальной революции". Революция эта запомнилась, главным образом, "атаманщиной" и разрухой. Потому президент предупредил, что надо "сплотиться против внешних угроз", а не "воевать между собой".

Собственно, в этом периоде – вся противоречивость и идеологии, и политической практики современной Украины. Если прославлять неудачников, то позитивного результата не получится. Причем сделать из неудачников национальных героев даже президенту не удается… Ну а призыв "сплотиться против внешних угроз" очень уж напоминает типичные занятия глуповцев из бессмертной "Истории одного города" Салтыкова-Щедрина.  Для начала ведь неплохо было бы достичь общего понимания вызовов, которые стоят перед Украиной… Но вести национальный диалог президент по-прежнему не намерен. Его реакцию вызывают только внешние сигналы.

- "Главной своей задачей вижу (…) – усиление нашей обороноспособности, укрепление международной поддержки Украины, сближение с Евросоюзом и НАТО".

Как видно, повестка дня президента Порошенко за 2,5 года исчерпана практически полностью и ничего нового он предложить пока не может. Надо срочно придумать какие-то новые задачи.

Читайте также:  С каким языком борются в Раде?

Определенные наметки, впрочем, есть. Как сказал президент в Мариуполе, хотя партнеры Украины и "признают, что за два с половиной года мы сделали и делаем больше, чем в течение двух десятилетий до этого. В то же время, очевидно, что прогресс пока недостаточен для того, чтобы положительные сдвиги в полной мере ощутило украинское общество".

Правду, в общем, сказал. Партнеры дали адекватную оценку сделанному: впервые за два десятилетия Украине четко указали, что ее место – по другую сторону "широко открытых дверей" ЕС. Теперь придется немножко забыть об оценках партнеров и вспомнить о потребностях украинского общества. Правда, боюсь, придумать какой-то новый курс, направленный на удовлетворение этих потребностей, команде президента не по силам…

— В заключение президент поздравил жителей Крыма, Севастополя и "отдельных районов Донетчины и Луганщины", пообещав им, что "российская оккупация – временна".

Правда, в Мариуполе он успел ляпнуть, что скоро придет конец украинской оккупации Донбасса… Оговорился наверное. Но на месте СБУ я бы расследовал этот инцидент – может оговорка была не такая уж и случайная…

В общем, старая стратегия президента исчерпана, и он это понимает. С другой стороны, он не в состоянии предложить новую стратегию и даже не намеревается прислушаться к обществу относительно задач, которые стоят сейчас перед государственной властью. Это – признак сильнейшего кризиса и неясно, с какими потерями Украина из него выйдет.