Президент-отель в Минске, где проходят заседания контактной группы по Украине

Минск — 2017: перспективы войны и/или мира

Дестабилизация ситуации в стране в целом в случае, если новая американская администрация решит избавиться от Порошенко, почти наверняка приведет к радикализации украинской власти, но есть и другой вариант.

За прошедшие два года единственным успехом реализации Минских соглашений явилось прекращение полномасштабных военных действий и обмен части пленных, достигнутый благодаря дипломатическим способностям и влиянию Виктора Медведчука. Во всех остальных направлениях успехи близки к нулю.

Понять, как могут развиваться события вокруг выполнения Минских соглашений в новом году можно, только учитывая интересы сторон, участвующих (прямо или опосредовано) в Минском процессе.

01. Интересы Украины

С формальной точки зрения Украине, конечно, нужно восстановление территориальной целостности. Однако с точки зрения интересов властной элиты это самое восстановление не выглядит столь уж однозначным.

С экономической точки зрения Украине, взявшей курс на построение вполне себе средневековой экономики, донецкий промышленный район вообще не нужен. Тут не ясно, что делать с Днепропетровском, Харьковом и Запорожьем… Сейчас, конечно, есть частная задача обеспечения украинских ТЭС донецким углем, но в среднесрочной перспективе и сами эти станции окончательно устареют, и добыча угля станет невозможной (напомню, что добыча донецкого угля была признана неперспективной еще в СССР). Ну а временно вполне достаточны ныне работающие схемы провоза угля с "оккупированных территорий".

С общеполитической точки зрения возвращение Донбасса означает довольно существенное нарушение электорального баланса. Не то, чтобы это нарушение как-то угрожало существующей постмайданной политической системе, но очевидно, что партии, составляющие сейчас большинство в Раде, не захотят делиться лишними местами с Оппоблоком, Зажизнью, а возможно – и с другими партиями.

Персонально Петру Порошенко восстановление территориальной целостности может и выгодно (он не против создания "ширки" с участием ОБ), но его персональных возможностей для протаскивания необходимых решений и в лучшие времена не хватало. Сейчас же его возможности еще меньше.

Самое же главное – надо понимать, что нынешней властной элите выгодно состояние войны. Слишком большие средства через нее отмываются, слишком удобны ссылки на войну на фоне социально-экономических проблем. Объективно наиболее выгодна нынешняя ситуация – ни мира, ни войны, но стрельба продолжается.

Читайте также:  О «сепаратисте» Медведчуке

Единой точки зрения, впрочем, в элите нет. Достаточно ознакомиться с новогодними выступлениями президента (фактически он констатирует окончание войны) и спикера (он требует продолжения войны до последнего украинца), чтобы понять дистанцию между партиями войны и мира. Пока только наиболее радикальная часть "партии войны" готова настаивать на решении проблемы военным путем – как последний этап установления националистической диктатуры в стране (недавно об этом очень осторожно сказал Георгий Тука). Но возможно (и даже более реально) противоположное развитие событий – обострение противостояния на Востоке станет основанием для установления диктатуры на остальной территории. Проиграть войну радикалы не боятся – возможности ЛДНР и России ограничиваются сохранением нынешней неподконтрольной территории.

В конечном итоге, победа той или иной партии будет обусловлена внешними факторами. Однако надо понимать, что перевес партии войны существенный.

2. Интересы России

Когда руководство РФ поддержало подписание Минских соглашений, оно исходило из того, что в результате территориального воссоединения восстановится электоральный баланс. В результате, националистические и условно пророссийские силы друг друга уравновесят, что даст относительно адекватную политическую линию.

Увы, этот расчет оказался неверным.

Во-первых, в результате конфликта 2014 года электоральный баланс был радикально нарушен на всей территории Украины. Возвращение в состав Украины Донбасса (к тому же – весьма "похудевшего") этот баланс отнюдь не восстанавливает.

Во-вторых, в существующей политической системе нет места даже для столь условно "пророссийской" силы, какой была Партия регионов в 2010-2012 годах. В политическом спектре современной Украины представлены только промайданные партии и места для каких-то других (допустим – на основе азаровского Комитета спасения) попросту нет. Попытка какие-то такие партии создать и внедрить закончится или "шпионским процессом", или, что вероятнее, физическим избиением активистов партии.

Базой для таких партий могла бы стать ныне неподконтрольная украинским войскам территория (т.н. "отдельные районы"), но Минские соглашения в той форме, в которой они подписаны, отнюдь не способствуют достижению такой цели. Фактически они предполагают ликвидацию "народных республик" и не дают никаких гарантий против "зачистки" территории.

Читайте также:  Развели, как котят, а потом собрали всех и снова развели – людям же нравится

Собственно, именно поэтому РФ настаивает на требованиях, которые соответствуют духу (но не букве) Минских соглашений – признания ЛДНР и заключения соглашений с ними и на их условиях (не только законодательные, но структурные гарантии автономии, распространение власти республик на всю территорию Донецкой и Луганской областей и т.п.).

Понятно, Киев (в т.ч. "партия мира") готов согласиться только на буквальное выполнение Минских соглашений, и не готов к прямому диалогу с ЛДНР (хотя на местном уровне и в частных случаях диалог ведется – по вопросу тех же угольных поставок).

3. Интересы Европы

Европе интересно прекращение войны.

Во-первых, это сделает украинский рынок более привлекательным для ее продукции и упрощает диалог по поводу сохранения транзитных маршрутов.

Во-вторых, это позволяет сосредоточить миграционный потенциал Украины внутри страны – за счет частных и государственных заказов на восстановление инфраструктуры и экономики. Почему именно ЕС предпочитает миллионами ввозить арабских беженцев, не предоставляя хоть какого-то статуса украинским мигрантам, я не знаю (кстати, не только я – позиция ЕС в этом вопросе уж слишком алогична). Но, в данном случае, важен сам факт – Европе не нужны "украинские сантехники".

В-третьих, учет интересов России позволяет вернуть российский рынок европейским производителям (снятие санкций).

Частные вопросы европейцев не интересуют и они вполне готовы пойти на выполнение российских требований.

Однако, в последнее время позиция ЕС несколько сместилась. После победы Трампа Ангела Меркель пытается играть роль защитника Европы от "российской агрессии". Очевидно, в этой связи позиция ЕС в отношении украинского конфликта ужесточится. Возможно, в ближайшее время появятся сигналы, свидетельствующие о готовности Европы поддержать только украинское понимание Минских соглашений. Но на этой базе достичь устойчивого мира не получится, поэтому будут искаться пути к заморозке конфликта.

4. Интересы США 

Считается, что новая американская администрация готова пойти на существенные уступки России, в частности, "разменять" украинский конфликт на уступки в каких-то других регионах. Я, однако, не полагаю, что такой "размен", даже если он будет иметь место, может предполагать отказ США от влияния на Украину.

Читайте также:  Энергетика войны. 14 октября в кривых текстах президентских спичрайтеров

Для любой американской администрации выгодно сохранять очаг напряженности между Россией и ЕС. Сейчас, допустим, активизация этого конфликта США не выгодна, но в будущем он может пригодиться. Поэтому достижение устойчивого мира на основе выполнения Минских соглашений (в любом их понимании) США не нужно.

Вполне логично, что позиция США будет смещаться в пользу "замораживание" конфликта по образцу Приднестровья, когда мятежные территории будут формально оставаться в составе Украины, фактически, будучи независимыми, и не влияя прямо на расстановку политических сил. Связи ОБ со США вряд ли могут существенно повлиять на такую позицию, поскольку шансы ОБ на получение большинства ничтожны, независимо от положения Донбасса.

5. Интересы Донбасса

Интересы Донбасса ни одной стороной не учитываются и возможности для их представления крайне ограничены. Очевидно, впрочем, что население ЛДНР предпочло бы вхождение в состав РФ, а поскольку это невозможно – сохранение фактически независимых государств (до какой-то степени связанных с Украиной).

Резюме

Наиболее реальным в этом году является соглашение о "замораживании" конфликта по приднестровскому сценарию – как временное решение. Однако, дестабилизация ситуации в стране в целом в случае, если новая американская администрация решит избавиться от Порошенко, почти наверняка приведет к радикализации украинской власти и обострению ситуации на Востоке страны – вплоть до возобновления полномасштабного военного конфликта.

РИА Новости Украина