Конституция Украины

Банковая наносит ответный удар по регионам

Отношения новой, постмайданной, власти и региональных элит пережили несколько этапов.

На первом этапе, непосредственно после победы Майдана, местные элиты начали торговаться с новой центральной властью за сохранение своих позиций. Появление как «народных республик» (которые не могли возникнуть без поддержки элит), так и «коломойского каганата», были проявлением этого процесса. Правда, в приведенных случаях речь шла о торге, который устроили олигархи: Ахметов показывал, как он может создать проблемы власти, а потом их разрешить (процесс вышел из-под контроля, показать удалось только на примере Мариуполя), а Коломойский – как он может разрешить проблемы власти, а потом их создать (на последнем этапе его вежливо, но настойчиво попросили покинуть пост губернатора).

Собственно, главный итог этого торга состоял в том, что власть, при всем нежелании с кем-либо договариваться, может удержаться только за счет опоры на местные элиты. Последние же воевать с центральной властью вовсе не хотели – шансы для них договариваться с кем-то еще, помимо Киева, приближаются к нулю (впрочем, «кто-то еще» договариваться с ними и не пытался). Результат был предсказуем – объединение региональных элит и центральной власти против «путинской агрессии».

На втором этапе центральная власть попыталась подмять под себя региональные элиты при помощи изменений в Конституцию.

Суть предлагаемой президентом «децентрализации» состояла в том, чтобы передать исполнительную власть местным представительным органам, при этом сохранив нынешнюю бюджетную систему и разрушив административно-территориальную структуру, в рамках которой, собственно, существуют местные элиты (укрупнение районов и т.п.). Логика состояла в том, чтобы, с одной стороны, стравить элиты друг с другом, а с другой, возложить на них ответственность за ситуацию в регионе при том, что конечные решения (о выделении денег) все равно будут приниматься в Киеве.

Читайте также:  Украина готовится усилить борьбу с неугодными законом о гражданстве

Т.о., декларативная децентрализация сводилась к фактической централизации. Запада президент не боялся – он знает, что ЕС достаточно, чтобы присутствовало само слово «децентрализация», в дебри содержания терминов он углубляется только в том случае, если возникает конфликт (так, никто не обратил бы внимания на сроки предоставления электронных деклараций, если бы по этому поводу не поднял шум генерал Чумак).

Региональные элиты это, конечно, не устраивает. Им вполне достаточна нынешняя система, при которой они являются исполнителями воли центра, который и несет конечную ответственность за ситуацию в регионе. Именно поэтому, кстати, идея федерализации не имеет поддержки в Украине – местные элиты хотят «пилить» государственные средства, а не нести ответственность за результаты «распила».

Хотя у региональных элит нет своих представительских структур (в какой-то степени ею является только «Самопомощь») они воспользовались ресурсами «партии войны». Как представляется, Порошенко подвела жадность – он решил провести решения и о «децентрализации», и об «особом статусе» одним решением. Трудно сказать, на что тут был расчет: то ли на то, что благодаря «особому статусу» (требование Минских соглашений) удастся протащить «децентрализацию»; то ли на то, что за счет «децентрализации» (требование ЕС) удастся протащить «особый статус»; то ли чтобы меньше платить депутатам. В общем, в условиях сильных позиций «партии войны» в парламенте, сработала логика противодействия «путинской агрессии» – недопущения предоставления Донбассу «особого статуса». Именно это было поводом к невозможности собрать голоса за конституционный законопроект. Такое направление было поддержано общественностью. А региональные элиты, вполне безразлично относящиеся к «особому статусу», получили свой результат. Сильнейшее сопротивление с их стороны еще летом 2015 года заставило отказаться от укрупнения районов.

Читайте также:  Хроника крепнущего идиотизма. Главные события уходящей недели

В общем, президент потерпел поражение. Протащить «децентрализацию» не удалось. Однако желание подчинить себе региональные элиты осталось.

И вот, на рубеже 2016 и 2017 годов, президент продемонстрировал новое средство борьбы с региональными элитами – 12 января главой Одесской областной администрации (губернатором) стал Максим Степанов, который 20 декабря выиграл конкурс на занятие должности.

Степанов в Одессе человек не совсем чужой – в 2008-2010 годах он был первым зампредом ОГА, фактически выполняя роль «государева ока» (должность «государя» исполнял В.А. Ющенко) в регионе. Однако сейчас у одесских элит (включая «держащего» регион криминального авторитета Александра Ангерта) был свой кандидат – народный депутат от БПП Алексей Гончаренко. Большинство экспертов сходились во мнении, что его шансы на занятие должности – преимущественные. И тут – такой афронт.

Очевидно, что все дело в механизме конкурса, все «читы» и «коды» от которого находятся в руках АП. Как отметил один из моих московских знакомых, очень похоже на использование админресурса, хотя использование админресурса при номенклатурном назначении – новое слово в политологии.

Сейчас – ход за региональными элитами. Как именно они будут бороться с новой кадровой политикой президента? Пока ответа на этот вопрос нет, можно констатировать, что Порошенко удалось довольно существенно усилить свои позиции и достичь успехов в централизации управления страной, не внося изменений в законодательство.

Антифашист