Донецкая область

Будущее Донбасса: нет доверия – нет выборов

Вопрос мирного урегулирования и выборов на Донбассе это вопрос доверия. Население Донбасса не доверяет Украине, как участнику переговорного процесса, и не доверяет Европе как гаранту. Россия, судя по всему, тоже.

Заявление Олланада и реакция на него

11 октября, выступая в  ПАСЕ, французский президент Франсуа Олланд заявил: "минские соглашения – это последовательность этапов, и каждый должен быть соблюден. Конечно, прежде всего, – прекращение огня, безопасность, отвод вооружений, но затем – выборы. И этот процесс включает украинскую сторону, подписавшую, и российскую сторону, посредством влияния, которую она имеет на руководителей востока, и включает также Францию и Германию, так как мы были там во время подписания минских соглашений".

Реакция в Киеве была крайне нервной.

Юрий Стець сообщил, что он "не понял" сказанного, желает услышать комментарий "на официальном уровне от МИД Франции". Сами же по себе выборы невозможны, "пока там не будет равных возможностей у каждого из кандидатов в народные депутаты, а это значит доступ к СМИ. В первую очередь, речь идет о возвращении украинских телеканалов и радиостанций на трансляцию из башен в Донецке и Луганске".

Арсен Аваков разразился грозным постом в FB (5,3 тыс. "лайков"!). Он отметил, что Олланд высказал "абсолютно неприемлемые для Украины вещи. Он потребовал сначала проведения выборов на Донбассе, и лишь затем вывода оккупационных войск России с украинской земли и возвращение контроля Украины за украино-русской границей. (…) Французский президент много на себя берет! (…) Не смейте указывать нам отдавать территории Украины и миллионы жизней наших граждан – под путинский режим, потому что так вам кажется удобным! (…) Взялись от имени демократической Европы остановить агрессора, напавшего на Украину – так делайте это, а не предавайте Украину, откупаясь от Путина разделом нашей страны! (…) Уступив Путину Украину – Вы потеряете Европу, потеряете собственную свободу".

Украинский эксперт Андрей Миселюк уточняет: "то, что хотят провести Россия и так называемые ДНР, ЛНР – это совсем не то, что записано в Минских соглашениях. Там записано: по стандартам ОБСЕ. А стандарты ОБСЕ подразумевают свободу собраний, свободу слова, состязательности между политиками и, естественно, безопасность и отсутствие огромных вооруженных групп, которые заставляют сделать выбор".

Самое интересное, что вообще непонятно, на что реагировали украинские политики, поскольку речь Олланда предполагает следование логике именно украинской стороны: сначала выполнение комплекса мер по выполнению безопасности, а только потом – проведение выборов. Собственно, то же самое говорит и президент Порошенко, уточняя, однако, что речь идет, в частности, о контроле миссии ОБСЕ над границей.

Читайте также:  О чем должен был говорить Гройсман в США. Заочная дискуссия с Бортником

Очевидно, что нервная реакция связана с некорректной подачей заявления Олланда в СМИ. Последнее же было связано с более ранним (14 сентября) заявлением Эро и Штайнмайера о том "условием политического характера является подготовка и принятие украинского законопроекта о местных выборах на Донбассе и предоставление особого статуса этому региону", причем делать это надо параллельно усилиям по прекращению огня.

Неправильная трактовка заявления Олланда подтверждена и принятием постановления ПАСЕ, которая "считает, что до тех пор, пока текущая ситуация в "ДНР" и "ЛНР", которая характеризуется атмосферой опасности, запугивания и безнаказанности и отсутствия свободы слова и информации, будет оставаться неизменной, проведение свободных и справедливых выборов в этих регионах не является возможным"; и заявлениями самого Олланда, который отказался от встречи с Путиным.

Кстати, сам Путин считает, что ссылки на вопросы безопасности "только предлог, чтобы ничего не делать в политической сфере. Нужно идти, как минимум, параллельно – и добиваясь реализации вопросов безопасности, и совершая необходимые абсолютно для урегулирования в целом на длительную перспективу шаги в политической сфере". Иначе люди в Донбассе не будут уверены, "что они не будут преследоваться, что их не будут хватать в тюрьму за сепаратизм, за то, за это"..

Возможно ли проведение выборов?

Если вопросы безопасности так важны для проведения выборов на Донбассе, то для начала неплохо было бы дезавуировать результаты выборов 2014 года, которые:

  • проходили в условиях неспособности (и нежелания) властей Украины обеспечить безопасность для представителей оппозиции  и их избирателей;
  • проходили в условиях уже начавшейся войны (юридически это АТО, но президент и депутаты не устают повторять, что избраны они были незаконно, поскольку речь идет именно о войне с Россией);
  • невозможно было провести  на части территории Украины (в  результате чего как минимум  пропорциональная часть парламентских выборов находится под вопросом).

Если украинская сторона не готова обсуждать эту тему (справедливости ради отмечу, что Украине дискуссию о выборах 2014 года никто и не навязывает – они признаны мировым сообществом и теперь от украинского руководства ждут возвращения этого небольшого аванса), то препятствие для выборов на Донбассе не в вопросах безопасности, а в том, чтобы провести выборы таки под стволами автоматов, но – "Азова" и "Айдара", а не "Спарты" и "Сомали". Фактически и ПАСЕ выступает за проведение местных выборов в условиях физического и информационного террора со стороны Украины.

Читайте также:  Скверный анекдот. "Письма Суркова" и деградация украинской политики

То же касается вывода российских войск – Украина немедленно получит доказательства отсутствия этих войск на территории Донбасса только в том случае, если гарантирует, что отсутствие вооруженного сопротивления не приведет к зачисткам. Пока же доказательства наличия или отсутствия российских войск на Донбассе скрывают даже США, чьи спутники, видящие даже стреляные гильзы на военных объектах в Сирии, внезапно "слепнут" над Донбассом.

Собственно, Путин отметил самую важную проблему мирного урегулирования – отсутствие взаимного доверия. Точнее даже – полное недоверие со стороны Донбасса. Причем в правильности этого недоверия легко убедиться, просмотрев сюжеты и статьи в СМИ, посвященные Донбассу и почитать рассуждения в социальных сетях. Достаточно, в общем, посмотреть итоговый документ парламентских слушаний о деоккупации или почитать законопроекты – депутаты ведь даже выборы проводить не собираются до полной зачистки территории. А ПАСЕ, тем временем, рассуждает о вопросах безопасности…

В общем, вопрос мирного урегулирования и выборов на Донбассе – вопрос доверия. Население Донбасса не доверяет Украине, как участнику переговорного процесса, и не доверяет Европе как гаранту. Россия, судя по всему, тоже.

Если Украина хочет урегулирования конфликта, то она должна продемонстрировать, что ей можно доверять. Для этого нужны встречные шаги в вопросах политического урегулирования, который Киев, так или иначе, обязался принять сам, без участия России или ЛДНР. Те шаги, которые были сделаны сразу после заключения Минских соглашений, уже не имеют веса. В частности, вопрос о внесении изменений в Конституцию в части особого режима местного самоуправления на Донбассе вообще снят с повестки дня.

Говорите Россия и ЛДНР преследуют какие-то свои цели, отличные от того, что написано в Минских соглашениях? Не сомневаюсь в этом и, более того, пишу и говорю об этом. Но у украинской стороны нет ни морального права, ни фактов, чтобы осуждать их за это, поскольку украинские политики тоже постоянно говорят о желании получить какие-то преференции, не соответствующие Минску.

В общем, проблема выборов на Донбассе никак не относится к числу неразрешимых. Только вот желания разрешить эту проблему Украина не демонстрирует. Да и зачем, если даже президент, как я писал недавно, прямым текстом объясняет, что ему не нужен мир, ему нужна война?