Учащиеся на занятиях

Собачья судьба «Собачьего сердца»

Исключение из школьной программы булгаковского "Собачьего сердца" вызвало бурную реакцию в СМИ и социальных сетях. Хотя данная инициатива и выглядит как проявление политической цензуры, ситуация вовсе не так однозначна.

Начнем с того, что сейчас речь идет о довольно существенном изменении вообще всех учебных программ. Помимо литературы существенные изменения коснулись географии, истории и правоведения.

Между тем эти изменения сами по себе более чем интересны.

Например, в курс истории включены понятия "советской оккупации" и темы, связанные с событиями Евромайдана и АТО. Казалось бы, эти темы должны были бы заинтересовать общественность в большей степени, но, увы, пока непонятно, как они будут преподаваться (методических рекомендаций, не говоря об учебниках, еще нет).

Кстати, оценки актуальной истории относятся к сфере политики и не могут не быть идеологизированными. Очевидно, что вокруг содержания программ по этим вопросам предстоят жаркие побоища. Вот, например, лепо ли отражать в теме сопротивления российской агрессии подвиги фельдмаршала Семенченко? Впрочем, в нашей стране непредсказуемого прошлого даже события 300-летней давности вызывают политические дискуссии. Нередко заканчивающиеся оргвыводами с занесением в табло (прошу простить вульгаризм).

В курсе географии предлагается исходить из принципов украиноцентризма. Очень своевременная рекомендация, подоспевшая именно в тот момент, когда интерес к Украине в мире упал чуть ли не до нуля. Не говоря о том, что это в принципе неверная установка просто потому, что география суть описание Земли, а не ее части.

Ну и, возвращаясь к собственно литературе.

Некорректно говорить не только о "запрете" (которого нет), но даже и просто изъятии того же Булгакова из программы.

В смысле, конечно, "Собачье сердце", а также "Гранатовый браслет" Александра Куприна и "Мальчика у Христа на елке" Федора Достоевского из программы убрали, но вместо них внесли произведения Сэлинджера и Апдайка (не забываем, что произведения российских классиков у нас идут в курсе иностранной литературы). То есть речь идет о замене авторов.

Читайте также:  Кулич или паска? Статья, написанная по итогам одного эксперимента

Другое дело, что неправильно рассматривать общее литературное наследие в рамках курса иностранной литературы. И уж совсем глупо считать иностранными писателями Гоголя и Булгакова, которые не только уроженцы Украины, но и писали на украинские темы (на общепонятном, кстати, языке).

Однако, справедливости ради, надо отметить, что эта ситуация была создана отнюдь не нынешней властью и тогда, когда конструировалась эта насквозь идеологическая схема причисления к лику "украинских" писателей, общественность, конечно, негодовала, но в конечном итоге закончилось все победой националистов. Чему уж сейчас-то удивляться?

В общем, из всего шумного скандала в результате остается только фантастическое по своей иллюстративности исключение именно Булгакова (потому что жуткий рассказик в духе андерсоновской "Девочки со спичками" и простенькая история виртуальной любви никого особенно не впечатлили). Тут слишком уж жирно нарисован идеологический маркер — "Собачье сердце" наверняка включили в программу как антикоммунистическое произведение (хотя несомненны его чисто литературные достоинства и оно относительно невелико по объему), а потом исключили — как контрреволюционное. Уж слишком ярко и неприглядно показан там и процесс "взрывной" работы социального лифта (не будем называть поименно шариковых в нынешней Раде), и ответственность интеллигенции за дело рук своих (ибо не пристало Преображенскому жаловаться на им же сооруженного Шарикова, как не пристало интеллигенции жаловаться на странные и страшные плоды революции, к которой они же призывали). Однако, повторюсь, это наши догадки. Авторы-то новации наверняка исходили из совершенно благонамеренной идеи дать детям ознакомиться с классикой американской литературы за счет неприоритетных авторов классики российской.

Кстати, при всей однозначности этих самых маркеров отмечу, что сама книга не является контрреволюционной. Михаил Афанасьевич вовсе не писал ее в стол. Вопрос о публикации "Сердца" стоял очень серьезно, книгу передавали для ознакомления руководителям партии и правительства и отказались от этой идеи не потому, что она плоха или агитирует против Советской Власти, а потому, что может быть неправильно понята. Кстати, телеверсию повести ставил коммунист (настоящий коммунист, восстановившийся позже в КПРФ) Владимир Бортко.

Читайте также:  Мистические загадки украинской идентичности

В общем, сама по себе новость о судьбе "Собачьего сердца" меня ничуть не удивила и не расстроила. Это совершенно естественное следствие вполне большевицкого подхода к вопросам гуманитарной политики. Дело не в "Собачьем сердце", а в том, что политика в области образования и культуры поручена преображенским, которые в качестве продукции выдают на гора шариковых, а потом делано удивляются — кто ж их устроил в очистку-то работать?