Заседание Верховной рады Украины

День сурка

В числе прочих президент в своем обращении к Раде как бы задался вопросом – все ли он правильно делает? В стране война, начата куча реформ, результат от них будет через 3-5 лет… Не возникнет ли политический кризис, который все возьмет и похоронит?

Очертания прогресса

Перед тем, как ознакомиться с очередным посланием президента Верховной Раде, я не поленился обратиться к классике – речи того же самого президента в прошлом году.

Тщательно прочитав текст, пришел к выводу, что прошлогоднее выступление вполне можно огласить и в этом году. По сути, задачи, которые стоят перед украинским государством, за год не изменились и более того, особого продвижения в их решении незаметно.

Местами тексты будут просто совпадать. Вот, например, в июне прошлого года в Украине тоже был новый Генпрокурор, а осенью прошлого года Украина тоже получила безвизовый режим с ЕС. День сурка, как он есть.

Кое-где нужна легкая редакторская правка. Например, неактуальную уже Згуладзе следовало бы заменить на все еще актуальную Деконаидзе. Впрочем, от перемены грузинок сумма не меняется. Или, скажем, в пункте о судебной реформе порадоваться принятию конституционных изменений, которые (разумеется, временно) передают управление судебной системой в руки президента.

В общем, прогресс, как говорится, на лицо.
Однако спичрайтеры президента не искали новых путей и представили общественности новый шедевр. Про единство, мир, безопасность и реформы.

Вопросы обороны

Эта часть выступления был наиболее путаной и противоречивой. Что и не удивительно, если помнить, что страна ведет войну, но войну не объявляет и военное положение не вводит. Приходится доказывать квадратуру круга.

Президент заявляет, например, что 3% бюджета на военные нужды это мало, как для воюющей страны, но социально-экономическое положение больших расходов не допускает. Возникает впечатление, что особой угрозы суверенитету и территориальной целостности все же нет. Потому что когда угроза государству реальна, то денег не считают (просто некогда).

Президент безусловно порадовал Пашинского (того самого нехорошего человека, который прятал оружие с Майдана), призвав принять закон о спецконфискации. Имеется в виду механизм внесудебного грабежа "врагов нации" с направлением награбленного на нужды обороны. Эксперты, однако, полагают что нужды обороны тут ни причем, а вот заработанный Пашинским и Черновол имидж рейдеров как раз значение имеет.

Полагаю, что дело тут вовсе не в деньгах на оборону, а в необходимости сохранения коалиции, потому что фракция НФ отказывалась голосовать до того момента, пока не будет принят этот закон. Коррупция? Упаси Бог – мы ж с ней боремся.

Президент радуется экспорту товаров и услуг военного назначения в 60 стран мира, что не ослабляет ВСУ. Это в то самое время, когда патриоты (и не патриоты тоже) вежливо (а чаще – матом) интересуются, почему на параде 24 августа выступали "Булаты", а не новейшие "Оплоты", которые в это время отправляют в Таиланд (последний, кстати, в конце концов, от них отказался из-за неспособности украинских партнеров соблюдать график поставок).

Президент рассказывает о переходе к профессиональной армии, что тоже выглядит противоречиво – в военное время такие реформы не проводятся. Правда, войск вроде бы хватает. Президент заявил о том, на Донбассе находится 38,5 тыс. "российско-террористических" войск, в то время как с украинской стороны в зоне АТО, по его же апрельскому заявлению, сосредоточено 69 тыс. человек.

Во-первых, не очень понятно, зачем нужна такая численность войск – для наступления она недостаточна (нужно хотя бы трехкратное превосходство), а для обороны – чрезмерна.

Во-вторых, президент забыл согласовать цифры с главой СБУ. Он упомянул, что со стороны ЛДНР в наличии 600 танков и 1250 броневых машин, в то время как 2 сентября Василий Грицак сообщил, что "от четырех до шести тысяч кадровых российских военных (не путать с "российско-террористическими" войсками – Авт.) постоянно находятся на территории Украины, более 700 танков, порядка 1400 боевых бронированных машин". Плюс/минус 100 танков и 150 броневых машин – какая ерунда! Всего-навсего танковая бригада российской армии, с которой Украина воюет (а их в России всего пять, плюс Кантемировская дивизия)…

Читайте также:  Президент и автокефалия: между Богом и кесарем

Более всего мне понравились сентенции про НАТО. Вступление в НАТО – наша цель. Украинцы бродят по лесу со звездой, которая указывает на НАТО. Двери в НАТО открыты. Но если мы будем приближаться к ним слишком быстро, они закроются. Автоматика, сенсорное управление, то да се… Ну, вы поняли.

Минский процесс

Украина продолжает придерживаться Минских соглашений, но, пока не будет достигнут прогресс в вопросах безопасности, выполнять Украина ничего не собирается. Да-да, именно не собирается, а не "не может", как заявил Назарбаев, сославшись на телефонный разговор с Порошенко.

Вообще логика в таком подходе есть – российская сторона изначально настаивала на том, что Минские соглашения не просто перечень пунктов, но и определенный порядок действий. Причем прекращение огня – на первом месте. Другое дело, что прекращение огня зависит от обеих сторон и если хотя бы одна сторона не хочет или не может прекратить огонь, так и прогресса тут нет. Да и вообще, если Украина действительно заинтересована в реализации Минска, то какие-то шаги могла бы осуществить и в одностороннем порядке (о чем ей неоднократно прямо говорили).

Главное, впрочем, в том, что Порошенко пользуется тут двойными стандартами. Выполнять Минск мы будем только после прекращения огня, а потом нумерацию пунктов будем определять сами. Тут подход с прошлого года не изменился – прекращение огня, вывод "иностранных войск" (Ходжес точно уехал?), контроль над границей, а уже только потом – выборы. Так давайте уже прямо скажем, что выполнять Минск Украина не собирается.

Тем не менее, президент продолжает рассуждать о возвращении в состав Украины Крыма и Донбасса. Тут его речь также была путана и противоречива.
Он говорит о восстановлении Украины в границах 1991 года, но это ведь границы Украинской ССР! А как же декоммунизация и куда смотрит Институт национальной памяти? Кстати, хельсинкские принципы нерушимости границ в Европе де-факто не работают с момента воссоединения Германии в 1990 году…

Он говорит, что военного пути решения вопроса нет, потому что потенциал украинской армии сугубо оборонительный, а подлый враг окопался в наиболее урбанизированных районах, населенных гражданами Украины.

По первому пункту заявление президента является ответом Генпрокурору. Президент иловайскую трагедию полностью расследовал – потенциал у нас оборонительный, а тут попытались наступать и вот… А был бы потенциал наступательный, так мы бы до Владивостока дошли и обратно бы вернулись. Может быть.

По второму пункту я так понимаю, что это обстоятельство президент только сейчас заметил. До этого "одвични лыцари" лупили себе по жилым кварталам, а Порошенко широковещательно заявлял, что этого не может быть.

По поводу возвращения Донбасса президент хочет избежать двух крайностей. С одной стороны, он против попытки России "инфильтрировать его внутрь Украины, чтобы подорвать ее изнутри", с другой стороны, он против намерений некоторых политиков отказать от Донбасса из-за его неправильного населения.

Я так понимаю, средняя линия Порошенко – привлечь население Донбасса на сторону Украины быстрым экономическим развитием, высокими зарплатами и пенсиями, низкими коммунальными тарифами, а также – "поездами дружбы", облавами на подозрительных, закрытием русских школ, налетами на редакции неугодных СМИ (кстати, три первых пункта – повседневная реальность освобожденных районов Донбасса, а последний мы наблюдаем в Киеве). Короче – восстановить статус-кво весны 2014 года и посмотреть, восстанет ли Донбасс без Стрелкова.

Еще о российской агрессии

Президент позволил себе выразить недовольство и Европой. Там, оказывается, пытаются прийти к власти политики, которые не понимают благотворного влияния на экономику стран ЕС антироссийских санкций и безответственно требуют нормализации отношений с РФ. Это недопустимо. Потому что Путин это Гитлер, а любая нормализация – это Мюнхен (очередной сигнал Институту национальной памяти – что за упоминание Мюнхенских соглашений 1938 года, когда всем известно, что войну начали Сталин и Гитлер в 1939?). "Нетрудно заметить использование Россией в странах ЕС уже знакомых по украинскому сценарию невоенных методов гибридной войны" (ну да, разгромить Ливию, Ирак и Сирию, а потом пускать без разбора беженцев европейцев заставил именно Путин).

Читайте также:  Крымский инцидент. Сценарий, который сработал

Однако, российский экспансионизм можно остановить при помощи Нормандского формата. В общем, отказ Путина от Нормандского формата, а потом согласие вернуться к нему после многочисленных просьб Меркель, Олланда и самого Порошенко – это победа украинской дипломатии.

Борьба с коррупцией

Тут президент рассказал все правильно – создана куча новых антикоррупционных органов; ГПУ открывает по делу в день (но не ясно, по сколько дел передает в суд); СБУ отчистилась от предателей и коррупционеров, на смену которым идут "патриотически настроенные молодые офицеры, абсолютное большинство которых с практическим опытом участия в боевых действиях на Востоке"; патрульная полиция заработала доверие, а ее руководство должно реагировать на "досадные инциденты" (!!! – это про убийство в Кривом Озере, если что).

Тем не менее, люди не видят результатов "облавы на коррупционеров". Почему?
Во-первых, потому что слишком мало времени прошло. Как писал Алексей Константинович Толстой:
"Китайцы все присели,
Задами потрясли,
Гласят: "Затем доселе
Порядка нет в земли,
Что мы ведь очень млады,
Нам тысяч пять лишь лет;
Затем у нас нет складу,
Затем порядку нет!"

Напомню, правда, что кончилось тем, что герой стихотворения велел выпороть чиновников…

Во-вторых, для того, чтобы коррупционеров сажали, нужно еще провести судебную реформу.

Я отмечу, что тут нужны, очевидно, радикальные меры – приглашение на посты судей патриотически настроенных мурзилок с практическим опытом участия в "мусорных люстрациях".

Тогда можно не размениваться в борьбе с коррупцией на какие-то там законы. Благо, заявление президента о спецконфискации позволяет понять, насколько расширительно в Украине трактуется понятие правового государства.

Экономика

Президент констатировал достижение макроэкономической стабилизации и экономического роста, а также намекнул правительству, что пора, дескать, переходить к стратегии развития.

Основные направления этого развития:

  • "вынужденная милитаризация";
  • сельское хозяйство (его правда, тормозит отсутствие рынка земли, но президент только намекает);
  • инновации и IT индустрия.

Металлургия и химия, энергетика и транзитные возможности не упомянуты. Возможно, конечно, из-за того, что нельзя объять необъятное. Но, не менее вероятно, что две первые отрасли загибаются из-за последовательной политики правительств на сокращение потребления энергоносителей путем отстрела потребителей (как раз к речи президента арестованы счета ОПЗ). По третьей отрасли, президент, видимо, не получил внятных ответов от вице-президента Еврокомиссии по энергосоюзу Мароша Шефчовича на два вопроса: когда Украина сможет присоединиться к энергосоюзу и когда ЕС даст денег на закупку газа и угля. С транзитом тоже как-то не складывается.

Разбирая причины социально-экономического кризиса, президент довольно быстро нашел виноватого. Как ни парадоксально, во всем виноват Путин. Хотя, конечно, "стратегически это хорошо, что таким кардинальным образом сократилась наша зависимость от российского рынка", но "мы должны понимать, что агрессивное закрытие российского рынка стало для Украины экономическим шоком, и оно обошлось нам, по некоторым подсчетам, минимум в 15 млрд. долл. Мы потеряли десятки, если не сотни тысяч рабочих мест. И эта экономическая агрессия – одна из главных причин стремительного падения уровня жизни".

Заодно президент резко и принципиально ответил недоброжелателям, которые троллят его за пресловутую липецкую (а теперь еще и калужскую) фабрику: "тех, кто любит спекулировать на тему "пока война, кто-то зарабатывает на торговле с Россией", должна заинтересовать финальная цифра: за последние годы объемы нашего экспорта в РФ упали в пять раз". Я вот только не понял, где тут перемога – то ли в падении экспорта (и валютных доходов от него), то ли в том, что президент героически удерживает остатки экспорта (хотя российские фабрики в Россию ничего не экспортируют – они уже там).

Я, кстати, отлично помню, что в 2012-2013 годах Петр Порошенко, когда ему говорили, что ускоренная и несогласованная интеграция с ЕС приведет к проблемам в экономических отношениях с Россией, требовал "не делать провокаций". Сейчас он обвиняет Россию в том, что сам же разорвал с ней взаимовыгодные торговые и производственные связи. "П" – последовательность.

Читайте также:  Украинский безвиз: европейская форма и латиноамериканское содержание

О политике

В Москве мечтают о досрочных выборах в Украине, но мы выдержим это давление. Почему? Потому что если сейчас провести выборы, то партии, ответственные за проведение реформ, проиграют. А проиграют они потому, что люди реформами недовольны. Видите как просто? Если люди недовольны, выборы проводить не надо.

Зато будем продолжать децентрализацию. Правда, о необходимости внесения изменений в Конституцию президент упомянул крайне странно, обозвав их "призраком". Кажется дело, все же, не в Минске (иначе бы президент нашел в себе силы сказать, что Москва срывает децентрализацию, блокируя реализацию Минска), а в неактуальности самой темы. Обошлись увеличением финансирования местных бюджетов (лайт-децентрализация в версии Тимошенко). В общем, президент дал сигнал региональным элитам – умножать на ноль вас не будут, а денег – дадут. Только поддержите.

"Мы не будем безразлично наблюдать за вмешательством другого государства в наши церковные дела" (прямая цитата из выступления 28 июля). Поэтому мы вмешаемся в дела церкви (которая, по Конституции, отделена от государства) сами. Вот, например, Рада уже обратилась к Варфоломею с просьбой дать ей автокефалию (как я понимаю, в канцелярии Вселенского Патриарха до сих пор не знают, что делать с этим феноменально безграмотным документом).

Зато Украина достигла исключительных успехов в декоммунизации. Это вообще самая успешная из украинских реформ – памятники и уличные таблички не слишком активно сопротивляются.

В заключение президент как бы задался вопросом – все ли он правильно делает? В стране война, начата куча реформ, результат от них будет через 3-5 лет… Не возникнет ли политический кризис, который похоронит всю эту кампанию государственного самоуничтожения?
Правильный вопрос. Но давать на него правильный ответ уже поздно.

О чем президент не говорил

Президент не говорил о большинстве вопросов, которые интересуют людей.

Он ничего не сказал о коммунальных тарифах. Хотя в прошлом году, когда их уровень был гораздо ниже, говорил.

Он ничего не сказал о необходимости индексации зарплат и пенсий. В прошлом году он сказал, что декоммунизация должна проходить в головах, и лозунги социальной справедливости под нее подпадают.

Он ничего не сказал об оффшорном скандале. Ну да, к борьбе с коррупцией эта тема никакого отношения не имеет. Или все же имеет?

Он ничего не сказал о девальвации – ведь макроэкономическая стабильность достигнута. Правда, НБУ рапортует, что не сможет удержать гривну без поддержки МВФ, а он – не Чип и Дейл, и не спешит на помощь.

Он ничего не сказал о ситуации вокруг "Интера". И, правда – что тут говорить? Кристально чистый случай цензуры и рейдерства силами непонятно кого при полном невмешательстве государства. Отличный сигнал инвесторам и борцам за свободу слова.

Он ничего не сказал о росте преступности. Хотя, на фоне реформы МВД, преступность резко выросла, а раскрываемость не менее резко снизилась. И судебная реформа тут не причем – некому и некак вести следствие.

О войне и мире ответ невнятный – ни войны, ни мира, армию не распустим, а "союзники – сволочи" (с).
Он ничего не сказал о полноценном членстве в ЕС. Впрочем, эта тема была снята с повестки дня еще в прошлом выступлении, а евроинтеграция окончательно превратилась в подобие коммунизма, несомненно наступящего в абстрактно понятом светлом будущем.

Резюме

Предельная стадия отрыва от страны и народа. Сейчас Порошенко находится в состоянии, в котором в 2012-13 годах находился Янукович – ничего не вижу, ничего не слышу. Занимаюсь геополитикой. Строю "Семью" в бизнесе и государственном управлении.

Опасное состояние. А Ростов не резиновый…