Петр Порошенко во время торжественного парада в честь Дня Независимости Украины

Слова, слова, слова. Спектральный анализ праздничных речей Порошенко

25-летие независимости – большая дата, поэтому президенту приходится много выступать. 22-го он выступал перед представителями диаспоры, 23-го – на Дне национального флага и в войсках.

Разнообразие перемог

Украина получила независимость 25 лет назад, но "национальная элита" не поняла и не усвоила этого факта, а потому продолжает бороться за независимость и конца-края этому процессу не видно. Именно такой вывод напрашивается из выступления президента перед диаспорой.

"Когда мы говорим о победе, то речь идет не только о восстановлении суверенитета, территориальной целостности и независимости нашего государства, не только о деоккупации Крыма и Донбасса, но мы говорим и об успешных реформах и фундаментальных изменениях, которые должны произойти в самой Украине", – вещает президент.

Начну с того, что если восстановление суверенитета и независимости вообще стоит в повестке дня, то очевидно, что с суверенитетом и независимостью какие-то проблемы. Какие? Актуально ли говорить о "восстановлении суверенитета" через четверть века после его получения?

Вообще, я, например, считаю, что проблемы с суверенитетом есть. Украина фактически находится в статусе колонии, управляемой из американского посольства. Причем утрата значительной части суверенитета была естественным результатом курса на безоглядную евроинтеграцию, который стоил поста президенту Януковичу. А вот курс на евразийскую интеграцию суверенитет Украины ограничивала бы в значительной меньшей степени, потому что Россия никому своих стандартов не навязывает (потому, кстати, РФ действительно всего лишь "региональная держава", а не "глобальная империя", как СССР, Российская Империя или США).

Об этом говорено-переговорено, но все сказанное на эту тему в современной Украине приравнено к оруэлловскому "мыслепреступлению". Президент явно имеет в виду что-то другое. Может он не заметил распада СССР?

Кстати, говорят, в Сумах предлагают улицу именем Оруэлла назвать. Думаю этого мало – надо переименовать Крещатик и лозунги развесить: "Свобода это рабство", "Война это мир" и т.п. Ну и что-то типа "Независимость это зависимость". У нас ведь именно так получилось – отказались от зависимости от России, которая, при всех недостатках, брала на себя ответственность за развитие территории, в пользу зависимости от добрых американских и европейских дядюшек, которые всегда готовы помочь советом, а когда следование ему ведет к катастрофе, говорят – сами виноваты.

По поводу Крыма и Донбасса есть и альтернативное мнение – что именно эти регионы с "неправильным" населением создавали проблемы для украинского суверенитета. И только изгнав их, украинские власти наконец-то получили независимость от населения страны…

А уж включение успешных реформ в план побед "в нашей отечественной войне за независимость" наглядно показывает, что декоммунизация еще недостаточно проникла в головы президентских спичрайтеров. Уж очень похоже на штурмовщину и лозунги типа "повышая удои молока с каждой курицы-несушки вы приближаете наступление коммунизма".

Я-то думал, что реформы нужны для улучшения жизни людей. Но нам не до того, мы воюем. И проведение реформы расцениваем как самоценную победу, независимо от того, к чему она привела. Наглядный пример – работа новой патрульной полиции. Реформа признана успешной, вот только преступность растет.

Кстати, если уж реформы это война – то с кем? Такое впечатление, что Украина должна кому-то доказать, что она достойна независимости. Но это даже не заблуждение, а комплекс национальной неполноценности – ничего и никому доказывать не надо. Правда, ход реформ намекает, что война таки ведется – государством против народа. И – довольно успешно, раз уж численность "противника" сократилась за два года на 3,3 миллиона человек (это по данным Госкомстата, который полной информации сейчас не имеет).

Читайте также:  О зарплатах депутатов и европейском стандарте социальной справедливости

Правда, следующий период выступления перед диаспорянами пишет уже другой человек (или тот же шизофреник) и президент заходит уже с другой стороны: "война не является оправданием за отсутствие реформ". То есть реформы это все-таки не совсем война? Правда, тут, скорее всего, игра слов – война как война и война как реформы.

"Власть должна менять все и одновременно", – лучший рецепт как провалить все. Никаких ресурсов же не хватит, не говоря о том, что надо заранее увязывать одни и другие реформы, а у нас частенько даже действующие законы друг-другу противоречат…

"Надо делать все, чтобы преодолевать разрушение значительной части промышленности в результате боевых действий". Не буду давать советов в духе "а не пробовали вы не вести боевые действия". Все равно никто не признает свою вину в их продолжении. Но вот, например, государственный Одесский припортовый завод находится на солидном расстоянии от линии фронта и, не смотря на стратегическое значение (хотя бы в видах приватизации), его останавливают. Наверное, стоило бы в этой фразе заменить "боевые действия" на "реформы"…

Впрочем, президент настроен оптимистично: "после четырнадцати кварталов падения уже два квартала подряд, как начал расти ВВП. Я понимаю, что его на хлеб не намажешь… Но макроэкономическая стабилизация открывает путь к постепенному восстановлению уровня жизни".

Период настолько смачный, что я даже не знаю, с какого именно элемента следует начать.

Начну, пожалуй, с того, что квартал – это три месяца, ¼ часть года. В текущем году полных кварталов прошло два. Двенадцать кварталов, это полные 2015, 2014 и 2013 годы. По итогам крайне неудачного 2013 года рост ВВП составил 3,3%. Рост, а не падение (хотя Госкомстат и уверял, что рост этот дал последний квартал года – 3,7%, в то время перед этим пять кварталов подряд было падение, поверить в это трудно).

Относительно двух кварталов 2016 года ситуация тоже неоднозначная. Экономисты не уверены, что колебания показателя ВВП около нуля это именно рост, а не результат изменений базы отчетности, но уверены в том, что если рост и есть, то на фоне чудовищного падения двух предыдущих лет это не рост, в просто незначительное восстановление, а осенью экономическая ситуация резко ухудшится… Впрочем, экономистам положено быть скептиками, а президенту – оптимистом. Даже если он при этом выглядит не слишком адекватно.

"ВВП на хлеб не намажешь" – лозунг оппозиции. Это положено говорить Юлии Владимировне, а не Петру Алексеевичу. Кстати, ВВП непосредственно на хлеб не намазывается, но рост ВВП с некоторым лагом ведет к повышению благосостояния. А вот "намазывать на хлеб" тающий ВВП без радикальных социальных реформ в духе "богатые поделятся с бедными" невозможно в принципе. А сейчас как раз с бедными не делятся. Сейчас "пушки вместо масла" и бешеные прибыли для, например, "Нефтегаза".

Ну а упоминание "макроэкономической стабилизации" после того, как МВФ отказал в кредите и на протяжении нескольких дней розничный курс доллара вырос более чем на гривну, как-то даже несолидно.

О флаге

Речь президента на церемонии поднятия государственного флага была исполнена пафоса и фантастики.

Начал он со смелого заявления о том, что "настоящую историю нашего флага советская власть держала за семью печатями".

Читайте также:  Медленно и методично навстречу досрочным выборам в Раду

Я, на самом деле, не знаю, что такое "настоящая" история украинского флага, где ее держали, и кто ее придумал. Но знаю, например, что синий и желтый – геральдические цвета Австро-Венгрии, а во флаге УНР порядок цветов был обратный нынешнему.

"Синергии цветов режим не допускал категорически и считал ее большим криминалом". Это, кстати, правда. Мне приходилось слышать рассказы о том, как студента, пришедшего на физкультуру в синем костюме и желтой шапочке, комсорг отчитывал за "украинский буржуазный национализм". Но я также знаю, что именно такие комсорги потом вводили в ВУЗах курсы "научного национализма" и выдумывали тысячелетнюю историю украинского флага. На каком этапе поведение этих приспособленцев было более отвратительным мне сказать трудно.

"Доходило до абсурда: говорят, государственный стандарт даже в коробках детского пластилина не позволял синим и желтым брускам лежать рядом". Вообще-то причина этого требования в СССР была известна даже школьникам. Дело в том, что желтый цвет – "теплый", а синий – "холодный". Если искать врагов украинского флага, но начать следует с Господа Бога – ведь даже в радуге, попущением Господним, желтый и голубой цвета разделены зеленым… Зрада? Безусловно.

Дальше президент, с присущим ему оптимизмом, радуется тому, что, по данным социологических исследований, "около 90% украинских граждан гордятся или позитивно относятся к нашему флагу, гербу и гимну. (…) Лучше, конечно, если бы было все сто процентов. Но для постсоветского демократического общества наличные показатели выглядят чрезвычайно оптимистично".

Тут я отмечу два момента. Во-первых, действующему президенту упоминать результаты социологических исследований логично в контексте заявления об отставке с поста – если граждане меня не поддерживают, "я устал, я мухожук" (с). Во-вторых, даже в СССР было волшебное число 99,9%, которое пусть на 0,1%, но меньше 100%. 100% и демократия (хоть постсоветская, хоть развитая) принципиально несовместимы, о каких бы вопросах ни шла речь.

Кстати, о том, как именно выглядит "демократия по-украински" поведала вполне "грантоедская" "Телекритика". Пафос публикации, правда, состоит в том, что самоцензурирование специально подготовленных украинских пропагандистов значительно эффективнее внешней цензуры "минстеця" и УИНП, так что им надо над собой работать.

Ну и "чрезвычайно сложная задача для нас – сделать так, чтобы наш флаг снова появился над Донецком и Луганском, над Симферополем и Севастополем".

Задача эта решается. Ради нее украинская артиллерия обстреливает Донецк и Луганск, ради нее перекрывается вода и отключается свет Симферополю и Севастополю. Однако решение не приближается. Может что-то делается не так? Да ну, ерунда какая-то… Удвоить усилия! Задача-то – сложная!

Справедливости ради, следует указать, как я уже неоднократно писал, что цель – поднять знамена над городами, а не над населением. И недаром украинским политикам решение проблемы Донбасса видится в соответствии с боснийским сценарием, главной составляющей которого было изгнание подавляющего большинства сербов.

Ну и в заключение – два фотофакта, свидетельствующих о том, как кремлевский режим ужасно боится украинского флага. Милицейские машины, окрашенные недопустимой "синергией цветов", Петр Алексеевич все же должен помнить.

Автомобиль милиции СССР
Автомобиль милиции СССР

Ну а вторая фотография сделана 1 сентября 2014 года в городе Москве – это не политическая демонстрация, а начало учебного года в обыкновенной школе. Иногда синий и желтый – просто цвета.

Учебное заведение
Учебное заведение

Об армии

Читайте также:  «План Маркова» или Как вернуть Украину к нормальной жизни

"Сейчас прямо отсюда, из Святой Софии, я отправляюсь на линию фронта", – заявил президент. Что случилось дальше, я не очень понял. То ли сдвинулась линия фронта, то ли президент заблудился, то ли у него какое-то свое понятие "фронта", но, в общем, президент нашелся в Чугуеве Харьковской области, где принял участие в передаче военным новой техники.

"Полученное вами оружие и военная техника точно приблизят день нашей победы. Безусловно, дипломаты будут играть свою роль. Но если мы не будем иметь сильную армию, их усилия могут быть неэффективными".

Когда я в 2014 году читал публикации одной из волонтерских групп, которая объясняла особо жестокие обстрелы городов Донбасса накануне подписания Минских соглашений необходимостью надавить на Путина, я воспринимал это как проявление людоедства конкретных подонков. Оказалось, ничего подобного – такой взгляд разделяет, пусть и не в столь гипертрофированной форме, и сам президент Украины. Странно, но, по-видимому, российскому президенту должно быть жальче украинские города, предприятия и граждан, чем украинским волонтерам и политикам.

Президент поблагодарил военных "за то, что отстояли свободу, демократию, волю Украины и государственную самостоятельность. За то, что сделали в принципе возможным праздник 25-летия нашей Независимости. (…) Страшно даже представить, что было бы, если бы не вы. И чего, кстати, не было бы".

Вообще-то до этого президент признал, что у нас какие-то суровые проблемы с суверенитетом и независимостью, так что немного непонятно, что именно наши военные отстояли.

То же относится и к 25-й годовщине независимости – в принципе, даже в случае полной оккупации Украины, годовщина никуда бы не делась. Более того, скорее всего 24 августа осталось бы праздником, потому что праздник – в сердцах людей, а не в календаре Администрации президента и МИДа.

А вот относительно того, что президенту страшно представить, то я выскажу оппозиционную и даже непопулярную точку зрения. Президенту страшно представить, что пришлось бы обойтись без рек крови, разрушенных домов и заводов. Президенту страшно представить, что пришлось бы вести переговоры с сепаратистами и учитывать в государственной политике мнение населения Юго-Востока. Президенту страшно представить, что грабителей, убийц и насильников пришлось бы сажать в тюрьмы, а не формировать из них добробаты. И, самое страшное, президенту все равно приходится делать то, что ему страшно даже представить…

Вдохновляя военных, президент напомнил о полученном армией "уникальном опыте" (очевидно – расстрела "градами" украинских городов) и "боевых традициях побед" (под Иловайском, Зеленопольем, Саур-Могилой).

Закончилось же посещение президента "фронта" демонстрацией новейшей техники: танков Т-64БВ (производились в 1985-1987 годах), боевых машин БМП-2 (производятся с 1980 года на территории РФ), бронетранспортеров БТР-80 (производится с 1984 года) и БТР-3ДА (собираются на основе корпусов БТР-80), зенитной установки ЗСУ-23-4 (производились в 1964-1982 годах). Остро не хватало пулеметов "максим", производившихся в 1883 (!) – 1945 годах и состоящих сейчас на вооружении украинской армии и Нацгвардии, а также переделанных в снайперские винтовок Мосина образца 1891/30 года.

Эта выставка очень многое говорит о достижениях Украины за 25 лет независимости вообще и о ее способности противостоять внешней агрессии в частности…