Особо важное задание

Первым делом – самолеты (ретрорецензия на фильм «Особо важное задание»)

Вот так, бывает, посмотришь давно забытый фильм, и не знаешь, радоваться или огорчаться. Смешанные чувства.

Отдельно, впрочем, радуют знакомые пейзажи – фильм снимался, в основном, в окрестностях Воронежа.

Историческая канва

Фильм посвящен работе завода №18 (сейчас – ВАСО), производившего штурмовики Ил-2 – сначала в Воронеже, потом в Куйбышеве.

Насколько я знаю, выкатывали в фильме самый настоящий Ил-2,что само по себе доставляет – не смотря на то, что самолет был выпущен самой большой в истории авиации серией, даже просто на колесах осталось их очень немного.

В то же время, разнообразных исторических натяжек в фильме более чем достаточно.

- Авиаконструктор и начальник производства (собственно – главный герой) завода в начале фильма обсуждают посещение Германии и упоминают, что немцы выпускают по тысяче самолетов в месяц.

На самом деле это не совсем так – в 1940-41 годах среднемесячный выпуск военных самолетов в Германии приближался к тысяче, но все же был меньше (в 1941 – примерно 920, включая учебные, но исключая транспортные и связные). СССР, впрочем, производил гораздо меньше (в 1940 – несколько больше 7 тыс.).

- В фильме описана фантастическая история бортового стрелка Ил-2, которого якобы сняли, не смотря на возражения конструктора. Кто и зачем снял – неизвестно.

Между тем, история была изложена Александром Яковлевым (в то время – замнаркома авиапрома и референтом Сталина по авиационной технике). Суть вопроса состояла в том, что полностью нагруженный Ил-2 не соответствовал определенным заказчиком ТТХ (подвел недостаточно мощный мотор). Самолет мог не пойти в серию, что было бы для Ильюшина большим ударом. Учитывая, что в это время были проблемы и с Ил-4, могли последовать оргвыводы, причем лишение производственных площадок и КБ виделось не самым худшим развитием событий… Тогда Яковлев сфальсифицировал решение Совета обороны (при Сталине был порядок и не было коррупции – все знают) и разрешил производство одноместного варианта.

Читайте также:  Неожиданный материал. Сверхканонизация Пушкина А.С.

Кстати, в результате в серию не пошел заметно превосходящий Ила Су-6…

- История бегства главного героя под обстрелом немецких танков выглядит странно.

Завод был полностью эвакуирован осенью 1941 года, в то время как немецкие войска заняли правобережную часть Воронежа летом 1942 года. В фильме езде на машине под обстрелом предшествует отправка последнего поезда и подрыв заводских цехов, так что, вероятно, смешаны два события (в 41-м подрывать цеха было не обязательно). А вот куда герой отступал по полю вообще непонятно – мосты через Дон находятся в городской черте, а не посреди чистого поля.

- Надуманной выглядит и сцена диверсии на железной дороге.

Диверсанты проникают в поезд, убивают машиниста и разгоняют состав с тем, чтобы вызвать крушение. Спасает всех то, что машинист оказался не совсем убитый и успел подать сигнал. За бардак на поезде главного героя арестовывают и только через некоторое время освобождают (похоже – уже из лагеря).

Диверсанты, замечу, немецкие, т.е., по идее, они кончать жизнь самоубийством вместе с поездом не собирались. Или как?

Моя версия: режиссер (Евгений Матвеев) и сценаристы (Петр Попогребский, Борис Добродеев) восхотели изобразить сталинские репрессии, но как-то так, чтобы и объяснить их сложностями военного времени.

- Еще более загадочно выглядит сцена бегства на фронт главной героини – ее берет с собой военный летчик, она оканчивает школу стрелков, попадает на его самолет и гибнет в бою.

Вероятно, подобные случаи бывали (подделка документов в смысле возраста была частым явлением, как я понимаю), но на героине была бронь от оборонного завода – ее должны были не в школу отправить, а в НКВД…

Художественная сторона

Главные герои (Евгений Матвеев и Валерия Заклунная) настолько зализаны, что не вызывают никакого интереса и почти никакого сочувствия. А ведь неплохие актеры-то… Между тем, Даниилу Храбровицкому удалось представить глубоко положительного Кирилла Лаврова и унылую Аду Роговцеву совершенно живыми людьми.

Читайте также:  Бабий Яр: три взгляда на трагедию, а также Ривлин и Вятрович

Фильм спасает великолепный подбор актеров второго плана – бесподобная Людмила Гурченко (это тут она поет «мы время зря не тратим»), великий Николай Крючков (живая история советского кино) и вечный Кузнечик Сергей Иванов.

А какие диалоги!

Иванов: «А, все-таки, кто мы есть?».

Крючков: « Кто ты – известно. Зубоскал».

Иванов: «Неверная характеристика. Мы есть ВрИДЛо!».

Крючков: «Вот я и говорю – трепло».

Иванов: «ВрИДЛо – Временно Исполняющий Должность лошади!».

Заклунная: «У Сережи есть немножко спирта…».

Гурченко: «Фу, это так грубо. Рабочий класс желает пить шампанское! Уксус есть?».

Заклунная: «Есть».

Гурченко: «Сода есть?».

Заклунная: «У хозяйки».

Гурченко: «Тащите!».