Юрий Луценко и Валентин Лихолит

Закон об амнистии: голосование, прения, выводы и Лихолит

Украина стремительно скатывается к средневековому "правовому государству", когда закон или совсем не распространялся на княжескую дружину или давал рыцарям особые права и привилегии.

7 июля Рада включила в повестку дня и приняла Закон об амнистии в 2016 году. Закон распространяется, в частности, на участников АТО, не совершивших особо тяжкие преступления.

Подробности голосования

За включение проекта в повестку дня проголосовало 242 депутата. Не голосовали Оппоблок (Олег Долженков голосовал против), большая часть "Возрождения" (только 3 голоса за), а также фракции "Батькивщины" и РПЛ (кроме Витко), которые находились в состоянии "сидячей забастовки".

За принятие проекта голосовало 247 депутатов – были "потеряны" один голос от БПП, один – от "Возрождения", 6 – от "Самопомощи", 3 – от "Воли народа", зато добавилось 10 от "Батькивщины", один – от НФ, один от РПЛ (Шухевич) и четыре нефракционных (например, материализовались Парасюк и Гопко).

Безусловно, срочное рассмотрение было связано с попыткой ареста начальника штаба батальона "Айдар" Валентина Лихолита и последовавшего бунта батальона. Чтобы предотвратить перекрытие проезжей части Крещатика накануне визита Джона Керри, в конфликт вмешался генпрокурор Юрий Луценко, который надавил на суд и вынудил его сменить меру пресечения. В то же время, поскольку Лихолит не был осужден, к нему этот закон напрямую не относится.

Вообще же законопроект был подан еще 17 марта группой депутатов, первым в перечне которых был глава комитета по законодательному обеспечению правоохранительной деятельности Андрей Кожемякин ("Батькивщина").

Суть закона

Амнистии подлежит несколько категорий лиц, в том числе "участники боевых действий, лица, которые защищали независимость, суверенитет и территориальную целостность Украины, принимали непосредственное участие в антитеррористической операции". Не распространяется амнистия на лиц, совершивших тяжкие, особо тяжкие, а также коррупционные преступления.

Главное научно-экспертное управление негативно отреагировало на этот проект, мотивируя это тем, что по закону "амнистия будет применяться к лицам, которые совершили даже такие особо тяжкие преступления, которые непосредственно не являются преступлениями против жизни и здоровья людей (…), однако при этом вызвали гибель людей". В частности, речь шла о "незаконном завладении транспортным средством, связанным с насилием или если оно причинило значительный или большой материальный ущерб", а также о краже, контрабанде, блокировании транспортных путей, нарушении законов и обычаев войны, хранение оружия массового поражения (?).

Читайте также:  Блокирование и диктатурка. Пленарная неделя Верховной Рады 5-8 июля

В отношении чисто военных преступлений законопроект был изменен прямо во время его обсуждения (поправка внесенная Кожемякиным, принималась с голоса).

Изначально амнистии не подлежали:

— дезертирство (Ст. 408 УК, кроме Ч. 1, которая, в частности, говорила о неявке на службу "в случае (…) отпуска" – эта норма явно была введена, чтобы исключить преследование Савченко, которая, находясь в "Айдаре", по месту постоянной службы числилась дезертиром);

— хищение военного имущества, в том числе – "путем мошенничества или злоупотребления служебным положением" (Ст. 410 УК);

— умышленное уничтожение или повреждение военного имущества, в том числе – в особый период и в боевой обстановке (Ст. 411 УК).

Из последнего пункта были изъяты упоминания об особом периоде и боевой обстановке (Ч. 3 и 4 Ст. 411), что вполне логично, учитывая преследование военнослужащих за утерю оружия и амуниции в ходе боев, но несколько нелогично в контексте обнаружения склада недокументированного оружия на базе батальона "Днепр-1".

Для более полного понимания ситуации отмечу, что того же Лихолита обвиняли не только в хищении транспортных средств, но и в похищении и незаконном удерживании людей и даже в том, что "Лихолит предлагал ему (свидетелю обвинения №6 – Авт.) убить двух военнослужащих из числа батальона "Айдар" в обмен на помощь в получении украинского гражданства". Т.е., в преступлениях, на которые амнистия, по идее распространяться не должна. Однако, после вмешательства в суд Луценко с совершенно безграмотными заявлениями, выдвижение прокуратурой и поддержка судом обвинений даже по поводу совершения тяжких преступлений ставится под вопрос.

Обсуждение законопроекта

Обсуждение в сессионном зале проходило живо и подарило несколько интересных цитат.

Андрей Парубий: "Данный законопроект поможет вывести из-под уголовного преследования сотни украинских добровольцев-майдановцев, которые пошли на фронт".

Это, кстати, правда, поскольку по самому статусу АТО там никаких добровольцев (как, впрочем, и военнослужащих армии) быть не должно и они, по умолчанию, все являются преступниками, неясно как получивших оружие и находящихся там, где они находиться не должны. Впрочем, их статус (и, главное, отличие их статуса от статуса ополченцев) все равно остается неопределенным, но нормально для условий гражданской войны.

Читайте также: Бортник: в Украине началась зачистка добробатов

Андрей Кожемякин: "Сейчас идет речь о том законопроекте, который (…) мы (…) не приняли и в 15 году, и в 14-м".

Это, мягко говоря, не совсем правда.

Закон про амнистию в 2014 году был принят 8 апреля. Представлял его, кстати, Кожемякин, а Юлия Тимошенко заявила, что речь идет об одной из самых массовых амнистий.

Читайте также:  Унылая пора (законотворческая деятельность депутатов 27 июня – 1 июля)

16 сентября 2014 года Рада, во исполнение первых Минских соглашений (от 5 сентября), на закрытом заседании приняла закон "О недопущении преследования и наказания участников событий на территории Донецкой и Луганской областей" (включая, разумеется, военнослужащих и добровольцев). Закон, однако, так и не был направлен на подпись президенту в связи с невыполнением других частей Минских соглашений.

Егор Соболев: "Закон никак не поможет тем людям, которые сейчас находятся под следствием". По данным Лихолита, "76 его побратимов по батальону сейчас за решеткой". "Большая проблема нелегитимность, незаконность формальная действий волонтеров, добровольцев, которые защищали Украину в первые месяцы, когда сами добровольческие батальоны не были созданы легально. С точки зрения закона они вообще считаются организованными преступными группировками, которые незаконно использовали оружие, незаконно арестовывали, задерживали людей. Мы должны создать специальное законодательство, которое решит эту проблему".

Об этом же ранее говорил Юрий Луценко и тут же находится момент, который будет проблемным в ходе реализации Минских соглашений. Дело в том, что упомянутый закон 2014 года не распространяется на лиц, совершивших преступления и по сей день в Киеве говорят о том, что амнистированы могут быть только те "сепаратисты", которые не совершали тяжких преступлений (по сути – только гражданское население). В тоже время депутаты готовы амнистировать откровенных уголовников из "Айдара" и "Торнадо" только потому, что они "свои".

Олег Долженков: "Мы вообще как – живем в правовом государстве или будем говорить о том, что есть патриоты, есть не патриоты? Если ты патриот, то можно грабить, насиловать, убивать и примут Закон об освобождении от уголовной ответственности".

Павел Кишкарь: "Следующим шагом – предел под тем беспределом, который происходит сейчас в правоохранительной системе по привлечению к ответственности людей, которые жертвовали собой, жертвовали своей жизнью, идя защищать родину. Должен быть специальный закон об освобождении их от ответственности". 

Выводы

Сам по себе принятый документ логичен только отчасти, поскольку освобождает от ответственности за деяния, преследование за которые абсурдно само по себе (утрата или уничтожение оружия и снаряжения в бою). Однако, кроме того, он позволяет "прощать" также хищение личного имущества граждан и другие неблаговидные поступки.

Неформально же, с учетом, например, действий Луценко, безнаказанными будут оставаться также тяжкие преступления против мирного населения и даже самих же АТОшников.

Предложения же принять специальный закон, освобождающий вообще от какой-либо ответственности волонтеров и добровольцев, справедлив с точки зрения логики гражданской войны, но явно не способствует установлению правового порядка и создает ситуацию двойных стандартов, когда закон один для всех, но на "Айдар" он распространяется, но на "Призрак" – нет.

Читайте также:  Еще более летняя спячка (законотворческая деятельность депутатов 1-5 августа)

Если же продолжать логику обсуждения проекта персонажами вроде Соболева и Кишкаря, то возникнет, например, казус Заверюхи. Мне, например, непонятно, почему ее судят. Онажедеть и онажегерой. За грабежи и убийства в Луганской области ей полагаются почести, а за такие же деяния в Киевской области – тюремный срок. Почему? Или у нас в Луганской и Киевской областях разные законы? Ссылка на АТО не работает – в АТО заверюхам вообще делать нечего…

В общем, АТОшники и раньше не стесняли себя исполнением законов, независимо от того, где они находились, сейчас же они действительно почувствуют себя неприкосновенными.

Политический фактор

Надо учесть, что бурная деятельность Луценко по защите "невинно пострадавшего" Лихолита и спешное принятие закона об амнистии имели мощную политическую составляющую.

Во-первых, накануне визита Керри удалось не только предотвратить блокирование Крещатика и возможную попытку государственного переворота (маловероятную – они все же побаиваются правоохранительных органов), но и разблокировать силами ветеранов АТО работу Верховной Рады (вспомним, что 6 июля заседание вообще не состоялось). Т.е., ветеранов попросту купили.

Во-вторых, вспоминаются предупреждения ряда левых публицистов о том, что олигархический режим неминуемо придет к использованию националистических военизированных формирований для борьбы с рабочим движением. Как такового рабочего движения в Украине сейчас нет, акцию профсоюзов 6 июля что называется "пронесло", а вот наведение порядка в парламенте было, как раз, направлено против популистов, требовавших пересмотра коммунальных тарифов.

Если события будут развиваться тем же путем, то уже осенью-зимой добровольческие батальоны можно будет использоваться для разгона акций социального протеста и разгрома оппозиционных партий (кстати – невзирая на заслуги перед Майданом). Правда платить им придется побольше.

В общем, Украина стремительно скатывается к средневековому "правовому государству", когда закон или совсем не распространялся на княжескую дружину или давал рыцарям особые права и привилегии (кстати, упомянутая президентом "извечная рыцарская природа украинского войска" как бы намекает…). Надеюсь, что к крепостному праву и рабовладению мы не вернемся, хотя ветерана АТО с нашивкой "рабовладелец" мне на улицах Киева встречать приходилось.