Марсиане

Президентский патриархат, или Игра в словоблудие

Накануне в Киеве состоялся в связи с 1028 годовщиной крещения Руси состоялся Крестный ход УПЦ КП. По этому поводу выступил президент Порошенко, заявив, что "Константинопольская Церковь для нас была, есть и будет материнской Церковью".

Церковный вопрос у нас в стране традиционно является частью большой политики. Собственно, именно поэтому президент выступил, хотя речь не идет не только о государственном празднике, но и просто о круглой дате.

Говорил он о трех темах: о крещении Руси, об отношениях с мировым православием, о российской агрессии.

Крещение

"Несокрушимый фундамент под украинское государство своим судьбоносным выбором заложил великий князь-креститель. (…) Как мудрый и дальновидный государственный деятель Владимир почувствовал мощный потенциал христианства", – сообщил президент.

Очень симптоматичное заявление, которое стоит разобрать.

Во-первых, Св. Владимир никакого фундамента под украинское государство не закладывал. Он вообще не знал о его существовании.

Во-вторых, если верить легенде, зафиксированной преподобным Нестором, Владимир изначально ничего особенного не чувствовал, а выбирал между тремя мировыми (на тот момент) религиями и сделал выбор, опираясь на личные вкусы и текущие геополитические задачи. Кстати, евроинтеграции среди этих задач не было.

В-третьих, фундамент, на настоящий момент, находится в состоянии далеко не оптимальном. Помимо объективных факторов (к которым можно отнести многочисленные расколы, произошедшие в христианстве за последнее тысячелетие) есть еще и раскол украинского православия, спровоцированный, в первую очередь, именно политическим фактором.

В-четвертых, Д – демократия. Демократически избранный президент, даже выступая под памятником, должен был бы вспомнить о народе и соврать о его выборе (с народным выбором, как помним из истории, все было неоднозначно). Не вспомнил. Не соврал. Вывод – президент уверен, что имеет право навязывать народу свою версию решения религиозного вопроса.

Отношение с мировым православием

Начал президент, как полагается, с религиоведческих открытий: "Константинопольская Церковь для нас была, есть и будет материнской Церковью".
Вообще вопрос тут сложный, но даже для РПЦ Константинопольский Патриархат был материнской церковью только до 1589 года. УПЦ вообще создана в 1990 году и материнской церковью для нее является РПЦ. Говорить о какой-то особой связи украинского православия с Константинополем можно только в историческом контексте, никаких юридических последствий такие рассуждения иметь не могут. Только вот президент Украины об этом не знает.

Читайте также:  Свято наближається. Петр Алексеевич начал праздновать и говорить

"Православная Церковь в Украине требует неотложного внимания со стороны Вселенского Константинопольского Престола. Он – единственный, кто способен помочь православным Украины объединиться и урегулировать канонический статус Украинской Церкви в структуре мирового Православия".

Помимо языковых несуразностей (вроде "Вселенского Константинопольского Престола") следует отметить, что апеллировать украинские православные могут только к материнской церкви – РПЦ. Другие православные церкви для преодоления раскола могут только не признавать раскольников, а для урегулирования статуса (если оно вообще требуется – среди украинских православных единого мнения по этому поводу нет) – принять решение материнской Церкви, буде она захочет предоставить УПЦ автокефалию. Собственно, то и другое делается.

"Социологические опросы показывают, что все большее количество православных граждан Украины хотят иметь (…) единую поместную православную церковь. Церковь (…) независимую от других церковных юрисдикций".

Тут президент вспомнил за демократию, но забыл упомянуть, что те же самые социологические исследования показывают, мягко говоря, низкую информированность считающих себя православными граждан о вопросах церковной организации. По социологии, например, у нас большинство верующих относится к УПЦ-КП, а на самом деле большинство вообще ни в какую церковную общину не входит, а помолиться заходят в те церкви, которые ближе находятся. Тонкие различия очевидны либо глубоко воцерковленным, либо политизированным гражданам.

Так или иначе, серьезные вопросы решаются не по результатам исследований, а в соответствии с определенной процедурой. Если же его высокоповажности угодно руководствоваться именно социологией, то он может вполне спокойно уходить с поста – ибо не может быть президентом человек, которому доверяет аж 17% граждан.

И в завершение сюжета: "мы не будем безразлично наблюдать за вмешательством другого государства в наши церковные дела".

Не будем? Будете. Если это государство – США, например. Кстати, земля полнится слухами о большом интересе Госдепа и ЦРУ к деятельности Вселенского Патриарха. А, с другой стороны, Вселенский Патриарх – гражданин Турции… Может быть, именно это действительная причина того, что "Верховная Рада аргументированно обратилась к (…) Вселенскому Патриарху Варфоломею относительно представления Томоса об автокефалии Православной Церкви в Украине"?

Впрочем, на обращение Рады (автором проекта которой оказались греко-католики и сектанты) ссылаться вообще не стоило – уж слишком оно вызывающе безграмотное. Начиная с того, что Вселенский Патриарх не может предоставить автокефалию УПЦ. Не его территория…

Читайте также:  Невыученные уроки СССР: Гройсман начал перестройку

Агрессия

Президент не был бы Порошенко, если бы не переводил любую тему на российскую агрессию. Вот и сейчас он заявил, что "два с половиной года назад Москва развязала войну против злаглавого Киева. И вещи нужно называть своими именами".

Вещи нужно называть и общество уже два с половиной года ждет, когда же президент назовет и, наконец, объявит войну агрессору, разорвет с ним дипломатические отношения и введет военное положение. Пожертвовав, при этом, например, своим бизнесом на территории агрессора. Пока это не сделано, вещи своими именами таки не названы. А президент за свои слова не отвечает. Потому что не может требовать пожертвовать жизнью человек, который боится пожертвовать имуществом.

Соответственно, все рассуждения относительно того, что на Востоке происходит не "вооруженный конфликт", а "нашествие чужаков" наталкиваются на вполне себе официальную формулировку, согласно которой на Востоке происходит Антитеррористическая операция. Правда, конкретная данная АТО прямо противоречит украинскому законодательству (например, в АТО нельзя использовать армию и надлежит эвакуировать население), но официально никакой войны у нас нет.

На этом фоне очень странно выглядит заявление президента о том, что он благодарен "тем церквям и религиозным организациям (…) которые твердо встали на защиту Украины".

Государство у нас постеснялось официально объявлять войну, но некоторые церкви уже начали призывать граждан Украины, которые недовольны политикой "златоглавого" Киева.

Зато президент совершенно не доволен Православной Церковью, которая выступает за мир и не призывает убивать.

Напрашивается вывод, что под Православной Церковью президент все же имеет в виду УПЦ-КП. Тут, как раз, вся ясно – она и войну поддержала, и по социологии почти половина украинских православных себя к ней относит, и Варфоломей запросто может ей Томос дать (что вызовет удивление, но, поскольку этот документ не будет иметь никакой юридической силы, почему нет?). Недаром советником президента является активист этой политической организации (в шутку именуемой КППЦ) Олег Медведев…

P.S.: "Церковь и религиозные организации в Украине отделены от государства, а школа – от церкви. Никакая религия не может быть признана государством как обязательная" (Конституция Украины, Ч. 3 Ст. 35).