Орест Субтельный на лекции

Орест Субтельный: канадский мечтатель

Случайно или нет, но учебник Субтельного стал тем каноном, на котором по сей день зиждется школьный курс истории. Собственно, именно этим курсом были воспитаны те поколения, которые выходили на Майдан в 2004 и 2014 годах.

Новость о смерти "канадского историка украинского происхождения и пластуна" Ореста Субтельного не осталась, разумеется, незамеченной. Особенно теми, кто учил и преподавал историю в начале 90-х.
Тогда, в 1991 году, учебник истории Субтельного был поистине манной небесной. Надо было срочно формировать новый, свидомый курс истории. Между тем, в наличии была либо история УССР, отравленная догматически понятым истматом и представлявшая историю Украины как часть России, либо история школы Грушевского, совершенно внезапно оканчивавшаяся на 1914 году (это Дорошенко; 10-й том Грушевского завершается Гадячской унией 1658 года – там даже сказочной истории "конституції Пилипа Орлика" нет). Помню, даже, в качестве учебника рекомендовали винниченковское "Возрождение нации" – мемуары с весьма вольной трактовкой и оценкой событий, хоть выглядящие довольно живенько на фоне оформленных агитпропом воспоминаний других коммунистов.

В общем, книга Субтельного оказалась очень кстати, поскольку охватывала период буквально до 1991 года (решение о ее издании принималось 19 августа, позже она дополнялась) и давала новую, непривычную картину украинской истории и оценки исторических событий.

Украинский взгляд на историю древнюю, средневековую и новую был дан Грушевским и Дорошенко. На их фоне Субтельный был просто эпигоном, не привнесшим ничего особенно нового. Зато он дал очерк истории XX века, включая и "визвольні змагання", и "расстрелянное возрождение", и Голодомор, и деятельность ОУН-УПА, и диссидентов"… То, что советский период истории был дан бегло и не слишком убедительно, тогда в качестве недостатка не рассматривалось – эти темы активно исследовались российскими либеральными историками, дополнить было чем. Кстати, в СССР Субтельный бывал и Киев 1979 года произвел на него угнетающее впечатление – ни тебе свидомости, ни тебе гидности.

Читайте также:  Победа как повод к войне. К 163-летию Синопского сражения

Случайно или нет, но именно учебник Субтельного стал тем каноном, на котором по сей день зиждется школьный курс истории. Собственно, именно этим курсом были воспитаны те поколения, которые выходили на Майдан в 2004 и 2014 годах. Думаю, он был счастлив, глядя, по каким лекалам "развивается" столь любимая им издалека страна. Не так давно он жаловался, что современной Украине не хватает героев и врага – теперь есть и герои (правда, в основной массе, оказавшиеся жуликами и бандитами) и враг (у которого мы, однако, покупаем газ, бензин, электричество и скоро, кажется, будем клянчить еду).

Кстати, а почему лекала были именно такие? Да потому что родился Орест Мирославович в Кракове, в 1941 году, а в 1949 году вместе с родителями (в Википедии нет ничего о его родителях – совершенно случайно, думаю) эмигрировал в Канаду. Там учился и занимался работой под руководством известного историка с оккупационным именем Александр Оглоблин. Не знаете такого историка? А напрасно. С этим именем связана история Киева – в 1941 году он был бургомистром Киева… Снят с поста был теми же, кем назначен. В патриотической "Википедии" пишется, что за чрезмерное развитие национальной культуры, но на самом деле из-за типично петлюровской неспособности к какой-либо деятельности кроме "співання пісень". Надо ли после этого удивляться оценкам событий 1941 года, в которых видно, что автор никак не может простить хозяевам предательства? Это не Субтельного мысли. Это – Оглоблина.

Вообще же его книга – смешение двух жанров.

С одной стороны, это история бантустана, написанная для желающих поразвлечься белых господ. Тут стоит помнить, что учебник был написан в 1988 году на английском языке.

С другой стороны, это сказка про ту страну, которой не было на карте. Страшная история швамбрании для среднего школьного возраста.

А Субтельный пусть покоится с миром. Свою роль в истории Украины он уже сыграл и не нам его судить – его ждет другой суд.
Справедливый.