Самореформирование Рады: все четыре варианта

Нынешняя власть намерена спустить принятие рекомендаций по работе Рады "миссии Кокса" на тормозах, приняв чисто декоративные нормы, но обойдя то, что в европейских предложениях есть полезного.

В соответствии с пожеланиями ЕС, выраженными в рекомендациях "миссии Кокса", Рада продолжает работать над своей "институционной состоятельностью". На настоящий момент в Раде зарегистрированы пять законопроектов о внесении изменений в Регламент, которые должны способствовать повышению этой самой состоятельности.

Базовый проект

Первый проект, в разработке которого принимали участие двое руководителей Рады (Парубий и Геращенко) и двое лидеров фракций (Ляшко и Березюк) был подготовлен еще 19 мая. Однако, 31 мая депутаты не включили его в повестку дня сессии.

Главные моменты проекта:

— новое расписание работы Рады.

Сейчас Рада заседает одну или две недели, неделю работает в комитетах, потом, через еще одно пленарное заседание – неделя работы с избирателями. Европейцы сочли эту практику неправильной, поскольку депутаты плохо участвуют в работе комитетов.

Проектом предлагается трехнедельное расписание – две недели на работу в Раде, одна – с избирателями. На протяжении же пленарной недели предлагается выделить для работы в комитетах один день (среду).

— создание нового органа – Совета комитетов.

Цель – чтобы повестка дня формировалась с учетом не только политической позиции фракций, но и профессиональной – комитетов.
Главное научно-экспертное управление вежливо поинтересовалось, зачем нужен новый орган, если сам по себе он ничего не решает, а его члены и так могут принимать участие в работе

Согласительного совета.

— новый порядок регистрации законопроектов.

Европейцы выдвинули ряд претензий к регистрируемым проектам (а они часто не имеют перспективы принятия и имеют целью пиар), поэтому была прописана новая процедура. В частности, появляется новый, самостоятельный комитет, проверяющий проекты на соответствие Конституции (что, кстати, осмысленно, поскольку многие проекты действительно пишутся людьми, имеющими весьма неопределенное представление о конституционных нормах).

Удивительным образом порядок регистрации не усложнился, как того требует ЕС, а, напротив, упростился. В частности, экономическое обоснование теперь можно и не давать – главное написать, что оно нужно… Впрочем, и сейчас, когда экономическое обоснование обязательно, Юлия Владимировна, например, вставляет в него формулы типа 24+57,5=24,8. И ничего – проект регистрируется.

Читайте также:  Декоммунизация суда. Пленарная неделя Верховной Рады 31 мая – 3 июня

— новый порядок проведения Дня правительства.

ГНЭУ сомневается в осмысленности новой главы Регламента, поскольку День правительства – только один из видов парламентского контроля над КМ.

— новый порядок прохождения депутатских запросов.

Европейцы действительно требовали его изменения, поскольку подозревали запросы в наличии коррупционной составляющей, но никаких радикальных изменений процедуры в проекте я не заметил. Не считать же таковым отказ от оглашения содержания запросов в пользу статистики?

Проект Юрия Деревянко

Деревянко – нефракционный депутат и, соответственно, считает главным достоинством своего проекта отмену ограничений на работу нефракционных депутатов.

Ключевые моменты проекта следующие:

— новое расписание работы Рады.

Такое же, как в базовом проекте.

— новый раздел, посвященный организации работы коалиции.

Раздел прописан довольно детально, включая вопросы ее создания, функций, порядка работы, участия в формирования правительства, роспуска.

Забавный момент – автор упоминает, что в состав коалиции могут входить не только фракции, но также депутатские группы и отдельные народные депутаты, однако в самом разделе о коалиции никаких упоминаний об этом нет. Т.е., группы и депутаты имеют право, но не имеют прав. Скорее всего, этот странный момент связан с Конституцией, которая предполагает, что коалиция формируется только фракциями.

— новый раздел, посвященный оппозиции.

Этот раздел также требовался европейцами, но отсутствует в базовом законопроекте. В проекте детально прописаны процедуры создания и роспуска оппозиции и оппозиционного правительства, ее права на выступления и участия в формировании руководства Рады и органов власти, руководство которых назначается Радой или с ее участием (например, только оппозиция предлагает главу Счетной палаты и уполномоченного по правам человека).

Опять же странный момент – оппозицию могут формировать только фракции (правда указано, что группы и депутаты могут к ней присоединяться), хотя в Конституции по этому поводу ничего не сказано. Оппозицию может сформировать даже одна фракция, но и оппозиция может быть только одна. С коалицией все понятно – в ее основе лежит согласование политических позиций, но оппозиции-то могут быть разными… Хотя, не спорю, наличие двух и более оппозиций в Раде сильно усложняет ее работу (хотя и не больше, чем учет мнений отдельных депутатов).

Впрочем, учитывая, что Деревянко – депутат от Ивано-Франковщины, тяга к двухпартийности понятна – с его точки зрения, вся многопартийность должна быть националистической, а разные там оппоблоки и прочие возрождения вообще права на существование не имеют.
— отмена ограничений на участие нефракционных депутатов в работе Рады.

Читайте также:  Проснувшийся Кабмин (законотворческая деятельность депутатов 8-12 августа)

Тут речь идет о множестве более или менее мелких поблажек, связанных, например, с порядком депутатских выступлений (фракционную принадлежность депутатов теперь предлагается не учитывать).

Смысл в этом, наверное, есть, но нужно понимать, что само по себе обилие нефракционных депутатов в нынешнем составе Рады – результат недостаточно четко прописанного императивного мандата (как таковой он в Конституции присутствует) и не соответствующей особенностям организации работы парламента избирательной системы.

— изменение порядка регистрации законов.
— обширные изменения в разделы, посвященные назначению и снятию правительства, проведению Дня правительства и т.п.
— введение уголовной ответственности за использование чужой карточки.

Предполагаются довольно серьезные санкции, в виде лишения свободы на 5-7 лет и запрета на занятие определенных постов еще на 5 лет. Как представляется, в этой части проект явно противоречит Конституции и рекомендациям ЕС (в смысле сохранения депутатской неприкосновенности).

Геллер и Писаренко

Проект Евгения Геллера и Валерия Писаренко ("Возрождение")

Фракция "Возрождение" позиционируется как оппозиционная. Соответственно, особое внимание уделяется именно правам оппозиции.

Большинство норм проекта в основном соответствует базовому проекту (включая новое расписание, создание Совета комитетов, порядка регистрации проектов и проведения Дня правительства).

В отличие от проекта Деревянко оппозицию могут формировать не только фракции, но и группы, и народные депутаты. Оппозиция также одна, причем требования к ней достаточно жесткие, например – она обязана выдвинуть альтернативную программу развития страны, альтернативную программе правительства. Права у нее несколько иные. Например, оппозиция не выдвигает кандидатуру на пост главы Счетной палаты, но имеет отдельный "день оппозиции", когда на протяжении нескольких часов рассматриваются только те проекты, которые выдвинуты оппозицией.

Предполагается внесение в закон о Кабмине, которые позволяют присутствие на его заседании главы оппозиционного правительства.

Так же как в предыдущем проекте непонятно, что делать, если в Раде окажутся две оппозиции, каждая из которых сможет выполнить формальные требования Регламента. На статус "парламентской оппозиции" сможет претендовать только одно из таких объединений…

Проект Анны Гопко

Этот проект мне показался узко специализированным – там уделено особое внимание обеспечению максимально эффективного голосования депутатов.

Во-первых, предполагает отказ от ограничения времени работы в дни, когда проводится голосование.

Читайте также:  Бенефис Яцмана. Законотворческая деятельность депутатов 4-6 мая

Во-вторых, проект предполагает четкое размежевание времени обсуждения и голосования. Т.е., обсуждаться проекты могут в любое время, а вот голосование проводится строго три часа в неделю. Скорее всего, большая часть депутатов именно к этому времени и будет подходить.

В-третьих, предполагается принятие решений (кроме голосования за законопроекты в целом) большинством голосов от присутствующих депутатов. Это, кстати, требование ЕС, и в форме, предложенной Гопко, оно не противоречит Конституции.

Новое расписание работы Рады соответствует базовому проекту, а статья о Дне правительства не отличается, существенно, от проектов Деревянко и Геллера-Писаренко.

Проект группы "свободовцев"

Ключевые моменты проекта – новое расписание работы, новый порядок оглашения депутатских запросов и глава относительно проведения Дня правительства, не отличаются принципиально от базового проекта.

Резюме

Озадачивает не так даже то, что большая часть рекомендаций "миссии Кокса" вообще не нашла отражения в проектах (или была отражена откровенно "криво"), как то, что принципиально важные моменты оказались раскиданы по разным проектам.

Например:

- порядок деятельности коалиции описывается в одном проекте;
— порядок деятельности оппозиции описывается в двух проектах;
— новый порядок голосования – в одном проекте;
— повышенные меры ответственности депутатов (вплоть до введения парламентских приставов) – вообще нигде (хотя, возможно, появятся изменения в закон о статусе депутата);
— и т.п.

Разумеется, депутаты будут двигаться в направлении интеграции разных проектов, но напрягает то, что, например, разделы, посвященные работе коалиции и оппозиции, в базовом проекте отсутствуют. Т.е., нынешняя коалиция не очень заинтересована в детализации этих разделов (один из которых предполагается Конституцией, а другой уже много лет обещают внести все, кажется, политические силы страны). Что и не удивительно, если вспомнить, что нынешняя коалиция так и не приняла до сих пор ни одного решения своими голосами.

В общем, возникает впечатление, что нынешняя власть намерена спустить принятие рекомендаций "миссии Кокса" на тормозах, приняв чисто декоративные нормы, но обойдя то, что в европейских предложениях есть полезного. В общем, типичная тактика – принять что-нибудь с правильным названием в расчете на то, что европейцы вчитываться не будут. Но в данном случае будет крайне трудно избежать публичной дискуссии, на которую европейцы, как раз, внимание обратят.