Участие Петра Порошенко в мероприятиях ко Дню скорби и чествования памяти жертв войны в Украине

Начало войны 22 июня: новая версия и сверхновая версия

День 22 июня прошел, вроде бы, спокойно. Власть как бы хочет "приглушить" эту дату, значит устраивать в связи с ней какие-то массовые мероприятия вроде бы и не стоит.

Как я уже неоднократно писал, нынешняя версия украинской истории, в частности, в отношении Войны, страдает некоторой многовекторностью. С одной стороны, мы продолжаем праздновать 9 мая как День Победы, с другой стороны, мы считаем героем гауптмана немецкой вспомогательной полиции Романа Шухевича (кстати, по мнению специально подобранных "киевлян", Киев "освобождал" именно он, а не Ватутин).

Поэтому и выступление президента Петра Порошенко в день начала Великой Отечественной Войны выглядит несколько противоречивым.

Во-первых, недостаточно внятно выглядит сама дата. Великая Отечественная Война из истории Украины ампутирована. Не было ее и все тут. Не было у украинцев Отечества, которое надо было защищать. Была Вторая Мировая Война (ВМВ) на территории Украины.

Однако к истории ВМВ в нынешней ее украинской версии 22 июня тоже тяжело привязать. Напомним, что официальным началом ВМВ считается начало германо-польской войны 1 сентября 1939 года. Собственно же мировой эта война стала 3 сентября, когда, выполняя свои союзнические обязательства, войну Германии объявили Великобритания и Франция (напомню, что на тот момент это были гигантские колониальные империи, так что любая война с участием любой из них по факту становилась мировой). Территории Украины ВМВ коснулась 17 сентября 1939 года, когда Красная Армия начала "освободительный поход", присоединив земли Западной Украины и Белоруссии, которые ранее были признаны германским руководством зоной интересов СССР. Однако актом войны это не было – союзниками СССР и Германия не являлись, войну Польше СССР не объявлял, да и на 17 сентября ее правительство даже неоккупированную еще территорию не контролировало.

Читайте также:  Игумен земли Русской

Последнее обстоятельство президент упомянул, по счастью не делая, в этот раз, экскурс в историю Закарпатья, которое было захвачено в ходе немецко-венгерско-польской оккупации Чехословакии (там, кстати, агрессии тоже не было – оккупация была совершена по согласию Великобритании и Франции).

А вот 22 июня, день вторжения Германии на территорию СССР, это что и как? В истории ВМВ это локальный эпизод – начало войны Германии против Советского Союза. В истории народов СССР – это день начала Великой Отечественной Войны. А в "истории" Украины?

Наиболее радикальные сторонники новой версии истории склонны считать эти события чуть ли не началом освобождения Украины от "московско-большевистской оккупации", которая не состоялась только из-за "предательства союзников" – Гитлер не собирался создавать независимую Украину. Но пересмотр истории "устаканится", как я понимаю, на каком-то другом, более умеренном варианте. Пока непонятно – каком.

Во-вторых, президент вновь озвучил концепцию того, что ВМВ была "развязана гитлеровским и сталинским режимами". Концепция эта сейчас весьма популярна, хотя найти какие-то доказательства соучастия СССР в войне, развязанной Германией при то ли неуверенном сопротивлении, то ли при соучастии Великобритании и Франции, мягко говоря, затруднительно. Зато фактов попыток СССР создать действенную систему коллективной безопасности в Европе – навалом.

Кстати, популярная ныне (но совершенно несостоятельная с точки зрения исторических фактов) концепция Виктора Суворова, восходящая к заявлениям рейхсминистра пропаганды доктора Геббельса, все же предполагает исключительную вину СССР. А Германия только "оборонялась". Так что Суворов-Резуна президент не пропагандировал, за что ему отдельное большое человеческое спасибо. Равно как спасибо за то, что не стал цитировать шизофреническое высказывание Арсения Яценюка о нападении СССР на Украину и Германию (кстати, когда это произошло?).

В-третьих, президент не мог не упомянуть "украинское освободительное движение, участники которого самоотверженно защищали свою землю от нацистского нашествия, реализуя вековечное стремление к государственной независимости".

"Украинское освободительное движение" действительно имело место, и было представлено советскими партизанами. Оно действительно реализовало стремление к государственности, которая тогда и существовала в форме УССР. Никакого другого украинского государства ни тогда, ни позже не было и даже нынешнее украинское государство в какой-то мере происходит именно от УССР, а не от УНР или, тем более, Украинского государства, провозглашенного 30 июня 1941 года во Львове.

Читайте также:  Бытовые факты и историческое повествование

То, что принято называть "освободительным движением" сейчас, в ВМВ участие принимало, но немного не в той форме, которую стоило бы упоминать. "Нахтигаль", "Роланд" и "Галичина" – подразделения армии-агрессора. УПА Бульбы-Боровца сотрудничала с немцами и воевала против красных партизан. Собственно, тем же занималась и УПА Шухевича, хотя ее отношения с немцами были не столь безоблачны. Свидетельства прямых боевых действий против немцев встречаются исключительно в воспоминаниях ветеранов УПА, но отнюдь не в документах Вермахта. Т.о., "украинское освободительное движение" воевало, в основном, против войск Антигитлеровской коалиции, представленных на этой территории Красной Армией.

Были бы тут англичане, может дело повернулось бы по-другому, но – "маємо те, що маємо", как завещал нам Леонид Макарович.

В-четвертых, президент закончил речь фразой о "героях, которые полегли за свободу и европейский выбор Украины".

Поскольку перед этим он упомянул об "украинских военных, которые сегодня (…) защищают суверенитет Украины от агрессии Российской Федерации", то следует надеяться, что слова о "европейском выборе" адресованы именно им.

Впрочем, упоминание об этом выборе в контексте 22 июня кощунственно в любом случае – ВМВ в Европе свелась, в общем-то, к ее интеграции Третьим Рейхом. Потому жертвы войны в Украине – жертвы, как раз, европейской интеграции. И параллели, которые просматриваются в украинской современности, выглядят крайне неприятно. Вплоть до "украинского Менгеле" – доктора Чернова, который ни с того, ни с сего разоткровенничался о своих, скорее всего – вымышленных, "подвигах" на "оккупированной территории Донбасса".

В заключение отмечу, что день 22 июня прошел, вроде бы, спокойно.

С одной стороны, власть как раз хочет "приглушить" эту дату, значит устраивать в связи с ней какие-то массовые мероприятия вроде бы и не стоит.
С другой стороны, и в советские времена 22 июня массово не праздновалось – даже как день скорби.

С третьей стороны, президент не может обращаться только к секте свидетелей национального склероза – вятровичи отнюдь не составляют большинство даже его собственных избирателей.

Читайте также:  Когда гонщики становятся спутниками. К 45-летию посадки «Марс-3»

Впрочем, очередной день скорби очень неплохо вписывается в общую концепцию памятных дат, которая чуть менее чем наполовину именно из дней скорби и состоит. Вот как описал ситуацию с нынешним календарем в своем ФБ популярный блоггер Максим Равреба:

"На Украине внезапно День скорби-II.

Первый был 8 мая, если кто забыл. Глянул в календарь и притух. Я кстати не шучу. Все телеканалы снова в свечках.

Еще скорбят:

29 января – памяти и скорби по героям Крут.

20 февраля – скорби по небесной сотне.

26 апреля – скорбь по Чернобылю.

8 мая – скорби, памяти и примирения.

8-11 мая – гробки.

15 мая – скорби по жертвам тоталитарных режимов.

18 мая – скорбят по депортированным народам.

26 мая – снова весь зомбоящик в свечках по Петлюре.

14 июня – скорбят по погибшим в АТО (в Кривом Роге уже).

22 июня – день скорби и памяти.

14 октября – скорбь по жертвам АТО конкурирует с днем ВСУ.

15 октября – убийство Бандеры. Пока не, но еще не вечер.

13 ноября – памяти и скорби по жертвам Батурина.

26 ноября – по жертвам голодоморов.

На майдане постоянно похороны. Блин, похоронное бюро какое-то".