день российской федерации

День Российской Федерации или День России

12 июня празднуется День России. Мало кто уже помнит, что в этот день в 1990 году первый Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете республики.

Я бы и не стал вспоминать эту дату, если бы не два но.

Во-первых, братья-россияне в последнее время интенсивно ищут новое содержание для этого праздника. Но опыт небратьев-украинцев наглядно показывает, что обнаружение новых праздников и новых содержаний нередко ведет к утрате части исторического опыта.

Во-вторых, в последнее время в социальных сетях (да и в СМИ тоже) активно проводится линия на то, что украинцы, дескать, сами противопоставили себя России, что и подтвердили на референдуме.

Смысл суверенитета РСФСР

Для начала напомню несколько важных моментов, которые сейчас люди подзабыли, а может и не знали.

Статус России в СССР был несколько неопределенный.

С одной стороны, Россия была ключевой частью Союза. Это проявлялось и в составе руководящих органов (хотя правильнее было сказать, что они были не русскими, а славянскими – вторым секретарем в национальном комитете партии мог быть не только русский, но украинец или белорус), и в статусе русского языка как государственного на всей территории страны, и в местоположении столицы.

С другой стороны, собственная государственность России в составе СССР была недоразвита. Достаточно сказать, что в РСФСР не было своей компартии.

Трудно сказать, насколько это все действительно ограничивало русских и Россию. Насколько можно понять, по замыслу Ленина и Сталина, СССР был сам по себе российским государством и русские в нем, как бы, в дополнительных гарантиях не нуждались.

Читайте также:  Чувствуете, как в воздухе запахло большим торгом?

Однако к 1991 году СССР находился в состоянии переформатирования. Центральные, союзные элиты, задумали глубокую реформу Союза, имея в виду как отношения собственности, так и организацию государства. В рамках этой реформы особая роль отводилась России, которая должна была из несущей конструкции Союза, стать одной из равных союзных республик.

Важным шагом к этому было провозглашение всеми республиками вообще и Россией – в особенности своего суверенитета. Причем Россия в этом была далеко не первой – до нее суверенитет провозгласили республики Прибалтики, Азербайджан и Грузия. Украина в этом списке была аж восьмой.

Процесс распада СССР был сложным, значительную роль в нем играл вопрос распределения собственности, но даже из моего краткого изложения следует, что распался Союз в значительной степени из-з того, что из него вырвали несущую конструкцию. Союзные элиты, как оказалось, не имеют никакой опоры и просто провалились в «щели» между республиками. При этом, суверенитет России не был инициативой россиян (и даже российская элита играла в нем не ключевую роль). Тем более нельзя сказать, что в распаде Союза была вина жителей других республик СССР.

12 июня – день «доформирования» нового государства, до этого находившегося в недоразвитом состоянии. Но, в то же время надо понимать, что это государство является наследником СССР и Российской империи только юридически. Фактически же это новое государство, по сути, мало чем отличающееся от Украины или Белоруссии.

Собственно, до весны 2014 года РФ и развивалась в таком статусе, отнюдь не демонстрируя желания стать из Российской Федерации – Россией. Насколько можно понять, нет консенсуса по этому поводу и сейчас. Ведь чтобы стать Россией, начать собирать земли и претендовать на какой-то статус в мировой политике, придется взять на себя ответственность и пойти на ограничения. Выбор этот должны сделать сами россияне.

Читайте также:  Кризис с коммуналкой. Фавелы по всей стране, как в Рио-де-Жанейро…

Независимо от того, каков будет этот выбор, 12 июня останется важным и нужным днем перерождения России.

Украинский референдум

Уже из изложенного очевидно, что никакой особой вины украинцев (так же как и вины россиян) в распаде СССР нет. Более того, вообще из Союза с боем и кровью рвались только прибалты, которые своего добились, были за это вознаграждены и, думается, в следующем столетии вообще исчезнут как явление.

Нам, обычно, припоминают декабрьский референдум, но забывают почему-то, что было перед ним. А до этого было…

Во-первых, экономические реформы, которые с какого-то времени проводились уже не в общесоюзном, а в республиканском пространстве. Союзные власти не смогли или не захотели предложить программу рыночных реформ, которые можно было бы проводить только в рамках СССР. Не думаю, что «500 дней» Явлинского были реалистичны, но попытка их реализации могла способствовать сохранению СССР (могла бы и не способствовать, но мы помним – КНР уцелела).

Во-вторых, проводилась навязанная союзным центром кампания суверенизации, в которой Украина была, опять таки, не первой.

В-третьих, был мартовский референдум 1991 года, на котором большинство населения республики высказалось за сохранения Союза. Более того, одновременно с референдумом проходил республиканский консультативный опрос, на котором большинство украинцев также выступили за сохранение Союза!

В-четвертых, был августовский путч, после которого централизованное руководство СССР было, по сути, разрушено.

Декабрьский референдум только фиксировал то, что уже, де-факто, произошло – Союза уже не было. И украинцев спросили – согласны ли они признавать объективную реальность. Украинцы, естественно, не возражали.

Кстати, варианта «нет, не признаем, хотим быть последней республикой в СССР», предложено не было. Иначе – кто его знает, как бы оно обернулось (шучу, конечно).

Читайте также:  Санкции, контрсанции и незначительный эффект

Впрочем, даже и при этом украинцы проявили исключительную осторожность, избрав Леонида Кравчука (до этого – секретаря ЦК КПУ, которого националисты постоянно подозревали в желании подписать новый союзный договор) и оставив, т.о., путь к отступлению.

Отступить тогда не пришлось – российское общество (поскольку Ельцина по возвращении из Пущи не свергли, сочтем, что консенсус относительно объективной реальности в России тоже был – без всяких референдумов) приняло решение строить свое собственное, не имперское, государство. В его отношении было очень удобно (главное – безопасно) демонстрировать свою «незалежнисть».

Эта демонстрация и будет продолжаться – ровно до тех пор, пока Россия не определится с собственным имперским проектом и не предложит идею, которая станет стержнем этого проекта. При этом Украина может войти в этот проект как суверенная территория или как часть общего целого. У России же такой свободы нет – она может остаться «суверенной» только в том, случае, если центром этого проекта будет кто-то еще.