изменения Конституции

Декоммунизация суда. Пленарная неделя Верховной Рады 31 мая – 3 июня

Неделя была достаточно активной. Всего было проведено 141 голосование (на прошлой пленарной неделе – 146), результативных – 69, что составило 48,9% (вполне нормальная производительность, на прошлой неделе было 44,5%).

Принято 18 законов (в т.ч. в целом – 12), 4 провалено. Принято 4 и провалено 3 постановления. На прошлой неделе было принято 17 законов и 6 постановлений.

1. Судебная реформа

Собственно, принятие 2 июня пакета законов о реформировании судебной системы, включая изменения Конституции, было вообще главным событием прошедшей недели.

1.1. Для начала Рада приняла новую версию закона о судоустройстве и статусе судей. Законопроект был подан президентом 30 мая, и по нему даже не было вывода Главного научно-экспертного управления. Вполне вероятно, подчиненным господина Борденюка заранее посоветовали «не умничать», потому что законопроект прямо противоречит действующей Конституции (о чем бесхитростно было написано в пояснительной записке – проект разработан «с целью неотложного начала реализации новых положений Конституции Украины», которые на тот момент были приняты только в первом чтении; соответственно его действие откладывалось на «после конституционных изменений»). Что заставило инициаторов реформы пойти на столь странный ход непонятно. Возможно это плата за сохранение на два года особого влияния президента на судебную систему (что предусмотрено конституционными изменениями) – ведь после принятия конституционных изменений президент мог бы повернуть реформу и по-другому (он, собственно, и сейчас имеет такую возможность).

Голосовали, естественно, сразу первое и второе чтение. За закон был отдан 281 голос (50 воздержались, 5 – против). Голосовали БПП (5 воздержавшихся и Виктор Пинзеник против), «Народный фронт» (1 воздержавшийся), «Возрождение», «Воля народа» и «Батькивщина» (воздержались Борис Тарасюк и Надежда Савченко). Кроме того, два голоса дала «Самопомощь», а по одному «Оппоблок» (Рабинович) и РПЛ (Витко).

«Самопомощь» настаивала на внесении в проект перед вторым чтением нормы о создании Антикоррупционного суда и введения в состав антикоррупционной палаты Верховного Суда судей из ЕС и США в качестве присяжных (независимость – наше все). Поняв, что никакого второго чтения не будет, они, надо понимать, обиделись.

ОБ обозначил свою позицию в двух тезисах – законопроект противоречит Конституции и рекомендациям Венецианской комиссии (в части сохранения автономии административных судов).

Позиция РПЛ оказалась вообще непонятной – Ляшко заявил, что проект партию не вполне устраивает (поскольку предполагает не тотальную люстрацию судей, а их переаттестацию – то есть, ту же люстрацию, но с соблюдением некоторой «законности»), но, в конце концов, не поддержал.

Виктор Пинзеник исходил из того, что по закону зарплата судей ВС составит 315 тыс. грн., что 200 раз больше минимальной зарплаты в Украине и, кстати, втрое выше чем зарплата судей Верховного суда в Польше.

Суть же предложенных изменений сформулировал (причем, скорее всего, без всякой задней мысли) комбат Сергей Мельничук из «Воли народа» – «сломать хребет этой ветви власти»…

1.2. А вот уже после нового закона о судоустройстве были приняты конституционные изменения.

Выступил перед депутатами президент, напутствовав их напоминанием, что если не «изменить страну», то все зря («все» – это государственный переворот и гражданская война; в смысле – себе не простим, если не разрушим еще не разбомбленное); что борьба с коррупцией не получается, потому что всех коррупционеров выпускают судьи; что изменения судебной системы от Украины требует мировое сообщество.

«За» проголосовало 335 депутатов, против – 7, воздержались – 40. Воздержались «Самопомощь» и РПЛ (кроме Витко), а также – Юлия Тимошенко (Савченко, выступавшая против конституционных изменений, по данным системы «Рада» «отсутствовала»). Против голосовали оппозиционер Евгений Мураев (кстати, Рабинович, с которым он создает новый политический проект, голосовал «за»…), радикал Юрий Шухевич, группа «свободовцев».

Читайте также:  Федерализация по-американски

Позиция ОБ между чтениями сменилась. Если относительно первого чтения Дмитрий Шпенов указывал, что «этим законом восемь тысяч судей попадают под люстрацию и окажутся на улице», а «после принятия этой судебной реформы в течение двух лет президент в ручном режиме будет назначать и переводить судей, а также ликвидировать суды». Сейчас же Юрий Бойко заявил, что «система, которая не работала, когда это (назначение и смещение судей – Авт.) проводил парламент, может быть изменена».

Что именно послужило причиной переориентации фракции непонятно. Может тут сыграли какие-то политические соображения (например – давление со стороны ЕС и США), может – чисто коммерческие (президент купил голосование в обмен на какие-то уступки Ахметову и Фирташу). Так или иначе, но без 38 голосов ОБ принять этот проект не удалось бы.

Позиция «Самопомощи» оказалась достаточно невнятной. Олег Березюк высказал два содержательных замечания – о монополизации назначения судей в переходной период и о монополизации адвокатуры. Главное же возражение – что «это может быть подготовка к голосованию децентрализации в Конституцию и выборов на Донбассе».

Юрий Чижмарь от РПЛ сформулировал претензии так: «Конституция Украины четко отмечает, что во время войны принимать изменения в Конституцию невозможно. Своим голосованием мы подтвердим то, что парламент (…) не признает, что в Украине есть военное положение, что есть военная агрессия. Тем самым мы признаем, что на Донбассе есть гражданский конфликт, а не военная агрессия. (…) Мы подтверждаем, что у нас нет агрессии, и Россия является все же миротворцем, а не участником конфликта». Виктор Кривенко из БПП указал, что «война – не повод для отсутствия реформ». От себя отмечу, что оправдание вполне идиотское – Рада уже неоднократно своими действиями и бездействием доказывала, что никакой агрессии, не говоря уже о военном положении, нет.

Примерно такие же аргументы выдвигала и Савченко – если принимать изменения в Конституцию, тогда свои изменения потребует и Донбасс, и тогда «выйдет Майдан и нас разорвет». Майдан, конечно, просто так не выйдет и разрывать никого не станет, но налетчице-то откуда об этом знать? Она-то по Майдану скакала по собственной прыгучести…

1.3. И уж совсем без обсуждения приняли два закона из пакета реформы исполнительного производства, проваленные в апреле.

253 голоса были отданы за законопроект об исполнительном производстве (в апреле за него не голосовали). Воздержались 24, против – 18. Не голосовали ОБ (12 – против) и «Батькивщина» (2 – против, 1 – за), а также РПЛ (1 – за).

239 депутатов поддержали законопроект об органах и лицах, осуществляющих принудительное исполнение судебных решений (в апреле его поддержали только 214 депутатов). Воздержались 29, против – 17. Не голосовали те же партии, только «Батькивщина» дала уже 4 голоса.

Третий законопроект пакета, изменения в Налоговый Кодекс относительно деятельности частных судебных исполнителей, в апреле был похоронен и нарушать регламент ради него не стали.

Выводы

Во-первых, Запад добивался судебной реформы, и он ее получил. Теперь в Украине будет совершенно непрофессиональная, чудовищно коррумпированная, существенно зависимая от президента судебная система, снабженная, к тому, исполнительной службой в лице ветеранов «Азова» и «Айдара». Идеальное орудие для рейдерских захватов.

Вы хотите сказать, что Запад добивался не этого? Ну, даже не знаю. По-моему, избранными методами ничего другого добиться было нельзя…

Читайте также:  Кто там шагает правой? Националистическое крыло политикума Украины

Во-вторых, президент сделал очень сильный ход в направлении децентрализации и осуществления Минских соглашений. Собственно, намек на это содержится не только в словах Савченко, например, но и в заявлении президента относительно обращений облсоветов о договорных отношениях.

В общем, президент не собирается договариваться с региональными элитами, а будет продавливать конституционную реформу. Рискованная политика, но он, очевидно, уверен в своих силах.

2. Собственно, такие «успехи» депутатов на ниве защиты прав граждан и не удивительны, если учесть, что еще в начале недели был принят в первом чтении правительственный проект об Учреждении бизнес-омбудсмена.

Вообще сейчас бизнес-омбудсмен в Украине есть и толку от него немного (хотя представительница правительства и пыталась убедить депутатов в обратном). Законопроект направлен на формализацию его деятельности.

Ключевая проблема, которая, собственно, делает проект неприемлемым – в статусе. По законопроекту это неприбыльная общественная организация, финансируемая непонятно кем и непонятно как (сейчас деятельность бизнес-омбудсмена осуществляется за счет гранта ЕБРР). Ну а раз так, то бизнес-омбудсмен сам решает кого, от чего и как ему защищать. И финансовые соображения, конечно, не будут играть при этом никакой роли. А если будут, то весь набор антикоррупционных органов останется без дела, потому что организация общественная, а неприкосновенность у ее руководителя покруче, чем у президента, депутатов и судей. В общем, достойная добавка к судебной реформы в плане обеспечения рейдерской деятельности.

За этот замечательный закон (из соображений поправить до второго чтения) проголосовали 242 депутата. Не голосовал ОБ, большая часть «Возрождения» и РПЛ. Почему голосовали? Да потому что принятия этого закона требует МВФ…

3. В вопросах социальной защиты населения последовательность была несколько меньшая.

Рада не приняла предложенный «Батькивщиной» законопроект об изменениях Госбюджета в части социальных выплат. За него проголосовало всего 163 депутата (последовательно голосовали только РПЛ и «Батькивщина», остальные: БПП – 48 из 142, НФ – 14 из 81, ОБ – 18 из 44 и т.п.).

В общем, это и понятно, если учесть, что авторы проекта нарушили ряд норм, в соответствии с которыми меняются социальные стандарты, и не предоставили расчетов покрытия соответствующих расходов и позиции по этому поводу Кабмина и Нацбанка. Более того, в ходе дискуссии относительно эмиссионной составляющей проекта Юлии Тимошенко с «оппозицонером» Олегом Долженковым внезапно выяснилось, что Юлия Владимировна вообще не читала проект (или решила соврать, исходя из того, что депутаты-то точно его не читали).

Зато депутаты ударно закончили неделю, наконец освободив пенсии от налогообложения. «За» проголосовали 274 депутата из всех фракций кроме РПЛ. Против был Юрий Шухевич РПЛ), воздержался – Виктор Пинзеник (БПП).

Позиция РПЛ объяснялась тем, что не была принята поправка Шухевича относительно снятия налогообложения («понижающего коэффициента») для пенсий работающих пенсионеров. Пинзеник же настаивал на обложении высоких пенсий больше 10 тыс. грн.

4. Неудачей окончилась попытка создать комиссию по расследованию деятельности президента в офшорах. Инициаторами создания такой комиссии выступили главы фракций «Батькивщины», РПЛ и «Самопомощи» (т.е. – новая оппозиция). За проект проголосовало всего 108 человек. Забавно, что среди них были не только депутаты от трех фракций, но и 21 человек из БПП («еврооптимисты», но не только), и 13 – из НФ. Зато не было среди них представителей официальной «оппозиции его величества»

По словам Ляшко, рассмотреть вопрос удалось после трех (!) недель (!!) блокирования (???) парламентской трибуны. Я телевизор не смотрю, я работаю со стенограммами, потому имею право поинтересоваться – в чем состояло это блокирование, если оно никак не отразилось на работе Рады? Когда трибуна блокировалась при «антинародном режиме» все было понятно – голосования превращались в побоища, спикер Парубий носил в мотне дымовые шашки, а из системы «Рада» систематически вытаскивали провода и кнопочки. Вот это было блокирование.

Читайте также:  Всего понемножку. Законотворческая деятельность депутатов 21-25 марта

Кстати, ни один противник создания комиссии на заседании не выступил. Вопрос, очевидно, не политический и дискуссии по нему не предполагалось…

5. Попытка дедекоммунизации

Рада рассмотрела два постановления о декоммунизации названий населенных пунктов.

Александр Вилкул (ОБ) предложил сохранить название Днепропетровску, опираясь на мнение граждан. В пояснительной записке указывалось, что специальный порядок переименования населенных пунктов по закону о декоммунизации утратил силу еще 21 февраля, в то время как проект постановления о переименовании Днепропетровска был принят 19 мая.

Сергей Каплин (БПП) предложил отменить постановление Рады о переименовании ряда населенных пунктов. В пояснительной записке было указано на нарушение регламентных норм при его принятии, в выступлении он говорил о переименовании города Комсомольск Полтавской области в Горишни Плавни (как водится – без согласования с общественностью).

Естественно, в сессионном зале начался трэш, угар и содомия – «коммунистический реванш», «сепаратизм», «переименовывая города, мы отражаем российскую агрессию» и т.п. Известный своими эпатажными заявлениями Евгений Рыбчинский договорился до того, что в пылу декоммунизации сослался на… коммунистов: «потом из Екатеринослава переименовали в Днепропетровск, сучьи дети! И тоже никто не спрашивал!». Ну вот и мы не будем. Чем мы лучше коммунистов?

Вишенкой на торте стало заявление спикера Парубия: «Я вам скажу, что моя бабка из-под Харькова, из Бабаев, и она мне рассказывала про то, как миллионами клали украинцев на Востоке Украины, из Кремля, те самые московские оккупанты, миллионами уничтожали наших дедов на тех территориях, на которые заселили переселенцев из разных уголков другого государства. И сегодня вы апеллируете нам к местному населению?».

Это, вполне расистское, заявление, помимо всего еще и лживое.

Во-первых, бабка из-под Харькова многое могла рассказать маленькому Андрюше из галицкого Червонограда (кстати, город до сих пор не декоммунизирован). Но выпускник истфака Парубий должен был догадываться, что его бабка, при всех ее героических достоинствах, миллионы трупов не пересчитывала, и приказов Кремля не видела.

Во-вторых, в постановлении, которое предлагал отменить Каплин, содержится норма о переименовании села Андреевка Бусского района Львовской области в Мурмазовичи. Местные жители, вполне себе расово правильные галичане, тоже против этого переименования. Но у Парубия мысли считаться с их мнением не появилось. Так что первичным является не расизм, а тоталитаризм.

Он, собственно, этого и не скрывает: «это исторические решения, это решения, которые изменяют психологию миллионов украинцев, которые будут иметь право и честь жить в украинских городах с украинским духом и смотреть на мир украинскими глазами, а не искривленными имперской пропагандой глазами». И видеть вместо индустриального Комсомольска аграрные Горишни Плавни с населением раз в 100 меньше…

За проект Каплина проголосовал 21 депутат (в т.ч. 11 из 44 депутатов от ОБ), против – 60. За проект Вилкула – 18 (13 – из ОБ). В общем, изображать оппозиционность, борьбу за законность и уважение к мнению людей можно было бы более убедительно. В конце концов, в сессионном зале было 29 депутатов от ОБ.

КСУ