Украинская политика после возвращения Савченко

Стремительное помилование, обмен и возвращение Надежды Савченко в Украину немедленно вызвали вал предположений относительно дальнейшего развития политического процесса в Украине и вокруг Украины.

Внутренняя политика

В первую очередь встал вопрос о политическом будущем самой Савченко. Многие журналисты уже увидели в ней нового политического лидера.

Увы и ах. У нас в действующем парламенте таких «лидеров» где-то пятая часть состава. Немало там и ярких фигур – Черновол, Ярош, Мосийчук… С ними тоже были связаны определенные ожидания. И что? И ничего. Из всех комбатов и волонтеров остается в статусе перспективного политика только Андрей Белецкий, причем он не особенно светится публично – его имя на слуху благодаря деятельности гражданского корпуса «Азов».

В общем, для того, чтобы стать успешным политиком мало иметь опыт боевых действий и способность истерить перед телекамерами. Нужна элементарная договороспособность, умение ориентироваться в политике. Это нужно даже для того, чтобы быть «парасюком в юбке (только без юбки)».

Конечно, у Савченко есть раскрученный пропагандой имидж, но после нескольких показательных скандалов с журналистами (они начались с первых минут после возвращения) интерес к ней лично будет падать. А без пропагандисткой подпитки образ, даже при отсутствии целенаправленной дискредитации, быстро сдуется.

Так что будущее Савченко – использование в качестве пропагандистского фона, потом – во внутренних разбороках. Наконец ей станет скучно в Киеве и она куда-то свалит – или на фронт, или на лечение, или в длительный отпуск. Благо, сказала же Юлия Владимировна, что ее рабочее место всегда с ней.

Читайте также:  Время внешнеполитических свершений. Обзор политических событий в Украине с 31.01 по 06.02

От возвращения Савченко, безусловно, выиграл Петр Порошенко. Совместный брифинг, правда, не задался, но, думаю, «минстець» выдавит из темы победы украинской дипломатии над агрессором все, что только можно. Тем более, что, в кои-то веки, победа совершенно реальная.

Отметим, что Савченко была возвращена в день второй годовщины избрания Порошенко, что сбило дискуссию вокруг итогов его президентства (откровенно говоря – не слишком бурную) и представило его победителем.

Тимошенко, вроде бы, ничего особенно не выиграла, но я бы за нее не беспокоился. Савченко, конечно, неуправляема, но это не значит, что ее нельзя использовать. Составить же какую-то конкуренцию Тимошенко она не способна.

Главным де выигравшим является Виктор Медведчук, который, собственно, разработал юридическую сторону обмена, что сквозь зубы, через «нибыто» и «буцимто», вынуждены признать даже украинские СМИ. И можно не сомневаться, что заслуженный «серый кардинал» украинской политики сможет конвертировать профессиональный успех в какие-то политические дивиденды. Другое дело, что, конвертация эта вряд ли будет иметь публичный характер. Хотя, возможно, что положение Медведчука в Минском, например, процессе существенно укрепится и формально.

Внешняя политика

Естественно, что возвращение Савченко сразу начали увязывать с Минским процессом. Даже не смотря на то, что обмен был оформлен по отдельной процедуре – через помилование. Правда, ни Савченко, ни Александрова с Ерофеевым военнопленными или «заложниками» и не признавали.

Тем не менее, сразу появились прогнозы о том, что платой за освобождение Савченко будет проведение выборов в Донбассе и вообще – потепление отношений. И то, и другое, конечно, может быть, но мне ситуация представляется в совершенно ином свете.

На самом-то деле вернуть Савченко в большей степени было нужно Путину. Это для него ее дело представляло определенные неудобства, поскольку служило весомым доказательством наличия украинских пленных в якобы не воюющей России (реальный статус Савченко предсказуемо никого не интересовал).

Читайте также:  «Хитрый план» Зеленского

А для всего украинского политикума Савченко представляла значительно большую ценность, находясь в российской тюрьме. В Киеве она просто дополнительный фактор раздражения. Это Порошенко надо было уговаривать, чтобы он принял Савченко назад. Точно также Порошенко не слишком нужны выборы в Донбассе. И тут его тоже пришлось уговаривать. И Порошенко, судя по всему, выторговал довольно много.

Тут и триумфальное возвращение в Киев именно 25 мая. Вы же не думаете, что Путин просто так, из чистого гуманизма, подыграл Порошенко во внутренней политике?

Тут и заявления о возможности введения полицейской миссии на Донбассе. Да, Хуг сказал, что для этого нужно согласие всех членов ОБСЕ, но никто, по-моему, и не предполагал, что миссию можно учредить без согласия. Да, российская сторона продолжает играть в хорошего и плохого следователя, ссылаясь на позицию ЛДНР (как будто у них есть собственная позиция). Но Путин еще 14 апреля заявил: «У нас не так давно был разговор с Петром Алексеевичем Порошенко, он предложил усилить присутствие ОБСЕ, в том числе, чтобы сотрудники ОБСЕ были с оружием, на линии разграничения, и добиться полного прекращения огня. Я считаю, что это правильное предложение, мы это поддерживаем». Это при том, что мы знаем, что именно предлагал Порошенко.

Тут и признание Захарченко о возможности реинтеграции Донбасса в Украину. Он, конечно, обставил это какими-то «условиями», но они, разумеется, никого не интересуют.

Многое, наверняка, еще не попало в публичное пространство, а многое и не попадет. В целом Россия пошла на значительные уступки. Логично предположить, что позиция Украины и Запада будет ужесточаться. Причем не только в связи с Донбассом. Например, вчера официальный представитель Госдепа Марк Тонер заявил, что США не откажутся от требований отстранения Башара Асада даже ради предотвращения дальнейшего кровопролития.

Читайте также:  Первый день Помпео. Зачем госсекретарь США прибыл в Киев, а потом поедет в Минск и другие столицы СНГ?

Так что Минский процесс будет двигаться в направлении выполнения украинских требований, и как далеко он зайдет пока непонятно. Хотя рост цены нефти свыше $ 50 как бы намекает на возможность усиления позиций России…

РИА Новости Украина

Leave a Reply