Украинская политика после возвращения Савченко

Стремительное помилование, обмен и возвращение Надежды Савченко в Украину немедленно вызвали вал предположений относительно дальнейшего развития политического процесса в Украине и вокруг Украины.

Внутренняя политика

В первую очередь встал вопрос о политическом будущем самой Савченко. Многие журналисты уже увидели в ней нового политического лидера.

Увы и ах. У нас в действующем парламенте таких «лидеров» где-то пятая часть состава. Немало там и ярких фигур – Черновол, Ярош, Мосийчук… С ними тоже были связаны определенные ожидания. И что? И ничего. Из всех комбатов и волонтеров остается в статусе перспективного политика только Андрей Белецкий, причем он не особенно светится публично – его имя на слуху благодаря деятельности гражданского корпуса «Азов».

В общем, для того, чтобы стать успешным политиком мало иметь опыт боевых действий и способность истерить перед телекамерами. Нужна элементарная договороспособность, умение ориентироваться в политике. Это нужно даже для того, чтобы быть «парасюком в юбке (только без юбки)».

Конечно, у Савченко есть раскрученный пропагандой имидж, но после нескольких показательных скандалов с журналистами (они начались с первых минут после возвращения) интерес к ней лично будет падать. А без пропагандисткой подпитки образ, даже при отсутствии целенаправленной дискредитации, быстро сдуется.

Так что будущее Савченко – использование в качестве пропагандистского фона, потом – во внутренних разбороках. Наконец ей станет скучно в Киеве и она куда-то свалит – или на фронт, или на лечение, или в длительный отпуск. Благо, сказала же Юлия Владимировна, что ее рабочее место всегда с ней.

Читайте также:  Идеология блокады

От возвращения Савченко, безусловно, выиграл Петр Порошенко. Совместный брифинг, правда, не задался, но, думаю, «минстець» выдавит из темы победы украинской дипломатии над агрессором все, что только можно. Тем более, что, в кои-то веки, победа совершенно реальная.

Отметим, что Савченко была возвращена в день второй годовщины избрания Порошенко, что сбило дискуссию вокруг итогов его президентства (откровенно говоря – не слишком бурную) и представило его победителем.

Тимошенко, вроде бы, ничего особенно не выиграла, но я бы за нее не беспокоился. Савченко, конечно, неуправляема, но это не значит, что ее нельзя использовать. Составить же какую-то конкуренцию Тимошенко она не способна.

Главным де выигравшим является Виктор Медведчук, который, собственно, разработал юридическую сторону обмена, что сквозь зубы, через «нибыто» и «буцимто», вынуждены признать даже украинские СМИ. И можно не сомневаться, что заслуженный «серый кардинал» украинской политики сможет конвертировать профессиональный успех в какие-то политические дивиденды. Другое дело, что, конвертация эта вряд ли будет иметь публичный характер. Хотя, возможно, что положение Медведчука в Минском, например, процессе существенно укрепится и формально.

Внешняя политика

Естественно, что возвращение Савченко сразу начали увязывать с Минским процессом. Даже не смотря на то, что обмен был оформлен по отдельной процедуре – через помилование. Правда, ни Савченко, ни Александрова с Ерофеевым военнопленными или «заложниками» и не признавали.

Тем не менее, сразу появились прогнозы о том, что платой за освобождение Савченко будет проведение выборов в Донбассе и вообще – потепление отношений. И то, и другое, конечно, может быть, но мне ситуация представляется в совершенно ином свете.

На самом-то деле вернуть Савченко в большей степени было нужно Путину. Это для него ее дело представляло определенные неудобства, поскольку служило весомым доказательством наличия украинских пленных в якобы не воюющей России (реальный статус Савченко предсказуемо никого не интересовал).

Читайте также:  Банковая наносит ответный удар по регионам

А для всего украинского политикума Савченко представляла значительно большую ценность, находясь в российской тюрьме. В Киеве она просто дополнительный фактор раздражения. Это Порошенко надо было уговаривать, чтобы он принял Савченко назад. Точно также Порошенко не слишком нужны выборы в Донбассе. И тут его тоже пришлось уговаривать. И Порошенко, судя по всему, выторговал довольно много.

Тут и триумфальное возвращение в Киев именно 25 мая. Вы же не думаете, что Путин просто так, из чистого гуманизма, подыграл Порошенко во внутренней политике?

Тут и заявления о возможности введения полицейской миссии на Донбассе. Да, Хуг сказал, что для этого нужно согласие всех членов ОБСЕ, но никто, по-моему, и не предполагал, что миссию можно учредить без согласия. Да, российская сторона продолжает играть в хорошего и плохого следователя, ссылаясь на позицию ЛДНР (как будто у них есть собственная позиция). Но Путин еще 14 апреля заявил: «У нас не так давно был разговор с Петром Алексеевичем Порошенко, он предложил усилить присутствие ОБСЕ, в том числе, чтобы сотрудники ОБСЕ были с оружием, на линии разграничения, и добиться полного прекращения огня. Я считаю, что это правильное предложение, мы это поддерживаем». Это при том, что мы знаем, что именно предлагал Порошенко.

Тут и признание Захарченко о возможности реинтеграции Донбасса в Украину. Он, конечно, обставил это какими-то «условиями», но они, разумеется, никого не интересуют.

Многое, наверняка, еще не попало в публичное пространство, а многое и не попадет. В целом Россия пошла на значительные уступки. Логично предположить, что позиция Украины и Запада будет ужесточаться. Причем не только в связи с Донбассом. Например, вчера официальный представитель Госдепа Марк Тонер заявил, что США не откажутся от требований отстранения Башара Асада даже ради предотвращения дальнейшего кровопролития.

Читайте также:  О чем шумите вы, народные витии

Так что Минский процесс будет двигаться в направлении выполнения украинских требований, и как далеко он зайдет пока непонятно. Хотя рост цены нефти свыше $ 50 как бы намекает на возможность усиления позиций России…

РИА Новости Украина