Минский процесс: Путин и Порошенко - обмен мнениями

Минский процесс: Путин и Порошенко — обмен мнениями

Российский план предполагает мирное урегулирование без учета особенностей внутриукраинской ситуации. В Украине есть план децентрализации, который предполагает ослабление местного и регионального самоуправления и усиление полномочий президента.

Позиции сторон

Выступая в Греции, президент РФ Владимир Путин повторил, что "вопрос по Донбассу может быть решен (…) исключительно выполнением минских соглашений". По его версии, это выполнение включает, прежде всего, децентрализацию, амнистию и введение в действие закона об особом статусе Донбасса. "И нельзя откладывать эти решения под предлогом того, что в зоне безопасности, в зоне разграничения кто-то в кого-то стреляет. Если нет желания проводить политические преобразования, то всегда найдется тот, кто стрельнет, и тот, кто ответит, и так будет бесконечно происходить до тех пор, пока не будут приняты решения политического характера".
При этом Путин считает, что вопрос о Крыме "закрыт окончательно".

По поводу пленных: "Этим мы тоже занимаемся активно, кстати, тоже при посредничестве Медведчука. Многое уже сделано, но еще предстоит немало сделать. Надеюсь, что это будет завершено. Я лично считаю, что эта работа должна быть завершена и все люди, которые удерживаются с украинской стороны, со стороны Донбасса – должны быть освобождены". При этом, возвращение Савченко с Минском не связано.

Ответ Петра Порошенко был довольно резким. "Вчера Путин прокомментировал, что якобы мы должны делать так называемое политическое урегулирование, проводить выборы, а потом будет заниматься прекращением огня и возобновлением контроля", но позиция украинской стороны состоит в том, что ключевым является вопрос украинского контроля над границей. Проведение выборов на неподконтрольных Киеву территориях Донбасса возможно только после полного выполнения минских соглашений. Порошенко считает, что президент России, говоря о первоочередности политического урегулирования в Донбассе, выразил "только их понимание сценария проведения выборов".

Читайте также:  Конституция и Порошенко: менять или не менять?

Также Порошенко осветил свое представление о полицейской миссии ОБСЕ. Она "возьмет под охрану до вывода в РФ склады отведенного оружия и поставит на всех пунктах пропуска свои постоянно действующие патрули для предотвращения поставки новых подразделений российских войск, амуниции, вооружения, возвращение наемных боевиков".

План Путина и план Порошенко

Позиция российской стороны состоит в необходимости достижения внутриукраинского политического урегулирования
Поэтому, в первую очередь – принятие тех решений, которые должны вернуть ситуацию к моменту начала АТО. Т.е., когда Юго-Восток выразил свое недовольство происходящим в Киеве, и Киеву стоило бы начать с ним диалог. Теперь время утрачено, в способность Киева к диалогу никто не верит, а, значит, придется выполнять претензии мятежного региона под давлением международного сообщества.

В общем, главными моментами урегулирования конфликта являются диалог между Киевом и регионами и проведение выборов, восстановление легитимной власти на Донбассе.

А вот президент Украины считает ключевым вопросом восстановление украинского контроля над границей. Собственно, именно это и зафиксировано в Минских соглашениях, где восстановление контроля является конечной целью соглашений. Казалось бы, все просто – выполняй соглашения, проводи выборы и получишь контроль над границей.

Но нет! Президент Украины сначала хочет получить контроль над границей, а уже потом провести выборы. Нет, я, конечно, понимаю, что Порошенко не интересуют выборы (у нас же демократия), но тут он противоречит сам себе.

В чем проблема? Да в том, что Путин считает конфликт внутренним, а Порошенко (как следует из его понимания полицейской миссии) – межгосударственным. Более того – украинский лидер считает это позицией всего международного сообщества. Потому и урегулирование в его представлении сводится к выводу "оккупационных войск" (задача нетривиальная, поскольку объективными методами обнаружить эти войска на Донбассе пока не удалось).

Причины тупика

Очевидно, что причина возникшего тупика состоят в разном понимании состояния сторон, в частности – после освобождения Савченко.

Этот акт последовал после телефонного разговора в нормандском формате, достигнутого согласия относительно вооружения миссии ОБСЕ и заявлений лидеров ЛДНР об условиях возвращения в состав Украины.

Читайте также:  Прокурорские войны и прокурорские воины

Россия же, судя по всему, расценивала возвращение Савченко как добровольный акт, который должен способствовать взаимопониманию. В общем – Киев принимает закон о выборах на Донбассе (о том, что проект такого закона уже готов и будет  представлен в июне, говорят в Раде) и объявляет амнистию. Россия и ЛДНР делают встречные шаги со своей стороны.

Киев же воспринял встречные шаги России как проявление слабости и решили "додавить" ситуацию, принудив Россию к "урегулированию" по своему сценарию.

Некоторая логика в позиции украинской стороны есть. Если Минские соглашения – действительно последовательный план достижения мира, то политическое урегулирование должно следовать за прекращением огня. Если же Россия отказывается от последовательности, призывая начать политический процесс до прекращения огня, то почему бы не поставить телегу впереди лошади и не потребовать возвращения контроля перед политическим урегулированием?

Выводы

На самом деле оба варианта выхода из кризиса не отличаются реалистичностью.

Украинский план предполагает достижение победы над Россией мирными средствами. Наиболее полно эта идея выражена в законопроекте Юрия Деревянко, который требует запретить местные выборы на Донбассе до освобождения Крыма и отвода российских войск от украинской границы.

Российский план предполагает мирное урегулирование, но – без учета особенностей внутриукраинской ситуации. Достаточно взять ссылку на необходимость децентрализации. У нас есть план децентрализации, который предполагает ослабление местного и регионального самоуправления и усиление полномочий президента. Понятно, что такой план вызывает недовольство региональных элит и в принципе противоречит идее особого статуса Донбасса, чтобы не имелось в виду под этим термином. Впрочем, "особого статуса" не хочет ни Киев, ни Донбасс.

Тем не менее, ничего другого, помимо политического урегулирования, нам не остается. Военного пути решения кризиса все равно не существует: Украина воевать не может, а Россия – не хочет.

  • Lubov Kadirova

    украинский план, это создать котел для Донбасса, стреляя с одной стороны, взять под контроль другую сторону и уничтожить мирное население, как собственно и было задумано мудаками затейникам еще 2 года назад. Пусть выкусят, мудаки затейники, поезд ушел еще 2г назад, когда ВСУ начали стрелять в свой народ, такое бывает только один раз, теперь это чужой народ и с ним придется договариваться на их условиях