Молоток судьи

Коррупционная составляющая, или Почему еще жива судебная система

Украинские суды, невозможность в которых добиться справедливости давно уже стала общим местом, в очевидных случаях все же принимают очевидные решения.

Весна порадовала несколькими решениями украинских судов. 29 апреля Печерский райсуд г. Киева принял решение о возобновлении уголовного расследования против народного депутата Андрея Левуса (известен как "эсбеушник с Майдана"). Левусу инкриминируют заведомо неправдивое сообщение о якобы совершении преступления Виктором Медведчуком.

Левус еще в декабре прошлого года обратился к главам СБУ, МВД и ГПУ с требованием расследовать сепаратистскую и террористическую деятельность Медведчука (очень напоминает придуманное классиками: "Гр. Щин просверлил в моей стене отверстие и пускает скрозь него отравляющих газов"). Последний, конечно, обвинил его во лжи, и против Левуса было начато расследование, которое, однако, было прекращено под давлением депутатов-подельников. И вот суд опять его возобновил.

Понятно, что Медведчук является "сепаратистом" только в воображении левусов, для которых "федерализм", "местное самоуправление" и прочие "права человека" – сплошное мыслепреступление (зря мы Оруэлла читали – теперь не так интересно). Тем не менее, обвинение в сепаратизме со стороны народного депутата – очень серьезный момент, грозящий большими неприятностями.

Впрочем, в этом случае решение суда можно списать на то, что речь идет, все же, об одном из самых сильных украинских юристов и, к тому же, о действующем политике, который пользуется доверием у руководства страны (не забываем, что Медведчук – участник Минского процесса).

Однако ведь и другие суды тоже принимают странные решения. Вот, например, Заречный райсуд г. Сумы рассматривал дело подполковника СБУ, который, якобы, пытался устроиться на работу в МГБ ДНР. В ходе процесса судья внезапно установил, что "ни одним нормативно-правовым актом не определено списка организаций Донецкой или Луганской областей, которые бы были признаны террористическими хотя бы одним государством или международной организацией, также отсутствуют решения международной судебной инстанции или окончательные решения Высшего суда Украины про признание "ДНР" или "ЛНР" террористическими организациями, которые бы имели преюдициальное (т.е. – обязательное для признания судом без дополнительного расследования – Авт.) значение".

Читайте также:  Не томи мне душу, скрипка, не тревожь патриотизм

Насколько я помню, до суда дело о признании ЛДНР террористическими организациями не доводилось, хотя ГПУ, СБУ и МВД их таковыми считает. Более того, даже Верховная Рада не приняла соответствующего акта. До сих пор есть только обращение "Urbi et Orbi" в котором Россия названа агрессором, а ЛДНР – террористами. Однако насколько я понимаю, юридических последствий оно не имеет. В том же Минском процессе "агрессор" выступает в качестве посредника при урегулировании внутреннего конфликта в Украине. В общем, ситуация, в которой дети обычно говорят – "кто обзывается, тот сам так называется".

Собственно, дело тут не в квалификации деятельности Медведчука или ЛДНР. В конечном итоге, ничто не мешает законодательно приравнять федерализм к сепаратизму (с последующим разрывом дипломатических отношений со США и Германией) и подыскать какие-то доказательства террористического характера ЛДНР. Дело в том, что украинские суды, невозможность в которых добиться справедливости давно уже стала общим местом, в очевидных случаях все же принимают очевидные решения.

В основе своей у украинской судебной системы все же есть здоровая составляющая, функцию правосудия она выполнять может – хотя бы в некоторых случаях. Однако возникает впечатление, что многих в стране это и не устраивает.

Радикалы требуют повальной люстрации всех без исключения судей именно для того, чтобы исключить возможность правосудия как таковую. Речь идет о замене квалифицированных судей политическими выдвиженцами, которые мало того, что будут выполнять свои обязанности через пень-колоду, но и постоянно будут находиться под угрозой повторной люстрации. Понятно, что после такой "реформы" решение любого суда по любому делу будет определяться самой сильной из групп люстраторов, в этом решении заинтересованных. Пойти этим путем Украина может только после еще одного Майдана.

Та реформа, которая проводится сейчас, формально должна повернуть ситуацию именно в сторону правосудия. Судьи превращаются в замкнутую корпорацию, которая только в очень малой степени зависит от общества и только в некоторой степени – от президента. Идеологи реформы полагают, что суды в результате станут ориентироваться на закон. Действительно – чем им еще заниматься, если судей, по сути, назначают и снимают сами же судьи?

Читайте также:  Джельсомино уже в Украине. Встречайте завтра на всех площадках страны

На самом же деле это совершенно не обязательно. Если судьи не будут зависеть от общества, естественным образом возникнет замкнутая система, которой было славно до последнего времени МВД и остается славной прокуратура. Просто строится коррупционная вертикаль, в которой судьи делятся с вышестоящими судами и самим Высшим советом правосудия. Трактовка закона будет зависеть исключительно от размера "добровольного взноса".

Как я понимаю, именно это и является целью идеологов реформы. Украинская судебная система должна функционировать в интересах транснациональных компаний, содействовать их большей конкурентоспособности на украинском рынке (денег у них всегда больше, а в условиях "шоковой терапии" от Бальцеровича большие деньги нужны и не будут).

Понятно, что жить в обществе и быть свободным от общества нельзя, поэтому уж кто-кто, а украинские олигархи найдут тропинки к сердцам судей даже в том случае, если почему-то окажутся в финансовом отношении неконкурентоспособными по сравнению с представителями транснационального капитала. Однако такие действия будут противоречить интересам коррупционной пирамиды и, скорее всего, будут выправляться за счет внутренних ресурсов.

В общем, предлагаемые сейчас варианты реформирования судебной системы ведут не к укреплению правосудия, а совсем наоборот – к усилению непредсказуемости судебных решений.

На мой взгляд, вариант "тотальной люстрации" содержит некоторое рациональное зерно – делает судей зависимыми от общества. Нам не нужна идеально независимая от общества (но зависимая от денежных знаков) судебная система. Нам нужна система, которая была бы зависима от общества и принимала бы решения, с описания которых я начал эту статью.

Как вариант можно рассматривать избрание судей, ограничение сроков их нахождения на должности с продлением по итогам перевыборов. Конечно, выборная система тоже зависима от капитала, но, по крайней мере, появляется возможность как-то влиять на судей и добиваться от них правовых решений. Ведь даже украинские депутаты иногда приносят пользу обществу. Конечно, когда не занимаются, подобно Левусу, политическими доносами по заведомо идиотским обвинениям…