Доколе? Или несколько слов о новом этапе декоммуни…

Доколе? Или несколько слов о новом этапе декоммунизации

На переименование всех населенных пунктов и улиц  приблизительные расходы составят $1-1,5 млрд в то время, когда власти страны буквально вымаливают у МВФ кредит в размере $1,7 млрд.

Итак, основная часть процесса декоммунизации завершилась. Переименовано практически все, что попалось под руку, исключая объекты, которые в принципе не должны были попасть под декоммунизацию (вроде Московского проспекта и проспекта Ватутина) и горемычного Кировограда.

Теперь в стране начался новый этап — обратная реакция.

Дедекоммунизация

Совершенно неожиданно для активистов "Института национального склероза" (как многие в стране называют ИНПУ — "Институт национальной памяти Украины") множество идиотских названий, заботливо ими подобранных для городов и сел, о существовании которых они ранее не подозревали, оказались не по вкусу местным жителям. И они начали протестовать.

Вот, например, село Жовтневе на Волыни переименовали в Сусваль. Это фамилия 23-летнего погибшего воина АТО, который родился и вырос в этом селе. Жители села против — не нравится фамилия. Родители покойного против — не хотят столь извращенного увековечения памяти. Постановили — жовтень считать вереснем. Неподражаемая Нюра Берг предлагала, по-моему, революционный календарь с месяцами "зраднем" и "гиднем".

Жители села Андреевка (в честь Андрея Андреева — даже представить себе не мог, что его имя где-то еще фигурирует, хотя он и входил в руководство партии и правительства с 1924 по 1953 год) Бусского района Львовской области, которое переименовали в Мурмазовичи. Народ возмутился. СМИ, правда, не сообщили, было ли решено считать Андрея Петром или, на этот раз, как-то обошлось.

Нехорошо получилось и с Комсомольском Полтавской области, который сгоряча переименовали в Горишни Плавни (Комсомольск, равно как, например, Орджоникидзе — историческое название, данное при основании, но склеротика Вятровича такая национальная память не интересует).

23 мая городской голова Комсомольска Дмитрий Быков заявил, что власти города не ставят под сомнение выполнение закона о декоммунизации, но общественность (по итогам слушаний — 98%) выступила против нового названия. Теперь городские власти собираются отменить решение Рады через суд, поскольку депутаты "не вписались в этот срок (срок переименований по закону о декоммунизации закончился 21 февраля — Авт.), а изменений в закон не внесли".

Читайте также:  Инструкция по созданию государства без нации

Продолжается непонятная возня и вокруг переименования Днепропетровска.

Мэр города Борис Филатов сообщил, что: а) решение о переименовании вступает в силу только после утверждения государственного и местного бюджетов, в которых должны быть предусмотрены расходы на изменение названия; б) он обратился с письмом к спикеру Парубию, с тем, чтобы тот не подписывал постановление, поскольку общественность недовольна. Для чистоты понимания — инициатором переименования был другой член группы Корбана, депутат Андрей Денисенко.

В общем, сейчас декоммунизаторы сталкиваются с "ответкой", причем по форме все выглядит очень чинно — мы не против декоммунизации, но надо соблюдать процедуру. По сути же, речь идет о сопротивлении региональных элит, которые видят в реформах угрозу себе и нуждаются в поводе для того, чтобы представить центральной власти счет. Глупости, допущенные в процессе декоммунизации, дают им такую возможность с тем, чтобы не столкнуться с обвинениями в попытках противодействовать реформам, евроинтеграции или, тем более, в сепаратизме.

Кому не нужна декоммунизация

Социолог Ирина Бекешкина (многолетний и эффективный проводник линии Госдепа) опубликовала статью, в которой позволила себе усомниться в осмысленности политики декоммунизации: "Дайте им, тем, кто по-прежнему чувствует себя советскими людьми, жить спокойно. Эти люди уже не изменятся. Они жили в Советском Союзе, в нем они были счастливы и ментально по-прежнему там. (…) Пусть спокойно доживают свою жизнь в СССР". Она предлагает сосредоточиться на нацификации школьного образования, полагая, что "декоммунизация — это ведь не о ленточках и даже не о названиях, а о состоянии умов и душ".

Некоторая логика в ее рассуждениях есть — ударной силой Майдана и АТО была та самая молодежь, которая училась в украинских школах и ВУЗах и восприняла там идеи украинского национализма.

Однако, достаточно посмотреть на экономическую ситуацию в стране, чтобы понять — декоммунизация мешает отнюдь не только людям советского склада, а оказывает влияние на настроения всей страны.

Достаточно посмотреть на историю переименования Днепропетровска. По первоначальной оценке Бориса Филатова стоимость переименования должна была составить всего около 100 тыс. грн. ($40 тыс.) и ее действительно можно было в значительной степени покрыть за счет продажи стелы с названием города. Естественно, что сумма очень быстро выросла почти на порядок — до 800 тыс.

Читайте также:  Меценатство от обиды. К 121-летию нобелевского завещания

Но вот руководитель общественной организации "Публичный аудит" Максим Гольдарб считает, что сумма будет еще большей — "потратят даже не миллиард, а несколько миллиардов. (…) Переименование города — это не только таблички. (…) Это изменение в системах государственной регистрации. А их очень много. Это внесение новых данных в любые реестры, которое ведет государство. В том числе о праве собственности, о данных гражданах этого города. Изменения в картографию. Не говоря уже о банальных бланках и бумагах, титульных листах и прочей канцелярии".

В этом отношении я склонен скорее доверять Гольдарбу. Почему? Потому что представители Института национальной памяти старательно избегают оценок стоимости переименований (напирая на то, что необходимые расходы уже внесены в квартплату, а большую их часть понесут местные бюджеты — как будто у них нет других задач). В законопроектах о переименованиях социально-экономическое обоснование отсутствует как класс. Т.е., ни инициаторы, ни исполнители толком не знают, сколько все это будет стоить. Если расходами по переименованию улиц местные советы более или менее владеют (причем очень приблизительно — оценки в 4 млн. грн. в Киеве касаются только табличек, но не документации), то расходы на переименования городов видны только с областного или общегосударственного уровня.

Например, в советские времена переименование Жданова в Мариуполь (население 458 тыс. человек) обошлось в $24,5 млн. Бывший народный депутат Алексей Журавко рассказывал, что когда в 2009 году власти Цюрупинска Херсонской области подняли вопрос о переименование города с населением всего 24 тыс. человек, было подсчитано, что это обойдется в $5 млн. (40 млн. грн. по курсу 8). По прямой пропорции с населением, стоимость переименования Днепропетровска составит минимум $200 млн. (т.е. 5 млрд. грн.). На самом деле, зависимость там более сложная — расходы не будут пропорциональны численности населения, но надо будет учесть инфляцию и трехкратный роста курса доллара. А в этом случае сумма будет уже больше гораздо больше…

Если же учесть переименование всех населенных пунктов и улиц, то приблизительные расходы центрального и местных бюджетов составят $1-1,5 млрд. И это в то время, когда власти страны буквально вымаливают у МВФ кредит в размере $1,7 млрд., проводя крайне болезненные социальные реформы и рассказывая, что в отсутствии в стране денег виноваты война на Востоке и коррупция. Война у нас официально не ведется (и даже АТО, по Минским соглашениям, приостановлена). А вот что касается коррупции, то можете представить, сколько можно украсть в процессе декоммунизации? Вот вам фотофакт.

Читайте также:  Пушкин А.С.: два портрета

13313563_905206239613103_287166703_o

Не знаю, были ли уже выделены и освоены средства на замену табличек на улице Артема, но, думаю, в таком состоянии им быть еще долго…