Шокин

Вместо новой коалиции. Пленарная неделя Верховной Рады 15-18 марта

Вообще на этой неделе (вернее даже на прошлой – на не состоявшемся внеочередном заседании в пятницу) депутаты должны были создать основу для плодотворного визита президента в США: отправить в отставку Шокина и Яценюка, сформировать новую коалицию, назначить нового премьера (по умолчанию – Яресько) и нового Генпрокурора (по умолчанию – Сакварелидзе).

Из всей этой программы выполнить удалось только первый пункт. В результате, президент отправился в Вашингтон не получив поддержки парламента с немного предсказуемым результатом – встреча с Обамой не состоялась (хотя пресс-служба украинского президента о ней и сообщила), а Байден пообещал финансовую помощь в обмен на новое правительство.

В целом, однако, нельзя сказать, что неделя была непродуктивной. Прошло 136 голосований (на прошлой пленарной неделе – 56, на позапрошлой – 144), причем продуктивных из них было 78 (57% – безусловно отличный результат, редко бывает больше 50%). Принято 23 закона (на предыдущих неделях – 11 и 17), в т.ч. 7 – во втором чтении, 10 постановлений. 3 закона и одно постановление были провалены.

1. Наиболее существенным решением Рады была отставка Генпрокурора Шокина.

В свое время назначение Шокина (кума, а по словам Коломойского – какое-то время начальника службы безопасности Порошенко) было большой победой президента. Однако со временем США начали проявлять недовольство работой прокуратуры – из-за лоббирования интересов бизнеса и слишком медленного хода реформ (на самом деле Шокин просто хотел уберечь прокуратуру от грузинских экспериментов, сохранив ее профессиональное ядро). В сентябре прошлого года недовольство сменилось сильнейшим давлением и президенту пришлось уступить – 16 февраля Шокин подал в отставку, но в Раду представление президента попало только 19 – накануне трехнедельного перерыва в пленарных заседаниях.

На самом же деле представление было рассмотрено только 29 марта. За это время в прокуратуре произошли серьезные пертурбации – было обнаружено исчезновение американского гранта «на реформирование» и был уволен «грузинский десантник» Давид Сакварелидзе, которого прочили в руководители обновленной прокуратуры.

За отставку Шокина голосовали 289 депутатов, против – 6. Традиционно не голосовали Оппоблок (2 против и 1 воздержавшийся) и «Возрождение» («за» – 4 из 23-х). Сам Шокин на заседание не явился.

Вопрос о назначении нового Генпрокурора даже не рассматривался (собственно, оно и невозможно без представления президента, который был в США). Зато Рада по инерции быстренько назначила своих представителей в комиссию по проведению конкурса на пост директора Госбюро расследований и главы Нацагентства по выявлению активов, полученных коррупционным путем.

Ну а к концу недели депутаты дали согласие на арест одесского судьи Алексея Бурана. Того самого, который отстреливался и сбежал от спецназа НАБУ с носках по 373 гривень и на бронетранспортере с пушкой (это я шучу – арестовывать его пришли обычные детективы в мягких обложках). Кстати, Буран пришел в Раду и добился, чтобы ему дали слово. По его словам, взятки он не брал, в пистолете не было патронов, а на него оказывалось давление. Тем не менее, за арест проголосовало 247 депутатов (не голосовал ОБ и почти все депутаты из «Возрождения»).

Читайте также:  Во время «брюссельских каникул» (законотворческая деятельность депутатов 29 февраля – 4 марта)

2. Парламент принял ряд экономических законов, важность которых отметил В. Гройсман. В первую очередь это законы:

- О реструктуризации долгов. Речь идет о законопроекте о финансовой реструктуризации (имеются в виду долги работающих предприятий). Проект поддержали 229 депутатов (не голосовали ОБ, «Возрождение» и большая часть «Воли народа»).

Главное научно-экспертное управление расценило законопроект в высшей степени критично, обратив внимание, что процедура реструктуризации оказывается чрезвычайно бюрократизированной и делает практически нереальным банкротство. Невнятно прописаны условия, при которых предприятие нуждается в реструктуризации долга и привносится невиданный в мировой экономической мысли термин «реструктуризация хозяйственной деятельности предприятия». В общем, «важность» этого проекта находится, скорее, в сфере сатиры и юмора.

- О стабилизации финансового сектора. Тут Гройсман имеет в виду несколько законопроектов о регулируемых рынках и деривативах, которые должны обеспечить функционирование рынка капитала в стране. Эти проекты получили от 229 до 237 голосов в первом чтении. Не голосовали ОБ и «Батькивщина».

- О страховом рынке. За проект в первом чтении проголосовали 242 депутата (кроме ОБ и «Батькивщины»).

Это системный проект, который заменяет ныне существующее страховое законодательство и который должен открыть дорогу к платной медицине. Главное научно-экспертное управление обратило внимание на традиционно низкое качество законопроекта (вроде того, что в нем есть два 5-х раздела, но нет 11-ого и 12-ого), однако в целом его одобрило. Комитет по евроинтеграции обратил внимание на несоответствие проекта требованиям ЕС. Позицию «Батькивщины» выразила Александра Кужель: проект имеет целью «максимально передать функции уполномоченному органу, а не развить конкурентный рынок страхования» (подозреваю, что это, как раз, его достоинство).

- О стимулировании семейных фермерских хозяйств. Закон принят в повторном втором чтении 262 голосами (голосовали все фракции).

Закон предполагает создание квазичерепах фермерских хозяйств без создания юридического лица и регистрируемых как физическое лицо – предприниматель (это, кстати, противоречит Гражданскому и Хозяйственному Кодексам). Они смогут участвовать в аграрном рынке и получать господдержку (неясно каким образом, поскольку внести соответствующие изменения в Налоговый Кодекс авторы предусмотрительно забыли). Уже из этого понятно, что законопроект немножко недоделанный и работать не будет. Более того, подозреваю, что его в принципе нельзя согласовать с требованиями действующего законодательства.

И это, надо понимать, не случайно – фермерам (тем более – мелким семейным фермерам) места в украинском сельском хозяйстве нет. В Европе и США фермерские хозяйства существуют за счет господдержки. Украина предоставить поддержку по европейским стандартам не сможет (да и не захочет), а мелкие хозяйства не в состоянии обеспечить качество продукции по европейским стандартам, поэтому выживут только крупные агрохолдинги. Но отчитаться-то о поддержке украинского села надо…

Читайте также:  Как депутаты европейский выбор укрепляли (законотворческая деятельность депутатов 14-18 марта)

- О повышении таможенных сборов на вывоз металлолома. Проект принят в первом чтении 245 голосами (недисциплинированы были все фракции).

Проект, в общем-то, очевидный – украинским металлургам не хватает металлолома. Однако у экспортеров в Раде сильное лобби и они, понятно, недовольны.

- О выплате задолженностей рабочим Нововолынской шахты №10. Голосовали 280 депутатов (практически не голосовала «Воля народа»).

Главное научно-экспертное управление обратило внимание на то, что проект противоречит Бюджетному Кодексу и не имеет поддержки правительства (которое, в общем-то, вопрос могло решить и само).

3. 233 депутата (без ОБ и «Возрождения») проголосовали за обращение к мировому сообществу с предложением осудить нарушение прав крымскотатарского народа, выразившееся в запрете Меджлиса.

Отмечу, что, по уму, Меджлис должен был быть запрещен украинскими властями, поскольку речь идет о параллельном органе власти – самопровозглашенном этническом парламенте. Регистрироваться в качестве общественной или политической организации Меджлис категорически отказывался, но, при этом, владел имуществом, вел переговоры с органами власти и занимался иными делами, которые, в общем-то, законодательством не предусмотрены.

Меджлис, кстати, никогда не пользовался полной поддержкой крымских татар (в 1996 году – 54%), а сейчас, пожалуй, эта поддержка снизилась существенно (современных данных я не видел). У татар существует немало партий и организаций, с Меджлисом прямо не связанных и даже ему оппонирующих.

В общем, картинка «нарушения прав народа» выглядит «немножечко по-дебильному».

4. Депутаты занялись вопросами защиты культурного наследства. Были приняты в первом чтении законы об объектах культурного наследства включенных в список ЮНЕСКО (249 «за», воздержалась фракция «Самопомощи») и о Морских мемориалах (236 «за», не голосовали ОБ, большая часть «Возрождения» и «Воли народа»).

Законы неоднозначные.

В первом случае предполагается создание параллельной системы охраны культурных памятников мирового значения, включающей отдельный орган и наблюдательные советы (на это обратил внимание представитель «Самопомощи»). Вводится новый термин – «буферная зона» (взятый из документов ЮНЕСКО) и, как на грех, в этих самых буферных зонах (в отличие от нынешних охранных зон) прямо разрешается новое строительство, причем процедура получения разрешения существенно упрощена (на это обратил внимание нефракционный свободовец Левченко).

Во втором случае непонятно вообще, зачем вводится новый термин.

В целом же, как правильно пишут специалисты Главного научно-экспертного управления, «проблема состоит не столько в отсутствии правого регулирования (…) в сфере охраны культурного наследства, сколько в ненадлежащем исполнении предписаний действующего законодательства». В частности это выражается в отсутствии надлежащего государственного финансирования содержания и ремонта памятников.

5. Кстати, еще о культурном наследстве. 238 голосами было решено праздновать «освобождение городов Краматорска и Славянска от пророссийских террористов».

Насколько можно судить, большинство жителей городов считает «освобождение от террористов» оккупацией проамериканскими террористами. Но депутатов это, естественным образом, не интересует.

6. Убийство казенного времени в особо извращенной форме.

- Рада потратила 20 минут на обсуждение законопроекта Виктории Сюмар о запрете фильмов «страны-агрессора» состоявшего из одного слова «опубликованы». Суть новации в том, что раньше были запрещены фильмы, снятые после 1 января 2014 года, а теперь также и опубликованные после этой даты. Смысл новации – не всегда можно точно установить, когда фильм был снят. По словам Сюмар, в Москве существует целая индустрия «переклеивания этикеток» на фильмах, чтобы выйти из под запрета (совершенно уверен, что если такая индустрия и существует, то по заказу украинских каналов, задыхающихся без современного контента).

Читайте также:  С чем поздравлял/не поздравил Украину ПАП

Непонятно почему: а) борцица за запрет свободы слова оперирует столь странным термином – фильмы не публикуют, а демонстрируют (впрочем, откуда ей, болезной, об этом знать?); б) если уж вводится дата публикации, то почему сохранено упоминание о производстве? Впрочем, Сюмар вполне может верить и в возможность публикации еще не снятого фильма. Хотя, с другой стороны, Оксана Корчинская и Юрий Левченко идиотизм такой постановки вопроса таки заметили…

В своем истеричном выступлении Сюмар порадовалась за украинский телевизор, который выжил, не смотря на все ее усилия. Оказывается, «удается запускать новый украинский информационный продукт» (правда, тут докладчица сообразила, что «информационный продукт» к ее проекту никак не относится, и перешла на сериалы). Честно говоря, любой человек, смотрящий украинский телевизор, не может не прийти к выводу, что качество украинского телевизионного продукта упало ниже плинтуса и смотреть там нечего. Но Сюмар то ли не смотрит, то ли не понимает, то ли считает, что так и надо. Впрочем, пропаганда ведь действует…

Кстати, процесс еще не закончен – в парламенте лежит проект о запрете всего вообще российского медиа-продукта, о чем радостно отчитался глава профильного комитета Николай Княжицкий. Правда, уже сейчас из пакетов кабельных операторов удалены даже каналы, посвященные путешествиям.

За закон было отдано 237 голосов, против – 5. Не голосовал ОБ (кроме Юрия Павленко).

Кстати, Сюмар считает эту трагикомедию показателем эффективности работы парламента. Возможно, конечно, она иронизировала (в стенограмме смайлики не предусмотрены), но что-то мне подсказывает, что организация цензуры требует предельной серьезности.

- Рада, после семи (!) голосований (всего 17 минут) приняла крайне важный закон о ратификации соглашения между правительствами Украины и Словакии о бесплатной передаче вертолета (одного и, к тому же, списанного – речь идет о его передаче из МЧС в авиамузей г. Кошице). «За» – 229 голосов, не голосовали ОБ (хотя представитель фракции Игорь Шурма высказался за ратификацию), «Возрождение» и большая часть «Батькивщины».

Позицию «Батькивщины» обосновала Юлия Тимошенко. Во-первых, не время заниматься такой ерундой (что, в общем-то, неправильно – для ерунды время есть всегда). Во-вторых, она сомневаться в чистоте помыслов правительственных чиновников и подозревает их в попытке тишком-нышком продать вертолет (это сомнительно, но не невероятно).

КСУ