Верховна Рада

Страшная сила новой коалиции. Пленарная неделя Верховной Рады 19-22 апреля

Всего за неделю прошло 344 голосования (на прошлой неделе – 110) из них результативных – 249 (72%, по сравнению с рекордными 65,5% на прошлой неделе). Принято 13 законов (в т.ч. в целом – 6), 8 – провалено. Принято 217 постановлений (по сравнению с 9 законами и 10 постановлениями на прошлой неделе).

Если бы я был штатным пропагандистом киевских властей, я бы обязательно использовал эту статистику для доказательства страшной силы новой коалиции, а также эффективности нового руководства Рады в лице Парубия и Геращенко. Но я просто раскрою тайну Полишинеля – Рада два дня подряд принимала технические постановления об увольнении судей и проведении перевыборов в населенных пунктах. Накопилось их много, а обсуждать смысла не было.

Зато в четверг, когда депутаты занялись законодательной работой, они попроваливали массу проектов. В том числе – остро нужных правительству для переговоров с МВФ. Так что продуктивность не надо путать с эффективностью.

1. Кстати, а кто голосовал-то за технические проекты постановлений? Вроде, по заявлениям Парубия в коалиции 230 депутатов, значит можно потренироваться «на котиках».

Однако, предсказуемо, никакой монолитной коалиции по итогам голосований не просматривается.

Вот, например, проект постановления об освобождении судьи №3823-4. За – 241 голос: БПП – 107 из 141; НФ – 63 из 79; «Самопомощь» – 17 из 26; «Возрождение» – 3 из 23; РПЛ – 15 из 21; «Воля народа» – 6 из 19; «Батькивщина» – 10 из 19. ОБ не голосовал. Голосов коалиции, как видим, аж 170.

Постановление №3823-169. За – 233: БПП – 104; НФ – 60; «Самопомощь» – 20; «Возрождение» – 1; РПЛ – 15; «Воля народа» – 4; «Батькивщина» – 10.

Постановление о назначении внеочередных выборов Сартанского поселкового головы. За – 247: БПП – 101; НФ – 66; ОБ – 24 из 43 (Сартана – пригород Мариуполя, но дело, очевидно, не в этом); «Самопомощь» – 17; «Возрождение» – 5; РПЛ – 11; «Воля народа» – 5; «Батькивщина» – 3.

Постановление о назначении внеочередных выборов Проминского сельского головы. За – 256: БПП – 98; НФ – 67; ОБ – 24 (в данном случае речь идет о Волынской области, но ОБ все равно голосует); «Самопомощь» – 18; «Возрождение» – 5; РПЛ – 11; «Воля народа» – 6; «Батькивщина» – 10.

Читайте также:  Бенефис Яцмана. Законотворческая деятельность депутатов 4-6 мая

В общем, не смотря на некоторые не вполне внятные колебания позиции ОБ и «Возрождения», заметна тенденция к голосованию силами старой коалиции Майдана. Новая коалиция даже «на кошечках» продемонстрировать 230 «штыков» не смогла (но смогла это сделать позже – в голосовании за законопроект о Генпрокуроре). Ничем не проявила себя и неформальная коалиция с участием «Возрождения» и «Воли народа».

2. Рада в первом чтении приняла законопроект об особенностях закупок для нужд обороны. За проголосовали 239 депутатов (не голосовал ОБ, плохо голосовали «Возрождение» и «Воля народа»).

Законопроект предполагает на время «особого положения» (например, пока идет АТО) ускоренную и упрощенную схему закупок с использованием электронных аукционов. Естественно, что делается это за счет усиления коррупционных рисков.

Вообще, закупки для нужд обороны должны делаться через государственный оборонный заказ, а не через подобные времянки. Однако, механизм гособоронзаказа почему-то не работает (отчасти предусмотренный законодательством механизм заблокирован вето президента). «Времянку» должны были сооружать профильные ведомства. Но они ничего не подготовили и не подали. Потому отдуваться пришлось депутатам, которые писали проект буквально на коленке, попытались его рассмотреть 31 марта. Но – не хватило голосов. Профильные же ведомства почему-то постеснялись воспользоваться штатной процедурой закупок – время у них было, тем более, что сроки проведения конкурсов на закупки Минобороны вызывали нарекания еще в 2014 году.

Короче, в результате этой чехарды украинская армия с 1 апреля не может осуществлять военные закупки и, в частности, осталась без дизтоплива. Собственно, это все, что вам нужно знать об «отражении российской агрессии». В то время, когда силовые ведомства расписывают нарушения режима прекращения огня и готовность российской армии к вторжению, их танки стоят без горючего, а Рада «борется с коррупцией». Нет ли в этой картинке каких-то противоречий?

3. Рада провалила законопроект о внесении изменений в законодательство о прокуратуре и Государственном бюро расследований, который, в частности, открывал путь к назначению на пост Генерального прокурора Юрия Луценко.

Закон шел в раду странным зигзагом. Подан 19 апреля, тут же признан президентом в качестве неотложного, но 20 отозван и переработан. Ну а уже 21 произошло голосование.

Читайте также:  Унылая пора (законотворческая деятельность депутатов 27 июня – 1 июля)

За закон проголосовало всего 177 депутатов: 107 от БПП, 57 от НФ и 9 нефракционных, 2 от ОБ, по одному – от РПЛ и «Возрождения». Поскольку речь идет именно о внутрикоалиционном «междусобойчике», то тут надо было продемонстрировать наличие коалиции и это таки удалось: при численности двух фракций в 222 штыка и 9-ти нефракционных теоретическая численность коалиции составляет свыше 230 депутатов. Вот только обеспечить их голосование оказалось невозможно.

Во-первых, отсутствовали 15 депутатов от БПП и 13 от НФ. Это само по себе предопределило провал голосования.

Во-вторых, конкретно в случае с этим законом один (экс-свободовская «тушка» Юрий Бублик) голосовал против, 8 в БПП и 2 в НФ воздержались (значимо, что в БПП воздержались «еврооптимисты»), а 10 и 9 просто не голосовали (принятый в ВР способ сказать «фе»).

Кстати, вообще о требованиях к Генпрокурору и персонально о кандидатуре Юрия Луценко я писал отдельную статью. Могу ее дополнить только соображениями Главного научно-экспертного управления Рады, которое тоже считает, что требования к главе прокуратуры снижать нельзя, потому что:

- Генпрокурор наделен рядом процессуальных прав, которыми он сможет воспользоваться, только имея профильное образование.

- Во главе ГПУ должен стоять опытный человек и 10 лет работы в прокуратуре – показатель опыта (кстати, первый раз встречаю в выводах ГНЭУ столь явное «оценочное суждение»: нет обоснования, почему именно 10, а не 9, 11, 5, или 15).

- Норма законопроекта об «опыте работы в законодательном и правоохранительном органе» сами эксперты ГНЭУ считают неопределенным («оценочное суждение», ага) и «недоумевают», почему использован союз «и», а не «или» (вот типа им непонятно, что проекта писался конкретно под Луценко, который имеет опыт «и» – как депутат и глава МВД). Удивительно, что они не проехались по еще одному «оценочному суждению» проекта – о том, что кандидат в Генпрокуроры должен иметь «высокие морально-деловые, профессиональные качества и организаторские способности».

4. Рада провалила законопроект Виктории Сюмар об определении передач европейского производства.

Во-первых, предлагалось уточнить понятие «европейского продукта». Оказывается, в украинском законодательстве российский медиа-продукт защищен, поскольку РФ ратифицировала конвенцию о трансграничном вещании. Сюмар и предложила не считать европейским продукт, созданный с участием «страны-агрессора».

Во-вторых, предлагалось уменьшить квоту европейских программ с 80 до 70% и разбавить их программами производства США и Канады (которые не являются европейскими по определению).

Читайте также:  Генпрокурор – и ничего лишнего. Пленарная неделя Верховной Рады 10-13 мая.

Кстати, в зале предлагались поправки, предполагающие и возвращение к 80%, и предлагающие не дискриминировать другие страны мира (Сюмар ответила, что мы интегрируемся в Европу, но насчет того, какое отношение к Европе имеют США, не сказала).

Вообще Сюмар догадывалась, что ее идиотские инициативы уже слегка достали и намекала, что в Раде сидят лоббисты (скорее всего – СМИ, которым тупо нечего ставить в эфир). Так оно и случилось – проект поддержали всего 205 депутатов. В частности, не голосовали 36 депутатов от БПП и 9 – от НФ (в том числе, такой колоритный «борец с агрессией» как Антон Геращенко).

5. Рада не смогла принять три важных президентских проекта – об исполнительном производстве; об органах и лицах, осуществляющих принудительное исполнение судебных решений (зачем было нужно продвигать тему двумя законами осталось непонятным); изменения в Налоговый кодекс относительно частных исполнителей. Фактически речь идет о глубокой реформе исполнительной службы в рамках обязательств перед ЕС и МВФ.

Ключевая особенность реформы – введение института частных исполнителей (т.е. легализация коллекторов). При этом государственная исполнительная служба, по сути, разрушается – более высококвалифицированные исполнители перетекут в частные службы (на риск этого обратил внимание Александр Долженков), при этом сама служба не имеет особых полномочий, поскольку исполнители процессуально самостоятельны (замечание ГНЭУ).

За изменения к НК проголосовало всего 170 депутатов (в основном из БПП, НФ и «Самопомощи»). Причем завалили проект основательно – его даже не смогли вернуть субъекту законодательной инициативы.

За «органы и лица» проголосовали 214 депутатов (это, кстати, было второе чтение). Опять же – БПП, НФ и «Самопомощь» (довольно дисциплинированно) и 6 – от «Воли народа».

За исполнительное производство и не голосовали толком – только сигнальное голосование (218 голосов, те же фракции).

В общем, Рада тормозит евроинтеграцию, причем – из-за недисциплинированности в рядах фракций коалиции. Например, в голосовании за «органы и лица» БПП недодал 25 голосов, НФ – 7. Даже часть этих голосов спасла бы лицо президента.

КСУ