Верховна Рада

Под шумок. Депутаты подложили огромную свинью новому правительству

Вы что же думаете, когда одно правительство практически в отставке, а другого практически и нет, депутаты дурака валяют? Да ничего подобного. Они делом заняты – законы принимают.

Причем, как оказывается, такие, что новое правительство потом весь срок полномочий будет их откашливать.

Такой закон, например, приняли депутаты 12 апреля. 242 голоса "за", 12 – против. Не голосовали "Оппозиционный блок" и почти все депутаты (кроме Антона Яценко) от "Видродження".

Голосовали за скромный правительственный законопроект (поданный, кстати говоря, еще в декабре прошлого года), о внесении изменений в принятый в прошлом мае закон "Об особенностях осуществления сделок с государственным, гарантированным государством государственным долгом и местным долгом".

Сам по себе базовый закон был скандальным. По сути, это закон о дефолте, поскольку предполагал введение до июня этого года моратория на выплату нереструктуризированных долгов. Теоретически речь шла о пресловутых 3 миллиардах российского долга, но, на самом деле, в список попали несколько долговых обязательств, включая долги "Укравтодора" и города Киева.

И вот правительство предложило этот закон "отредактировать". Замминистра финансов Оксана Маркарова, докладывавшая в Раде этот проект, без всякой задней мысли так и объяснила – мы, дескать, в прошлом году надеялись, что Россия согласится на реструктуризизацию. Но Россия не согласилась, поэтому правительство предложило… убрать из закона конечный срок действия моратория. В смысле – вообще.

Даже в нынешнем, совершенно сервильном парламенте, столь вольная трактовка смысла государственных гарантий вызвала некоторое обалдение.

По мнению депутатов:

– речь идет о попытке шантажа кредиторов (представительница Минфина и представитель профильного комитета даже и не пытались это отрицать);

– речь идет о фактическом дефолте – одностороннем отказе выполнять обязательства по внешним заимствованиям (ответ Маркаровой – "начиная с июня у нас возникает безусловное обязательство заплатить эти средства");

Читайте также:  Снова Порошенко и короткий шаг от "гидности" до еще большего цинизма

– речь идет не только о средствах "государства-агрессора" (тем более, что не все признают 3 млрд. государственным долгом: в смысле, МВФ признает, а Пинзеник – нет), но и о средствах частных инвесторов, у которых хватило ума купить евробонды “Автодора" и Киева (последние, впрочем, уже реструктризованы, т.е. к ним закон вроде бы и не относится);

– речь идет о том, что после такого финта ушами желающих покупать ценные бумаги украинских органов уже не найдется (собственно, их уже и сейчас не находится – в долг не дает даже МВФ), а если и найдется, то эти кредиты, направляемые муниципалитетами на капитальное строительство, окажутся чрезмерно дорогими;

– речь идет о том, что действие этого закона может распространяться на дальнейшие заимствования (тут Виктора Михайловича Пинзеника успокоили – он не читал базовый закон; но экс-вице-премьер зрит в корень – к такой процедуре можно прибегать каждый раз, когда кажется, что в казне не хватает денег);

– речь идет о том, что популизм может перейти в анархию – отказ местных советов обслуживать свои внешние долги (тут Пинзеника успокоили еще раз – в нынешнем состоянии закон местных долгов не касается, но – см. выше).

Это еще депутаты не читают отзывы Главного научно-экспертного управления. А там, кстати, содержались два важных вопроса.

Во-первых, где, собственно, социально-экономическое обоснование?

Депутатам ведь, по сути, предлагают на слово поверить правительству (практически уже не существующему) о том, что Украина действительно не в состоянии ни расплатиться по этому долгу, ни продлить его и продолжать обслуживать.

Заодно, депутатам предлагают поверить на слово, что правительство потом достигнет соглашения о реструктуризации, и закон не будет действовать вечно. Вот за предыдущие 9 месяцев не достигло, а как будет этот закон – достигнут. Это при том, что на самом-то деле правительство уже через полгода подало законопроект – знало, видать, о чем-то…
Во-вторых, отсюда вытекает вопрос относительно международного имиджа Украины и последствий для него принятия такого закона.

Между прочим, вопрос более чем актуальный – несмотря на то, что МВФ теперь имеет право давать в долг даже тем странам, которые фактически находятся в состоянии дефолта, получение следующего транша Украиной МВФ увязывает с соглашением о реструктуризации российского долга. Что, интересно, думает правительство относительно того, даст МВФ денег, если отказаться возвращать долг России, или, все же, не даст? Ни в пояснительной записке, ни в выступлении представительницы Минфина в Раде ничего по этому поводу нет…

Читайте также:  Тарас Григорьевич Шевченко и практически невидимый Путин

Впрочем, Маркарова объяснила, что, дескать, "после проведения нами долговой операции, все, практически, агентства повысили рейтинг Украины". Этот ответ означает, что в правительстве выводы ГНЭУ не читали. Фраза касается реструктуризации, а не закона. Реструктуризация действительно позитивно сказалась на рейтингах. Чего б нет, если после реструктуризации и частичного списывания Украина оказалась должна больше, чем была?

Вот такая ситуация из серии "кот за двери – мыши в пляс". Одна из причин, по которым Арсений Петрович срочно засобирался в отставку, а Владимир Борисович вдруг интенсивно начал сомневаться в том, стоит ли ему быть премьером… Новые коалиция и правительство вынуждены будут отвечать на крайне неприятные вопросы не позже, чем в июне этого года.