Идеологические премудрости, или Бермудизация декоммунизации

Кто-то может уже и устал от процесса декоммунизации, но понять это сложно, потому что если об этом процессе начали говорить давно, то сейчас началось самое интересное - по стране оптом переименовывают улицы.

Во время первого припадка декоммунизации, в начале 90-х, в "Комсомолке" появилась статья "Московский метрополитен им. Бермудского Треугольника", в которой авторы цинично надругались над топонимическими экспериментами городских властей. То же самое происходило и, например, в Киеве. Тогда площадь Октябрьской Революции превратилась в Майдан Независимости, а проспект Корнейчука – в Оболонский.

Современный процесс декоммунизации топонимики также доставляет немало проблем гражданам Украины. Нередко люди, которые из города никуда не выезжали, оказываются в совершенно другом населенном пункте, ориентироваться в котором крайне затруднительно.

Изредка, конечно, возвращаются исторические названия, но чаще названия либо идеологические, либо, мягко говоря, непонятные.

Вот, например, сейчас обсуждается возможность переименования проспекта Ватутина – в Шухевича, а Московского – в Бандеры. Это, безусловно, пример того, что я называю "негативной рекоммунизацией". В данном случае Институт национальной памяти руководствуется той же логикой, по которой в каждом населенном пункте СССР обязательно должны были быть улицы, названные в честь Ленина (в вариантах), Кирова и Калинина. Причем, если использование Ленина было в некотором роде оправдано (все же речь идет о создателе Советского государства), то вопросы типа "бывал ли Киров в Кировабаде" волновали общественность еще тогда.

Не трудно понять, что Шухевич и Бандера в принципе не имеют отношения не только к Киеву, но даже и к созданию (восстановлению) украинского государства в любой его форме – УПА даже в официальной мифологии подается как "феномен армии без государства". Ну а такая мелочь, как то, что проспект Ватутина декоммунизации не подлежит в принципе, похоже, активистам ИНП неизвестна.

Читайте также:  Первым делом – самолеты (ретрорецензия на фильм «Особо важное задание»)

Кстати, о Калинине. В Днепропетровске Калининский проспект назвали именем Сергея Нигояна. В общем, решение оправданное – Нигоян и герой, и из "Небесной сотни", и к Днепропетровску имеет самое непосредственное отношение. Тем не менее, мне сразу же вспомнился в этой связи советский анекдот.

Как-то раз в СССР прошел очередной съезд КПСС. Как мы знаем, каждое такое мероприятие было "историческим" и, помимо обязательного изучения его материалах в школах и ВУЗах, надлежало также именовать в его честь улицы. Вот и в городе Харькове (название города, как положено в анекдотах, может меняться) надо было что-то переименовать. Идеологически задача эта тонкая, со многими подводными камнями. Почему-то выбрать достойную улицу не получалось. И тут кому-то на глаза попалась улица Хорста Весселя. До этого ее не трогали, полагая, что речь идет о каком-то немецком антифашисте. А тут вдруг озаботились историческим анализом. И поседели. Улица была переименована во время второй оккупации Харькова в 1943 году и этот факт, почему-то, не был замечен…

Возвращаясь к Днепропетровску нельзя не отметить появление улицы с диким названием Деземовская (продолжение того самого проспекта Калинина). Собственно, дикое это название для приезжих, местным же все понятно – это улица, идущая вдоль территории Днепропетровского завода металлургического оборудования (ДЗМО), от поселка Западный до центральной проходной, где уже начинается проспект Нигояна.

Еще один пример из Днепропетровска, скорее позитивного характера, появление улицы Максима Дия – запорожского казака, основавшего поселок Диевка (сейчас – часть территории города, в котором, кстати, находятся две старейшие в областном центре православные церкви).

Самая же забавная история произошла, конечно, в селе Калины Тячевского района Закарпатской области. Местный губернатор генерал Москаль предложил переименовать улицу Ленина в улицу же Джона Леннона, чем, безусловно, изобличил в себе интеллигентного человека и любителя классического рок-н-ролла. Жители же села возмутились и потребовали, чтобы улица называлась в честь участников Майдана, героев АТО или, хотя бы, певца Валерия Леонтьева (что-то мне подсказывает, что последнему такой смысловой ряд оказался бы, по меньшей мере, непонятным). Депутаты же сельсовета, проявив поистине государственную мудрость, приняли компромиссное решение, назвав улицу Славянской.

Читайте также:  Бабий Яр: три взгляда на трагедию, а также Ривлин и Вятрович

Кстати, может это и есть то направление, которым надо двигаться?

Ну ладно, закон о декоммунизации идиотский, но он закон и его надо выполнять. Так может прекратить, действительно, политические свистопляски и эпические битвы мертвых героев? У нас ведь есть масса вариантов, позволяющих не углубляться в рекоммунизацию.

Во-первых, можно возвращаться к историческим названиям (там, разумеется, где эти названия не коммунистические). Это, разумеется, вызовет возмущение Института национальной памяти (который страдает склерозом, а к истории не имеет отношения от слова "вообще"), зато, по крайней мере, логично.

Кстати, исторические названия (даже и коммунистические) вполне можно рассматривать как исторические памятники, которые, в соответствии с законом, декоммунизации не подлежат.

Во-вторых, есть огромное количество деятелей науки, искусства, культуры, которые вполне заслуживают своей топонимики. Конечно, сейчас фраза "на углу Иво Бобула и Степана Гиги" выглядит диковато, но чем она принципиально хуже угла Ивана Франко и Тараса Шевченко?

В-третьих, есть названия нейтральные, но уважительные, прославляющие определенные профессии. Вот, например, улица Метростроевская в том же Днепропетровске, которую никто и не думал декоммунизировать.

В-четвертых, названия просто нейтральные. Как, например, пресловутые 15 Парковых улиц, существовавших в Москве в 1991 году.

Ну и главное – не стесняться залезать в архивы и согласовывать предлагаемые названия с общественностью. Та же улица Бандеры может получить поддержку горожан, но если бы они выбирали название сами, без помощи ИНП, то такая версия, вполне вероятно, даже и не появилась бы…