Главные акценты нашей жизни по Порошенко

Главные акценты нашей жизни по Порошенко

14 апреля президент Петр Порошенко представил Раде нового кандидата в премьеры – Владмира Гройсмана. Но говорил он, разумеется, не только о героических достоинствах  этого действительно перспективного политика.

Начал Порошенко, однако, с войны. 14 апреля – годовщина начала т.н. АТО. Украинская армия остановила агрессора. Но "под видом, якобы, защиты прав русскоязычных в Украине Москва устроила настоящий геноцид именно в тех районах украинского Донбасса, где проживает наибольшая часть русскоязычных граждан Украины. (…) В украино-русские словари словосочетание "русская весна" войдет как синоним слов "смерть" и "разруха". Аплодисменты собравшихся вызвало указание числа находящихся в зоне АТО военных, и числа поступивших на контрактную военную службу, но, почему-то, не информация о количестве участников боевых действий. Герои не умирают?

Тут, естественно, стоило бы вспомнить, что:

— Москва, может, и устроила геноцид, но силами, почему-то украинской армии, которая бомбила и обстреливала мирные города Донбасса, минировала поля и устраивала экономическую блокаду. Со стороны России ни обстрелов, ни блокады нет, напротив, оттуда идут гуманитарные конвои.

— "Русская весна" началась с киевского Майдана. Не было бы одного – не было бы и другого. Причем игнорирование населения Юго-Востока продолжается и сейчас. Когда Юрий Бойко отметил, что в правительстве всего один представитель регионов восточнее Киева и это – унижение для избирателей, Юрий Луценко ответил, что "я прошу, прежде всего, прекратить делить людей по месту происхождения" потому что "российская агрессия" началась из-за того, что "кое-кто делил Украину на западников и восточников". "Единая страна", говорите? Ну-ну…

— Михаил Булгаков: "Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стекла, потушила все лампы? Да ее вовсе и не существует. Что вы подразумеваете под этим словом? […] Это вот что: если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха". Замените квартиру на Майдан, где скачут и поют гимн, и вы получите ту самую разруху.

Читайте также:  НАТО: надо или не надо?

Но это все комментарии, не имеющие отношения к делу. А вот почему президент вообще начал выступление с войны? Ему что, новые темники не пришли? Ведь США и ЕС требуют сейчас не воевать, а выполнять минские соглашения, проводить реформы и бороться с коррупцией.

Так фокус в том и состоит, что президент сейчас не может говорить о тех вещах, которые считаются важными западными кураторами Украины. Какие реформы, и какая коррупция, если сколотить новую коалицию удалось только с участием "Народного фронта"? А ведь именно Арсения Яценюка обвиняли в торможении реформ и потворствовании коррупции далеко не только в Украине. В момент, когда президент выступал, было уже согласовано, что Рада отменяет собственное постановление о признании неудовлетворительной работы правительства Яценюка. А первым вице-премьером станет Степан Кубив, несущий львиную долю ответственности за обрушение гривны в 2014 году.

Остается говорить о российской агрессии. Ведь "Hannibal ante portas" ("Ганнибал у ворот").

Соответственно, Порошенко представил Яценюка чуть ли не святым, объяснив, что именно он внес решительный вклад в цивилизованное разрешение правительственного кризиса, сохранил страну, в экономике худшее уже позади… Опять же, президент исключает наличие альтернативы реальной программе правительства Яценюка – соглашению об ассоциации и меморандуму с МВФ. Впрочем, он пообещал перейти от "затягивания поясов" к их ослаблению (на шее?).

Потом настало время действительно важных заявлений.

Во-первых, президент совершенно неожиданно заявил, что по Конституции "надо учиться жить, а не хвататься каждый раз за перо, чтобы переписывать текст (…) под текущий момент".

Напомню, что на настоящий момент в Раде лежит пять проектов внесения изменений в Конституцию, из которых три (!) принадлежат самому президенту. Принятия двух из них требуют ЕС и США, причем в один из этих проектов (уже прошедший первое чтение) имплантировано выполнение минских соглашений в части особого порядка местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. Президентский же проект, посвященный отмене неприкосновенности депутатов и судей, был Европой осужден.

Читайте также:  Зрада, как она есть. Одни сутки из жизни аграрной сверхдержавы

Тем более удивительно, что к концу речи он вернулся к конституционным изменениям и предложил депутатам проголосовать во втором чтении за проект по судебной реформе (который еще и первого не прошел – явный пример некомпетентности сотрудника АП), а также в части децентрализации и выполнения минских соглашений. Такое впечатление, что разные части речи писались разными людьми, а Борис Ложкин, обычно их редактирующий, находился в нирване.

Впрочем, еще и до официального развала прошлой коалиции было понятно, что ни одна из президентских конституционных инициатив 300 голосов не наберет.

Во-вторых, президент констатировал, что никакого "правительства технократов" не получится, поскольку оно не сумело бы наладить нормальную коммуникацию с Радой, поэтому пришлось пойти по пути создания "политически ответственного" правительства.

В переводе на человеческий язык это означает, что "реформами" и "борьбой с коррупцией" пожертвовали во имя удовлетворения потребностей украинских олигархов. Собственно, это и подтвердила фактически сформированная коалиция в составе БПП-НФ (221 голос, при 226 нужных), а также "Видродження" и "Воли народа" (прямо включить их в коалицию нельзя – слишком много там бывших "регионалов" и слишком очевидны связи с, например, Коломойским).

При этом, президент не упустил возможности довольно грубо "наехать" на те политические силы, которые "поставили себя за границы европейской и демократической коалиции" и "еще не дав ни одного шанса новому правительству, стали к нему в оппозицию". Он бы, разумеется, предпочел олигархическое правительство при поддержке "однородной" коалиции.

На данном этапе можно говорить о крахе американской стратегии в Украине. Но очевидно, что новая вашингтонская администрация к этому вопросу вернется. И чем тяжелее будет там воспринято это поражение, тем болезненнее будет "ответка". Вплоть до нового кровавого Майдана. Это и будет тот самый "акцепт нации", на который любил ссылаться Виктор Ющенко.