Верховна Рада

Демонополизация экономики и монополизация идеологии. Деятельность депутатов 18-22 апреля

Всего за пленарную неделю подан 51 законопроект (на прошлой неделе – 43), из них 6 предложены КМ. Также подано 28 проектов постановлений (по сравнению с 27, если не считать кадровых, связанных с формированием правительства).

1. Самым существенным проектом, попавшим в Раду на прошлой неделе, стал правительственный законопроект «о рынке электроэнергии». Подготовлен он, разумеется, кабинетом Яценюка, но подан – кабинетом Гройсмана. Причем, судя по срокам, не только без изменений, но и без ознакомления. С другой стороны – что там вычитывать, если и так понятно, что проект подготовлен в соответствии с «рекомендациями» МВФ и ЕС (пресловутый Третий энергопакет)? Ну а если там учтены интересы энергетических олигархов – тем лучше.

Законопроект предполагает установление правил энергорынка (включая его дерегуляцию, что, в наших реалиях, означает еще больший рост тарифов), а также разделение структур, передающих и распределяющих электроэнергию.

Безусловно, тут нужен серьезный анализ специалистов по функционированию рынка электроэнергии. Однако, даже на моем уровне компетентности очевидно, что такой закон бьет по интересам как тех олигархов, которые контролируют облэнерго, так и чисто производительных. Скорее всего, проблемы возникнут у всех без исключения участников рынка (из-за его дезорганизации и подорожания электроэнергии). Серьезно пострадает и госбюджет, поскольку реформирование системы предполагает существенные капитальные вложения, которые надо прямо или косвенно обеспечить.

В общем, олигархов настоятельно попросили с рынка электроэнергии и, очевидно, вокруг этого законопроекта развернется борьба.

2. Акции протеста ученых против недостаточного финансирования Академии наук 19 апреля вынудили депутатов реагировать.

Собственно, причина протестов прозрачна – в 2016 году на финансирование отечественной науки было направлено 0,16% ВВП, в то время как в 2014 – 0,28%, а по закону о научной и научно-технической деятельности полагается и вовсе 2%.

НАН предложила заложить в бюджете сумму 4,8 млрд. грн. (это практически исключительно на зарплаты и ЖКУ), однако в бюджете было выделено всего 2,7 млрд.

Группа депутатов во главе с заместителем профильного комитета парламента Александром Спиваковским предложила довести бюджет НАН до 3,3 млрд. грн. «за счет перевыполнения финансового плана (…) от налога на добавленную стоимость с ввезенных на территорию Украины товаров» (авторы законопроекта забыли это указать, но за январь-март план по поступлениям действительно перевыполнен, причем по данной статье – на 834 млн. грн., из которых на нужды НАН предполагается направить 621 млн.).

Читайте также:  Либерализация и расслабуха. Законотворческая деятельность депутатов 21-24 июня

Группа депутатов от «Батькивщины» во главе с Тимошенко подошла к делу более масштабно. Они обнаружили, что общее перевыполнение плана составило 14 млрд. грн., поэтому сочли возможным направить на потребности академической науки на 923,5 млн. грн. – до 3,6 млрд. грн. При этом предлагается отсрочить до 1 декабря оптимизацию учреждений, заведений и организаций (по закону о бюджете к сокращению НАН должны были приступить 1 августа). На какие шиши ученые должны жить не сообщается (дефицит бюджета НАН даже и в случае принятия этого проекта составит 1,2 млрд. грн.).

3. 21 апреля Рада провалила законопроект «о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно деятельности Генеральной прокуратуры и Государственного бюро расследований», предполагающий снижение квалификационных требований для занятия поста Генпрокурора, что делало возможным назначение на этот пост Юрия Луценко.

Тем не менее, а Раде остается законопроект подготовленный Николаем Паламарчуком (БПП) и Виктором Развадовским («Воля народа»), который еще более «либеральный». Если предыдущий законопроект требовал от кандидата обязательного опыта работы в Раде и МВД (т.е., проект был написан персонально под Луценко, хотя, конечно, эти нормы подходили, например, и генералу милиции Развадовскому), то этот – только пяти лет работы в «отрасли права».

С принятием этого законопроекта круг кандидатов расширяется невероятно (хотя из него и выпадают такие замечательные кандидаты как Татьяна Черновол и Сергей Лещенко), что позволяет вести очень сложную игру вокруг назначения некомпетентного Генпрокурора. Другое дело, что неясно, насколько это нужно – в нынешней ситуации президенту проще пойти путем назначения кого-то из действующих замов.

4. Группа депутатов от Оппоблока предложила законопроект об обеспечении избирательных прав внутренне перемещенных лиц.

Суть проекта в том, что беженцы получают избирательное право (как активное, так и пассивное) «путем временного изменения места голосования». Последнее определяется по месту фактического проживания, в соответствии со справкой о взятии на учет в качестве внутренне перемещенного лица. При этом, принадлежность к территориальной общине определяется по этой же справке.

Т.о., этот законопроект исключает «дистанционное» голосование беженцев на местных выборах в Донецкой и Луганской области (про Крым, понятно, речь не идет). На таком голосовании настаивает Киев, имея в виду обеспечение своего влияния на результаты выборов (контролировать голосование беженцев по всей территории Украины нереально). В Минских соглашениях вопрос обеспечения избирательных прав беженцев не упоминается.

Читайте также:  В борьбе против коррупции, российской агрессии и бюджета. Законотворческая деятельность депутатов 8-12 февраля.

5. Группа депутатов во главе с Юрием Луценко и Юлией Тимошенко внезапно обнаружила, что, оказывается, в стране до сих пор действует масса актов, принятых еще в советские времена. В частности, это советское положение о наименовании и переименовании населенных пунктов (еще 1981 года) и Указ Президиума ВС СССР 1988 года, которым регулируется проведение массовых акций. По их мнению, это нарушает права человека и… угрожает унитарности Украины.

Соответственно предлагается:

- запретить органам местного самоуправления пользоваться советскими законами, дающими им довольно широкий спектр прав;

- запретить пользоваться положением и указом;

- запретить называть Киев «городом-героем».

В общем, логика в такой инициативе есть – в Украине действует огромное количество законодательных и подзаконных актов, которые за 25 лет не по разным причинам не удалось изменить. Они давным-давно морально устарели, не соответствуют текущим реалиям, возможностям и целям государства. Поэтому менять их надо.

Однако в данном случае речь идет не просто о замене одних нормативных актов другими. Речь идет о целенаправленной идеологической истерике со ссылками на закон о декоммунизации и на унитарность. Никаких, кстати, упоминаний о децентрализации и прочие европейские нормы.

В случае с «городом-героем» надо помнить, что это звание не подпадает под закон о декоммунизации (там специально сделано исключение для памятников героям войны), зато подпадает под действие отнюдь не отмененного закона об увековечении Победы в Великой Отечественной Войне».

6. Экс-свободовец (сейчас – в БПП) Юрий Бублик обратился к борьбе против «сепаратизма» среди госслужащих. Причем делать он это решил забавным способом – предложил включить в присягу госслужащего словосочетание о необходимости защищать независимость и территориальную целостность.

Определенная логика в такой инициативе есть – действительно в присяге госслужащего таких слов нет, что выглядит несколько нелогично. Только вот поможет ли это? Сам Бублик принимал присягу народного депутата, в которой эти слова были, что, однако, никак не помешало ему участвовать в государственном перевороте и последующих действиях постмайданной власти, которые привели к нарушению территориальной целостности Украины и практически полной утрате внешнеполитической субъектности. Правда, он за собой такой вины не признает, но это, как раз, его право, которое от ответственности (в том числе – за нарушение присяги) никак не освобождает.

7. Самый, пожалуй, скандальный законопроект этой недели внесен группой ветеранов и пропагандистов гражданской войны: «об особом статусе религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в государстве, которое признано Верховной Радой Украины государством-агрессором».

Читайте также:  Преодолевая политический кризис. Законотворческая деятельность депутатов 28 марта – 1 апреля

Понятно, что направлена эта инициатива против Православной церкви.

Законопроект (написанный крайне неряшливо) предполагает обязательную перерегистрацию религиозных организаций с центром вот там (ну вы меня поняли) с составлением договора, в котором эта организация поклянется уважать суверенитет (которого нет), территориальную целостность (которой нет) и законы Украины (которые не уважают сами авторы законопроекта). В дальнейшем религиозная организация должна согласовывать с государством приезд проповедников, и даже назначение собственного священноначалия (очевидно, это сигнал Блаженнейшему митрополиту Онуфрию). Самое же главное – в случае нарушения законодательства и выявленных фактов сотрудничества с «террористами» деятельность религиозной организации на территории Украины прекращается.

Во-первых, законопроект совершенно ничтожный, потому что грубейшим образом нарушает Конституцию и нормы действующего законодательства о свободе совести (кстати, подобные инициативы надо оформлять в виде изменений закона, а не отдельным актом). Впрочем, для нынешней Рады нет ничего невозможного.

Во-вторых, в принципе не существует «государства, которое признано Верховной Радой Украины государством-агрессором». Да, в январе прошлого года было принято постановление об обращении к миру в связи с «российской агрессией». И уже в этом обращении (т.е., не в законодательном акте, а в бла-бла-бла) РФ была названа агрессором, а ЛДНР – террористическими организациями. Однако никаких юридических последствий этот акт не имел – в Минской группе Украина совершенно замечательно сотрудничает и с «агрессором», и с «террористами».

На этом можно было бы закончить, но… Законопроект был подан 22 апреля, а уже 23 президент выступил перед представителями Всеукраинского совета церквей и заявил о необходимости создания «единой поместной церкви» (подробнее об этом). Не увидеть связи между этими событиями трудно. Тем более, что предлагаемый депутатами путь подкупает своей простотой – просто запретить каноническую церковь (Бог с ней, с Конституцией – все равно хозяева требуют новую принимать). Тогда «единая поместная» образуется сама собой – в виде УПЦ КП. Она, конечно, безблагодатная и не признана мировым православием (т.е. – раскольническая), но чем мы хуже Великобритании с ее англиканской церковью? А охота за подпольными православными общинами в духе Римской империи – весьма привлекательное занятие для ветеранов АТО.

КСУ