Выборы на Донбассе

Выборы на Донбассе: поиск пятого угла из трех возможных

В последнее время главной темой переговоров в Минске были выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО). Переговоры закончились провалом из-за неуступчивости украинской стороны.

Вопрос об изменении последовательности действий Минских соглашений, конечно же, не стоит – сначала должны быть проведены выборы, а только после этого Украина восстанавливает контроль над границей.

Украина настаивает на следующих основных моментах:

1. Изменения закона о местных выборах должны носить одноразовый характер.

Насколько я понимаю, в принципе это требование не противоречит духу и букве Минских соглашений (Донбасс возвращается в юридическое поле Украины). Однако соглашения требуют также постоянного особого статуса ОРДЛО в составе Украины и, если представители республик будут требовать продолжения действия специальной версии закона о выборах, оно должно быть продолжено.

Судя по всему, представители Донбасса требуют, хотя без этого вполне можно обойтись.

2. Должен быть обеспечен свободный доступ всех украинских партий и СМИ к выборам. 

Честно говоря, я не очень понимаю, как себе это представляет Киев.

Если говорить о партиях, то организации украинских политических партий (любых) на территории ОРДЛО отсутствуют в принципе. Ни выдвигать кандидатов, ни проводить избирательную кампанию они не могут, независимо от того, допустят их к выборам или не допустят. В Донецке и Луганске отрицательно относятся к идее допуска к выборам партий, которые принимали участие в развязывании войны на Донбассе.

Что касается СМИ, то они работать не будут. Два года СМИ выдумывали (и, что характерно, продолжают выдумывать) новости о жизни в Донбассе. Естественно – ужасные. Называют жителей регионов "террористами" и "сепаратистами". И тут вдруг, они будут кого-то о чем-то информировать?

В общем, вопрос допуска партий и СМИ и для Киева, и для Донбасса  имеет значение скорее эмоциональное, чем практическое. В этой сфере, как мне кажется, представители ОРДЛО могли бы и уступить.

Читайте также:  Зачем приезжала Нуланд?

3. В выборах должны участвовать внутренние переселенцы – по месту фактического проживания в Украине.

Это требование выполнить, как я понимаю, нельзя.

Во-первых, беженцы живут не компактно, не все имеют статус вынужденных переселенцев, не все собираются возвращаться в Донбасс (помню, кстати, как во время референдума знакомая журналистка одного из центральных каналов, лет 10 как покинувшая Донецк, желала принять участие и обязательного проголосовать за "единую страну"). Т.о., контроль над выборами на территории Украины будет сильно усложнен. Это касается и того, кто собственно будет принимать участие в выборах (есть основания полагать, что немалая часть "донецких беженцев" внезапно будут уроженцами Ивано-Франковской области), и того, как будут проходить выборы (есть основания полагать, что при поддержке полка "Азов").

Во-вторых, совершенно непонятно, на каком основании не предполагается участие в выборах беженцев, находящихся на территории РФ. Кстати, с определением их статуса такие же точно проблемы, как и со статусом беженцев на территории Украины. И риски фальсификаций не меньшие.

О том, что это требование не соответствует принципам украинского законодательства о местных выборах – в местных выборах могут принимать участие только члены территориальной общины (а не просто носители прописки). Но это дело такое – на то и особый порядок выборов.

4. Украина настаивает на работе в регионе полицейской миссии ОБСЕ или ЕС.

Смысл требования – в обеспечении порядка на выборах и исключении возможностей "голосования под прицелом автоматов". Традиционно эта возможность не обсуждается, а зря – речь, все же, идет именно о полицейской миссии в условиях недоверия (кстати – не только с украинской стороны) силам охраны порядка самопровозглашенных ЛДНР.

5. На украинско-российской границе должны появиться постоянно действующие пункты наблюдения ОБСЕ. 

Тоже нет ничего принципиально невозможного.

Таким образом, относительно 4-х из 5-ти требований Украины в принципе возможен компромисс. И даже по пункту три допустима дискуссия (хотя решение задачи, по-моему, неалгоритмизируемо).

Дело-то ведь не в этом. На самом деле существенны моменты совершенно другие.

Читайте также:  Вперед по дорожке Кокса, или 52 ножа в спину Верховной Раде

Во-первых, проводить выборы до прекращения огня нельзя. Между тем сейчас идут полномасштабные боевые действия с десятками погибших с обеих сторон. И ни в одном из форматов переговоров решить эту проблему пока не удается.

Во-вторых, смысл украинских предложений именно в том, чтобы сделать проведение выборов невозможным. Компромисса нет именно потому, что понятно – если удовлетворить эти требования, появятся другие…

В-третьих, Украина по-прежнему не знает, что ей делать с Донбассом. Восстанавливать территориальную целостность надо, но неясно, что делать с людьми и за какие шиши поднимать промышленность и инфраструктуру региона (судя по сообщениям МВФ, денег никто давать не собирается).

В общем, выборы пройдут, скорее всего, без участия со стороны Украины. А задача Украины – попытаться хотя бы отжать Ясиноватую и не допускать прекращения конфликта, который позволяет отвлекать внимание граждан от платежек за газ.