Похороны Гонгадзе

Дело Гонгадзе как символ надвигающейся эпохи

Итак, символическая точка в деле Гонгадзе поставлена – вдове журналиста Мирославе вручили звезду Героя, а 22 марта тело было предано земле.

Тело Гонгадзе похоронили. Очевидно, речь идет о костяке, хранившемся полтора десятилетия в морге на Оранжерейной, но неясно, относится ли это к фрагменту, который одно время хранила в холодильнике Алена Притула, и к части черепа, обнаруженной по наводке сознавшегося в убийстве генерала Пукача.

Неудобно интересоваться и принадлежностью основной части скелета ведь мать журналиста, Леся Гонгадзе, до самой своей смерти в 2013 году отказывалась признать "Таращанское тело" телом своего сына. Впрочем, внешние признаки (следы ранений), неоднократно проводившаяся генетическая экспертиза и показания свидетелей и участников убийства достаточно определенно указывали на ее неправоту. Но – без разрешения матери захоронить тело было нельзя.

Возможность похорон появилась только после ее смерти, почему ею не воспользовались сразу – сказать трудно. Наверное, просто привыкли к тому, что оно где-то есть на задворках истории и никому, особо, не мешает (все, чтобы нужно для следствия, от тела было получено больше десяти лет назад). Скорее всего, просто к этому времени закончился процесс согласования похорон с Мирославой Гонгадзе. О необходимости похорон вспомнили либо случайно, либо по чьему-то напоминанию (опять же – Гонгадзе или Притулы, маловероятно, чтобы судьба тела кого-то еще интересовала).

Так или иначе, но похороны Гонгадзе – знаковое явление, завершение начавшегося более 15 лет назад периода майданов, который привел к "окончательному" свержению кучмовского режима, против которого боролся Гонгадзе. Думаю, сегодняшняя Украина понравилась бы покойному: националистическая, нетерпимая к чужому мнению, занятая люстрациями и декоммунизациями, главное – воюющая с Россией. Собственно, за это он и отдал свою жизнь. Правда, то, что Кучма жив, на свободе и даже принимает определенное участие в политической жизни, его бы расстроило. Ну, так ничто не совершенно в мире.

Читайте также:  Украина в шпагате между 8 и 9 мая: победа или "примирение"?

Смерть Гонгадзе дала старт первой попытке Майдана. Сместить Кучму, однако, не удалось (очевидно, решающую роль в этом сыграло назначение главой АП Медведчука). Более того, не увенчалась успехом и вторая попытка – в 2004 году. Да, Януковича не допустили к власти, но весь пар, в конечном итоге, вылился в свисток борьбы внутри "коалиции Майдана". Третья попытка, как видно сейчас, тоже нужного эффекта не дает – не смотря на все очевидные успехи, страна управляется не так и движется не туда. Впереди – то ли возвращение "бывших" и частичная реставрация прежнего режима, то ли новый Майдан.

По-моему, сам Порошенко – человек достаточно рациональный. Однако, если исходить из мифологического сознания "свидетелей Майдана", похороны первой "сакральной жертвы", останавливают "колесо генотьбы" и стабилизируют ситуацию в стране (сохраняя, кстати, и Порошенко как политического игрока).

В реальной жизни же, как представляется, все немного не так. Прежде всего, потому, что даже значительно более субъектными государствами (вроде ЕС), беспощадный мировой кризис вертит как ветер пластиковым пакетом. И завтра все может внезапно измениться. Какая уж тут стабильность.

Гонгадзе символ также никчемности человеческой жизни в условиях  гражданской войны. И тысячи непохороненных или похороненных под видом "хирургических отходов" украинцев – наглядное тому свидетельство.

Гонгадзе, также, символ того, что у нас государство не правовое и нет у нас никакой неотвратимости наказания. Давно уже понятно, что заказчиков преступления не найдут. В лучшем случае – назначат, но и то вряд ли. Смысла уже нет.

Заявление Мирославы Гонгадзе о том, что следствие должно продолжаться – чисто формальное. Хотя бы просто потому, что в день похорон Гонгадзе президент Порошенко заявил, что никогда не признает обвинительного приговора против соучастницы убийства двух российских журналистов. Какие уж тут поиски заказчиков…