Отставка Яценюка

Недоотставка, и теперь отрытая война ветвей власти

Несмотря на всю напряженность дня 16 февраля, в напряженности этой было больше ожидания, чем точного прогноза. На самом-то деле проблема вовсе не в отставке Яценюка. Уволить его можно было еще осенью 2014 года – голоса бы нашлись. В крайнем случае, можно было бы осуществить сравнительно безболезненный "распил" фракции "Народного Фронта" (НФ), играя на амбициях бывших активистов "Фронта перемен" и "Батькивщины". Однако, тогда "вашингтонский обком" не дал добро.

Сейчас, по сведениям многочисленных источников, 226 голосов за отставку правительства было. В том числе, могли голосовать и отдельные члены фракции НФ. Более того, на отставку правительства были согласны США (Дж. Байден еще в прошлом году критически высказывался в адрес премьера) и МВФ. Однако те же самые США были и остаются против досрочных выборов парламента – стабильность прежде всего, а ожидать существенного изменения состава Рады после выборов не приходится. Принятие же необходимых конституционных изменений затягивать до бесконечности нельзя.

Между тем, "Народный фронт" уже давно обозначил свою позицию – в случае отставки премьера фракция выходит из коалиции. Даже в случае раскола НФ, новой коалиции без премьерской силы создать не удастся. А значит – идти на выборы и бесить заокеанского партнера.

Президент, понимая сложность положения, предложил полное переформатирование правительства на основе действующей коалиции. Его обращение было составлено в нарочито невнятных формулировках, так, чтобы можно было понять его и как согласие на сохранение Яценюка (ключевое тут – "на основе действующей коалиции"), и как требование его отставки ("общество (…) отказало в доверии министрам", "момент для частичного обновления Кабинета министров упущен"). Представитель президента Святослав Цеголко интерпретировал обращение именно в последнем ключе – дескать, а давайте премьер уйдет, но коалиция сохранится.

Читайте также:  Крымский инцидент. Сценарий, который сработал

Премьер эту ситуацию также отлично понимал и мог пойти на изменение правительства. Но для него это означало, фактически, "мягкий" вариант отставки – из правительства наверняка были бы вытеснены все его сторонники (Аваков прежде всего), а ему навязан первый вице-премьер из БПП, который бы, собственно, и контролировал Кабмин.

Понятно, что Арсений Петрович, с его "гипертрофированной претенциозностью недоучившегося теоретика" (так И.В. Сталин сказал об Н.И. Бухарине), смириться с таким сценарием никак не мог и пошел на обострение, еще до обращения президента заявив, что правительство является единой командой и менять отдельных министров он не намерен.

С одной стороны, это вызвало бурное негодование в БПП, которая была готова на переформатирование и вовсе не собиралась выступать с инициативой отставки правительства. Но, с другой стороны, премьер не так, чтобы очень сильно рисковал – выборы-то все равно проводить нельзя, а, значит, можно было прогнозировать, что отставки правительства не будет. Вопрос вызывало исключительно оформление процесса – будет ли работа правительства признана неудовлетворительной и сколько голосов будет отдано за отставку. Соответственно – мир или война.

Результат оказался для премьера самым жестким из возможных. Рада, не боясь позора, высказала недоверие правительству (247 голосов, не голосовали "Народный фронт" и "Возрождение"), но отказалась отправлять его в отставку (194 голосов, не голосовали еще и "Оппоблок", и значительная часть "Воли народа").

Результат очевиден:

— правительство вошло в клинч с Радой и совершенно непонятно, как они теперь будут сосуществовать (Юрий Луценко пояснил, что никакой победы Яценюка в голосовании 16 февраля нет, и с ним можно согласиться);

— коалиция дала еще одну трещину: "Батькивщина", голосовавшая за оба проекта, последовательно и ответственно отозвала своего министра (т.е. коалиция де-факто сократилась еще на 19 "штыков", что, впрочем, не так уж сильно отразилось на ее жизнеспособности, ведь формально в ней все равно остается свыше 260 депутатов, а фактически она и до этого голосовала не особенно дружно);

— Яценюку удалось сплотить свою фракцию, но надолго ли хватит результатов этого сверхусилия непонятно.

Читайте также:  Трамп, Онищенко, Порошенко и платье в горошек

В общем, положение премьера вряд ли улучшилось, а его перспективы приобретают черты апокалипсиса. То, что он провалил работу, в общем-то интересует только избирателей, а вот то, что он вступил в конфликт с президентом и парламентом… Впереди маячат наручники, вынесенные на трибуну Вадимом Рабиновичем (одним из восьми депутатов ОБ, которые голосовали за отставку).