Краткий курс истории АФПМ

Начало своего участия в политике я отношу к 1987 году. Я как раз только переехал в Днепропетровск и как-то удивительно быстро связался двумя ребятами, гордо называвшими себя членами Антифашистской партии молодежи.

За давностью я не помню ни обстоятельств знакомства, ни даже как этих ребят звали (шутка ли – почти 30 лет прошло). «Деятельность» наша сводилась к тому, что мы раз в 2-3 недели собирались на квартире у одного из ребят или на улице и обсуждали политическую жизнь, ну а меня знакомили с историей и деятельностью АФПМ. Один раз к нам приезжал представитель партийного руководства. Членом партии я не стал, потому что организации, имеющей право на прием, в областном центре не было.

В «партию» входило около 50-ти человек, подавляющее большинство – в Днепродзержинске. Маленькие, по два человека, группы были в Днепропетровске и Пятихатках. Практически все – учащиеся школ и ПТУ. И только лидер партии уже вернулся из армии и где-то работал (работа, судя по всему, не была связана производством – в те временам работа на заводе была показателем определенного статуса для молодежи).

Создана «партия» была, по официальной версии, после XX съезда КПСС, во что, однако, трудно поверить, учитывая средний возраст ее членов. Впрочем, в программе партии (меньше двух страниц машинописи) действительно содержалась ссылка на решения съезда (без упоминания – на какие именно). Суть программы сводилась к недопустимости каких-либо фашистских проявлений в СССР (об опасности фашизма речь, разумеется, не шла). Методы борьбы предполагались самые разнообразные – вплоть до физического насилия.

Читайте также:  Порошенко, 100 лет Революции, 75 лет "дурмана" и диктатура

Сейчас в это трудно поверить, но определенное пространство для деятельности такой организации в СССР (даже до наступления всеобъемлющей гласности) все же было.

Во-первых, среди молодежи было определенное количество (небольшое, но – заметное) людей, восхищавшихся нацистской эстетикой. Представление о ней они имели из «17-ти мгновений весны» и «Обыкновенного фашизма». Эти люди коллекционировали нацистскую символику, пытались что-то реконструировать, учили немецкий язык, правдами и неправдами добывали записи нацистских гимнов и немецких фильмов 30-40 годов. Общественной опасности они, по-моему, не представляли.

Уже позже мне приходилось читать, что иногда в такие группы входили дети высокопоставленных советских и партийных деятелей, раскрытие чего обычно приводило к тихим, но энергичным скандалам. «Лечили» от таких интересов досрочной отправкой в армию.

Во-вторых, на домах и заборах периодически появлялись нарисованные свастики. Насколько я понимаю, побуждения тут были сугубо хулиганские, а содержательно свастики ничем не отличались от слова из трех букв, нацарапанного на том же заборе.

В-третьих, как ни странно, были в СССР и самые настоящие фашисты. Например, когда я, в тот же, примерно, период лежал в аллергологическом отделении одной из городских больниц, в одной со мной палате лечился парень лет 25, который совершенно серьезно восхищался идеологией неофашистов и мечтал найти в городе фашистскую группу. Думаю, если бы мы с третьим сопалатником настучали бы на него в КГБ, у парня были бы проблемы. Но у нас даже мысль такая не возникла.

Кстати, я не большой специалист в истории инакомыслия в СССР, но я что-то не припомню, чтобы где-то существовали именно фашистские группы. Объединений с пограничной идеологией (как нацменовских, так и русских) было довольно много. Причем, на определенных этапах их даже могли поддерживать некоторые круги в КПСС (касалось это, в первую очередь, русских патриотов, объединявшихся на антисемитской платформе, маскировавшейся в брежневском СССР под антисионизм).

Читайте также:  Кто выиграл войну в воздухе? (рецензия на книгу Андрея Смирнова «"Соколы", умытые кровью». М., 2010)

Реальная деятельность АФПМ в этих условиях сводилась к агитации и пропаганде (говорилось о существовании рукописных и рукопечатных листовок, хотя я их никогда не видел). Кроме того, стирались и закрашивались упоминавшиеся выше свастики, а пойманного на их рисовании пацана даже поколотили. Самой серьезной акцией было предотвращение просмотра какого-то фильма, расцененного как фашистский, в самодеятельном «кинотеатре» (зрителей разогнали, пленку конфисковали и уничтожили).

Буквально через несколько месяцев после моего знакомства с АФПМ ее лидер был убит (нам передали, что его, якобы, застрелили милиционеры). После этого активность организации снизилась до нуля, а потом я переехал в новый дом и утратил связь с партийной группой.

Глядя на эту историю сейчас я думаю, что основой идеологии АФПМ был отнюдь не антифашизм. Эмоции, испытываемые в те времена к фашизму, были, скорее, не ненавистью, а брезгливым недоумением – как в стране, победившей фашизм, могут быть фашисты? Кстати, нынешние, совершенно откровенные фашисты фашистами себя стараются не называть. Помню персонажа, чей сын служит в «Азове», который выложил групповое фото азовцев в киевском милицейском главке, целомудренно заменил портрет Гитлера на Путина…

Скорее в основе такого рода активности было недоверие к официальной идеологии, совершенно уже утратившей свое содержание и превратившейся просто в способ делать карьеру.

Собственно, неспособность дать реализоваться такой вот низовой молодежной активности и стала одной из причин краха КПСС и СССР.