Досрочные выборы

Досрочные выборы: орел или решка?

На неделе руководство одной маленькой, но очень гордой партии шумно возрадовалось – Борисыч объявил политический кризис! Значит – будут выборы! Даже шампусик на радостях открыли (сценка ну чисто из "Пятого элемента")…

На следующий день, однако, они были грустные и задумчивые – министры отозвали заявления, и перспектива долгожданных выборов покрылась мраком неизвестной тайны.

Между тем, исход нынешнего кризиса был немного предсказуемым в силу позиции США, которые сейчас полностью контролируют Украину. Недаром же Дж. Байден отечески предостерегал неразумных украинцев от смены правительства и проведения выборов.

Во-первых, США декларируют, что никакого государственного переворота не было, и в стране имел место обычный демократический процесс, отягощенный, исключительно, российской агрессией. Соответственно, желательно демонстрировать стабильность ситуации. Отсюда, в частности, – внешне нелогичное желание восстановить политическую систему в формате до переворота (с заменителями ПР и КПУ).

Во-вторых, насколько можно судить, нынешнее украинское правительство вполне устраивает транснациональные корпорации, которые имеют профит с деятельности правительства Яценюка по проведению глубоких структурных реформ. Если уж Юлия Мостовая пишет о том, что даже сам неподкупно честный разоблачитель коррупционеров Айварас Абромавичус вовсе не лидер реформ, а просто лоббист аграрных ТНК (кстати, могла бы уж и фамилии назвать – вполне украинские, кстати)…

Нетрудно, кстати, понять и то, что недовольство США высоким уровнем коррупции в Украине связано, главным образом, с тем, что часть коррупционных потоков связана с деятельностью национального бизнеса. Вот деятельность Абромавичуса, надо думать, вполне укладывается в строгие западные стандарты, когда соответствующий чиновник после отставки плавно перетекает на высокооплачиваемый пост в корпорации, которая, совершенно случайно, конечно, в его бытность на посту получала значительные и, часто, непропорционально дорогие госзаказы. Зато не укладывается в эти стандарты деятельность Кононенко, который, надо думать, никак не связан с легендарным "слепым трастом", и не имеет собственных бизнес-интересов.

Читайте также:  Как президент покончил с соборностью

В общем, США исходят из той логики, что "от добра, добра не ищут". Даже простое переформатирование нынешнего правительства приведет к усилению влияния президента (вспомним идею назначения первым вице-премьером Виталия Ковальчука). Что уж говорить о более глубоком реформировании КМ, с формированием нового большинства (или в нынешнем составе парламента, или в результате перевыборов).

В-третьих, ну, допустим, выборы. А что в результате?

По опубликованным на днях данным социологической группы "Рейтинг" получается картина, мало чем отличающаяся от существующей. Разумеется, тут при анализе надо учитывать, что социология дает результат только пропорциональной составляющей (закон, скорее всего, менять не будут). Но опыт 2014 года, опять же, показывает, что мажоритарка не так уж существенно влияет на конечную конфигурацию парламента. Сейчас, все же, не кучмовские времена, когда правильное самоопределение мажоритарщиков превращало меньшинство в большинство (что, правда, не всегда помогало – вспомним историю принятия Констиуции-2004).

В случае, если в выборах участвуют нынешние политические силы (по данным "Рейтинга" проходят пять парламентских партий + "Свобода" и УКРОП), то интересный президенту вариант коалиции БПП+ОБ не складывается вообще. Получается либо подобие нынешней коалиции (БПП, "Самопомощь", "Батькивщина") с представительством в парламенте свыше 55%, либо более массивная, но и более радикальная коалиция с участием еще и РП, и "Свободы".

В случае, если в выборах принимает участие еще не созданный блок Саакашвили ситуация меняется только в худшую сторону. В первую очередь состав парламента становится менее предсказуемым. Наиболее реальный формат коалиции – БПП+"Самопомощь"+блок Саакашвили (около 50% мест). Либо, опять же, вариации на тему нынешней или более радикальной коалиции.

Во всех этих вариантах плохо все.

Состав правительства будет неоптимальным. В первую очередь потому, что премьер будет иметь значительную общественную поддержку (особенно если это будет не "технократ", а "политик", пусть даже и 100% проамериканский).

У большинства (даже если в нем какими-то ухищрениями удастся сосредоточить 300 мандатов) не будет возможности принимать конституционные изменения. Между тем, это создает препятствия не только децентрализации и судебной реформе (там все упирается в позицию "Самопомощи"), но и реализации Минских соглашений.

Читайте также:  Украина: кризис закончился, кризис будет

Не удивительно, что ищутся возможности обойти парламент при  принятии новой Конституции – не исключено, что инициатива проведения референдума была подсказана американцами, причем и команде президента, и команде премьера. В соответствии со своими интересами они поняли совет по-разному: команда президента предлагает принятие на референдуме разработанного Конституционным собранием документа, а команда премьера – принятие в парламенте Конституции в соответствии с основными положениями, принятыми на референдуме (интересно, что тут они копируют позиции Ющенко и Тимошенко в 2009 году).

Резюмируя сказанное, делаю вывод – США украинские выборы в этом году не нужны. Они никак не помогают решить актуальные проблемы в контексте отношений с РФ, и не способствуют решению проблем подмандатной территории. Те же конституционные изменения и реализацию Минских соглашений можно провести и через нынешний парламент (хотя и непонятно – как). Лучшего же для США правительства пока не предвидится.

Отмечу, впрочем, что я не претендую на учет всех факторов и, вполне возможно, для США переход нынешнего кризиса в парламентский с последующими досрочными выборами не столь уж невыгоден. И, тем не менее, мне более вероятным представляется проведение разных шумных мероприятий (вроде выборов и референдумов) уже при новой администрации в Вашингтоне. Скорее всего – весной 2017 года. Разве что дойдет до проведения местных выборов в Донбассе, что само по себе маловероятно.