Обращение президента с Днем Героев Небесной Сотни

Беседа президента с Небесной Сотней

Обращение президента в связи с Днем Героев Небесной Сотни (почти по всем внешним признакам это именно праздничный, а не траурный день) в действительности больше всего напоминает диалог с людьми, которые ему не могут ответить.

Судя по всему, спичрайтеры президента черпали вдохновение в оговорке Кличко, который как-то якобы беседовал с "мертвыми милиционерами", а потом задумчиво глядел на кусок асфальта, и в неких препаратах, расширяющих сознание.

Впрочем, это лирика. Существенные моменты обращения были следующие.

1. Президент подчеркнул, что именно благодаря "небесной сотне" Украина четко определилась со своим европейским вектором и "никакая дьявольская сила не сможет развернуть страну назад". А "о векторе на Москву (…) теперь даже никто не заикается, а на карте этот топоним маркируется только как главный источник военной угрозы для Украины".

В общем, все вроде бы правильно. Действительно, Евромайдан скрепил кровью европейский вектор (с которого, правда, Украина и не сходила никогда за 25 лет независимости). Правда, за это пришлось заплатить разрушительной гражданской войной, потерей стратегически и экономически важных регионов, безнадежно испорченными отношениями с Россией.

В общем, чтобы присоединиться, наконец, к Европе, потребовалось стать для нее неинтересной. Надо ж было почтить память погибших, сказав, что гибель их была, не только бесполезна, но даже и вредна для Украины…

2. Украина начала интегрироваться в ЕС и есть уже позитивные результаты – экспорт продовольствия в январе увеличился на 16% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Президент забыл сказать, что это – все. Украина уже исчерпала большую часть годовых (!) квот на поставки в ЕС. Простейший же анализ показывает, что украинская экономика, потеряв российский рынок, европейского отнюдь не получает, а переориентируется на рынки стран Азии и Африки. Так куда завел нас Майдан?

Читайте также:  Казус Падалок, или Еще одна неудачная попытка рекоммунизации

3. Президент рассказал про "безвизовые" законы, но не объяснил, какая связь между безвизовым режимом и борьбой с коррупцией.

Между тем анализ голосований 16 февраля дает ключ к разгадке. Помимо пакета "безвизовых" законов (в которых нет ничего про визы, но почти все – о борьбе с коррупцией), Рада приняла закон с загадочным названием "о внесении изменений в некоторые законы". Так вот, этот документ, вроде бы не по делу приложенный к "безвизовым" (но важный, раз его принимали до отчета правительства, который мог привести к полноценному парламентскому кризису) упрощает приватизацию государственных предприятий и отстраняет от нее представителей "страны-агрессора".

ЕС, конечно, коррупция в Украине не интересует как таковая. Его интересует возможность для европейского капитала без особой конкуренции скупить представляющие еще интерес промышленные активы. Устранение российского бизнеса и борьба с коррупцией (даже без учета экономического и политического кризиса в стране) способствует удешевлению захвата интересующей Запад собственности.

Причем тут безвизовый режим? Так ведь либерализация визового режима (так этот процесс называется правильно, что как бы намекает – визовый режим сохраняется) – одно из немногих направлений евроинтеграции, которую граждане могут понять, а наиболее зажиточные – даже "пощупать руками". Ставя безвизовый режим в зависимость от антикоррупционных законов, ЕС манипулирует правительствами.

4. В конце концов, президент посвятил значительный кусок своей речи расследованию убийств "Небесной сотни". Отмечу несколько моментов.
Во-первых, заявление президента о том, что осудить виновных в "преступлениях против Майдана" невозможно без судебной реформы с внесением изменений в Конституцию, похоже на правду – даже нынешняя судебная система требует все же каких-то доказательств. Значит, эту систему надо разрушить, поставить судей в зависимость от власти, и заставить штамповать нужные решения. Европейцы (см. выше) будут очень удивлены…

Во-вторых, президент ничего не сказал о тех участниках Майдана, которые пропали без вести. "Активисты" "Поисковой инициативы" насчитывают аж 53 пропавших. Насчитывается и несколько достоверно (?) погибших людей, чьи трупы видели, но личности установлены не были.

Читайте также:  Саммит НАТО и Украина: пять пунктов "на перспективу"

Не говорит он и о тех участниках Майдана, которые были убиты неизвестно кем, но, судя по всему, другими участниками Майдана (например – Нигоян, по которому уже известно, что стреляли из отнюдь не милицейского оружия и в упор).

В-третьих, помимо "преступлений против Майдана" есть вполне конкретные преступления против сотрудников правоохранительных органов. Эти дела не расследуются вообще, даже при наличии чистосердечного признания. Потому что амнистия. Однако уже сам по себе факт этих убийств ставит под вопрос квалификацию действий правоохранителей как "расстрел участников мирной демонстрации".