Воинственные заявления украинских руководителей

Воинственность хомячков

В связи с Днем Вооруженный Сил Украины (есть такой праздник) и преддверии визита вице-короля Украины Джозефа Байдена, руководители украинского государства разразились рядом воинственных заявлений.

НАТО

Президент Петр Порошенко заявил, что «ориентир на Атлантику является ключевым в (…) военной реформе. К сожалению, Украина в конце прошлого десятилетия не смогла проскочить в открытые двери НАТО (имеется в виду Бухарестский саммит НАТО в апреле 2008 года, который не принял заявку Украины на присоединение к плану действий по членству в НАТО – Авт.). (…) Новая Военная доктрина ставит задачу до 2020 года обеспечить полную совместимость Вооруженных сил Украины с соответствующими силами государств – членов НАТО. Это нужно потому, что мы планируем после достижения нами критериев членства получить перспективу членства».

Премьер Арсений Яценюк был даже более радикален: «единственная система обеспечения безопасности для Украины это членство в НАТО. Это статья 5 Вашингтонского договора – нападение на одну из стран означает нападение на Альянс».

Обратите внимание – Яценюк требует вступления Украины в НАТО без упоминания о переходном периоде, необходимом, например, для реализации Минских соглашений. Учитывая, что украинское руководство полагает, что оно воюет с России (правда, никаких юридических фактов, подтверждающих это состояние, не существует – военное положение «подвергшаяся агрессии» страна так и не ввела…), фактически Яценюк предлагает НАТО вступить в войну с РФ. Смело, конечно. Только что-то мне подсказывает, что НАТО уклонится от такой чести.

Порошенко более рационален, но и он не сказал одну важную вещь – а почему, собственно, не получилось в 2008 году? Неужели из-за несовместимости? Нет, ведь. Проблема заключалась в том, что наиболее влиятельные европейские члены НАТО не хотели вызывать недовольство своего стратегического партнера – России…

Сейчас ситуация еще более определенная. Та самая 5-я статья, на которую ссылается Яценюк, совершенно определенно требует от Украины решить проблемы Донбасса и Крыма, прежде чем претендовать на членство в НАТО. Утверждение о том, что членами НАТО не могут быть страны, имеющие территориальные проблемы, не совсем корректны юридически, но логичны – НАТО не обязана отвечать за неадекватное руководство перспективных членов. Им более чем достаточно доходивших до военного противостояния конфликтов между собственными членами (Турция – Греция, Великобритания – Исландия).

Читайте также:  Блокада Донбасса, Порошенко и разрыв шаблона

Политико-дипломатические аспекты

Президент заявил, что продолжение санкций за неисполнение Минских соглашений относительно России даст определенные гарантии от полномасштабного наступления россиян и создаст лучшие условия для усиления давления международной коалиции на Москву в вопросах возвращения оккупированных районов Донбасса под суверенитет Украины.

Заметьте – ни слова о том, что и Украина должна что-то выполнять в рамках Минских соглашений. С одной стороны, конечно, свою роль играет и аудитория, перед которой выступал президент – «одвични лыцари», готовые воспринимать Минск исключительно как продолжение АТО дипломатическими средствами (что, собственно, и обозначил президент). С другой стороны, пока власть ориентируется на ветеранов, волонтеров и пропагандистов войны, никакого выполнения Минских соглашений и не будет. А это – ответ на перспективы членства Украины в НАТО.

«Не забываем мы и про Крым», сказал президент, но премьер тут же его дезавуировал, сказав, что необходима стратегия возвращения Крыма в состав Украины, которой, таким образом, нет.

В этом вопросе, безусловно, прав премьер – никакой стратегии возвращения Крыма у официального Киева, очевидно, нет. Не считать же «стратегией» заявления президента о необходимости вернуть Крым политико-дипломатическими методами.

Это, однако, не означает, что такой стратегии нет у подлинного, а не опереточного, руководства страны. Совершенно очевидно – президент, наверное, хотел бы прекратить энергетическую блокаду Крыма, которая лишила Украину миллионов долларов и поставила под угрозу стабильность украинской энергосистемы. Но вот ведь беда – он не только не может привлечь к ответственности террористов, но даже и вынужден оказывать им поддержку. Почему? Очевидно потому, что они выполняют план, который обязан выполнять и президент. Причем он, как человек умный, пожалуй догадывается, что план этот не предполагает возвращения Крыма под украинский суверенитет – слишком это важный регион, чтобы отдавать его Украине, сдавшейся в 2013 году без единого выстрела…

Кстати, стоило бы дать слово и человеку, непосредственно участвовавшему в сдаче Крыма. Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов говорил, в основном, о Будапештском меморандуме (это гарантии, полученные Украиной в обмен на ядерное разоружение в 1994 году): «Находясь в самом эпицентре тех событий, сразу после избрания председателем Верховной Рады, выполняя обязанности Президента, и управляя некоторое время еще и остатками Кабмина, я обратился к нашим стратегическим партнерам за помощью в контексте их обязательств, в соответствии с Меморандумом. Но нам вежливо ответили, что Будапештский меморандум — это формальный документ, он не предусматривает реальных механизмов реализации предоставленных гарантий. (…) Украину разоружили реально, а гарантии оказались «условными».

Читайте также:  Вам куском или нарезать? О странностях антикоррупционой борьбы

На самом-то деле меморандум – документ вполне реальный, но он предполагает помощь в случае реальной угрозы внешнего военного вторжения. Для того, чтобы механизмы меморандума заработали, надо, что Украина сделала определенные юридические шаги – объявила войну, ввела военное положение… И.о. президента этого сделать не может? Ради Бога – даже в рамках его полномочий можно было бы отозвать украинского посла из Москвы и уж точно не ездить туда самому (а я неоднократно слышал от заслуживающих доверия лиц, что Турчинов неофициально бывал в Москве весной 2014 года).

Даже в таком очевидном случае, как аннексия Крыма, украинская сторона не предприняла никаких усилий, чтобы доказать принадлежность «зеленых человечков» к российской регулярной армии (другое дело, что это и не удалось бы – формально они представляли ЧВК, о чем прямо заявлял президент России). А без этого никакой аннексии нет – есть совершенно добровольный выход региона из состава Украины, осуществленный в соответствии с процедурой, предельно близкой к конституционной (крымские власти имеют право на проведение референдумов, а однозначного запрета на выход из состава Украины территорий Конституция не содержит).

В общем, неработоспособность меморандума состоит в том, что не возникли условия, при которых он в принципе мог бы начать работать. Меморандум не работает в случае, когда страна сама утратила контроль над какими-то территориями, пытается обвинить в этом сопредельное государство, но не может привести ни малейших доказательств факта агрессии.

О вооружении

Историю о том, как Украина вооружается и выклянчивает вооружение стоило бы начать с того же Турчинова, который вдруг прозрел – «мы понимаем, что Россия в случае новой эскалации конфликта на востоке нашей страны или на любом участке российско-украинской границы может применять авиацию. И должны быть к этому готовы. И, безусловно, когда агрессия будет с воздуха, мы будем защищать себя, уничтожая агрессора и в воздухе».

Обратите внимание, что Турчинов с весны прошлого года «отражает российскую агрессию», но только сейчас, после демонстрации эффективности российских ВКС, счел нужным вспомнить, что война какая-то неправильная была – Россия не использовала авиацию. А вот Украина – использовала, правда – без особого успеха.

Ссылки же на «новую эскалацию» как бы подталкивают к мысли, что Турчинов просто таки ждет использования российской авиации против Украины – это ж то самое доказательство агрессии! А добиться этого можно, например, попытавшись вломиться значительными силами если не в Донбасс, то непосредственно на территорию России (лучше всего – в Крым, который, с точки зрения международного права, территорией России пока не является).

Читайте также:  Советы Гройсману от настоящих грузинских специалистов

Президент говорил, в основном, о роли волонтеров. Сначала он сгоряча ляпнул, что «без этого вклада (волонтерского – Авт.) мы все равно победили бы. Но было бы намного труднее». Потом, на официальном сайте президента появилась другая формулировка – «без волонтеров, без всего Украинского народа наша победа была бы невозможной» и даже извинился за «вырванные из контекста слова, которые пытались распространять в социальных сетях». Правда, он тут же обесценил вклад волонтеров, вписав в их число всех, кто передавал на нужды армии по 5 гривень.

Поразительным образом оба суждения президента получили самую активную поддержку.

Премьер радостно сообщил, что «мы полностью профинансировали украинскую армию, которую создали с "нуля"». Более того, он вообще считает это одним из семи своих основных достижений за последний год.

А вот руководитель Совета волонтеров при МО Украины Давид Арахамия (обвиненный недавно в жульничестве) считает, что «государство – импотент. Она не в состоянии выполнять свои обязанности».

Самый же главный вопрос, который так и остался неразъясненным в этой дискуссии, – о «победе», одержанной где-то Порошенко. Волонтерско-ветеранская общественность живо интересуется, не мог бы Порошенко посетить, например, Луганск, чтобы доказать факт одержанной победы.

Яценюк в очередной потребовал обеспечения Украины «оборонительным» вооружением. Правда, тут же он привел слова иностранных инструкторов: «ваш потенциал сейчас – не танки, ракеты, самолеты (…), это ваши люди».

Никакого «оборонительного» оружия не существует. Если «летальное» - «не летальное» как-то наблюдается (хотя «не летальное» вполне себе убивает – если, например, ослепить лазером пилота или водителя), то «оборонительное» и «наступательное» было придумано Тухачевским и распиарено Виктором Суворовым. Однако, те же самые «оборонительные» противотанковые пушки отлично используются даже в чисто наступательных действиях, таких, как штурм Донецкого аэропорта.

А вот не понять сигнала инструкторов по поводу «потенциала» очень трудно – НАТО требуется от Украины «пушечное мясо», которое обязано гордиться оказанной честью (достоинство у них развитое – выскаканное на Майдане).