Новая полиция в Украине

Полиция и «пилиция»: ничего личного, только материальные блага

Новая полиция существует по новым правилам: в каждой конкретной ситуации полицейский думает о сохранении не всей системы МВД, а только своего места и начальства, которое его этим доходным местом обеспечило.

Впечатления

Для начала – два случая из киевской жизни.

Тихий киевский двор в 20-ти минутах ходьбы от Майдана. 3 часа ночи. Во дворе происходит буча. Дерутся какие-то одвични лыцари. Слышны глухие удары, удалые покрики, чей-то вой (видать без членовредительства не обошлось) и даже выстрелы. Бдительные жители вызывают полицию. Полиция приехала к 9-ти утра.

Мой знакомый запостил в FB душераздирающую историю, о высоком морально-нравственном уровне новой полиции.

Шел он значит с коллегами по городу. Всего шло пять блоггеров. Они шли и громко разговаривали, не смотря на то, что вокруг была ночь. А тут вдруг раз, и, як Пылып з конопель, выкатываются такие селфи-девочки в количестве 3 или 4 штук. И так строго – чего шумите? Они шуметь не перестали, но их, не смотря на это, не загребли в мусарню. Вот, восхищается знакомый, какая европейская у нас полиция.

Во-первых, думаю, что доблестная полиция в данной ситуации слегка испугалась, и больше думала, как быстрее смыться оттуда самой, чем повинтить нарушителей общественного порядка. Ну, сами подумайте – 3 или 4 девочки, которые в руках ничего тяжелее палки для селфи не держали, и 5 возбужденных мужиков. Мы ж не в американском кино. Полиции реально повезло, потому что будь вместо мирных полуграмотных четвертьинтеллигентов простые герои Майдана или там АТО, девочкам пришлось бы быстро убегать.

Во-вторых, опыт подсказывает, что реакция правоохранителей зависит от встречных сигналов. У меня никогда не было проблем с милицией, потому что когда я был виноват, я признавал свою вину, ну а когда не был – меня и не трогали.

Читайте также:  Савчица Льотченко и Минский тупик

С вероятностью 90% года три назад те же блоггеры, столкнувшись с милицией, начали бы хамить, качать права, размахивать удостоверениями, а наиболее последовательные полезли бы драться. А потом бы рассказывали за милицейский беспредел. Потому что менты это враги, а те же менты в форме полицаев, понятно, служат тому же хозяину, и значит – свои. Чего с ними ссориться?

Вообще же результаты менее чем полугода работы киевской полиции отнюдь не впечатляющи. Да, киевляне в хорошем смысле слова потрясены образцовым видом полицейских, их вежливостью и предупредительностью, но главным итогом деятельности являются все же около сотни разбитых патрульных машин (причем не лад, а дорогущих японских гибридомобилей). Полиция продемонстрировала неумение составлять протоколы, незнание ПДД, низкую дисциплину (в первые два месяца было уволено 28 человек, после чего цифры слились с бывшими милиционерами, уволенными по итогам "аттестации") и множество других недостатков.

Самое же главное – в столице растет уровень преступности. Правда, приводимые обычно цифры некорректны, поскольку сравнение идет с аналогичным периодом прошлого года, когда большинство преступлений просто не фиксировалось, поскольку это были не преступления, а акты прямого патриотизма и демократии. Впрочем, для того, чтобы понять происходящее, достаточно посмотреть на движение на киевских улицах – такого количества грубейших нарушений (вроде пересечения двойной сплошной) я не видел никогда…

Немного истории

Украинская реформа МВД была задумана в виде кальки с грузинской. Даже специалисты были приглашены те же – Екатерина Згуладзе и Хатия Деканоидзе.

Реформа полиции в Грузии считалась и считается наиболее эффективной и законченной из всех грузинских реформ. Если, например, реформы, направленные на развитие бизнеса, видимого эффекта не дали (страна как была, так и осталась нищей), то успехи в реформе правоохранительных органов были очевидны – тут и аресты "воров в законе", и молодцеватая, не берущая взяток патрульная полиция, и новые, прозрачные полицейские участки…

На фоне всеобщих восхищений как-то терялась информация о том, что новая ГАИ оказалась абсолютно неэффективной (правил движения в Грузии никто не соблюдает), что высокие зарплаты платятся за счет внешних заимствований, а методы борьбы с преступностью далеки от правовых, и часто выглядят как банальный рэкет. Поэтому предвыборный скандал с публикацией видео со сценами пыток в грузинских тюрьмах для многих оказался неожиданным. Хотя на фоне сообщений об убийствах участников оппозиционных демонстраций эта информация никакого особого удивления вызывать не должна.

Читайте также:  Горячий май Украины

Грузинский опыт, кстати, уже пытались внедрять в Украине – в 2005 году Юрий Луценко попытался отменить ГАИ. Чтобы взяток не брали. Через несколько месяцев ГАИ пришлось вернуть. Заменить всех гаишников сразу, по грузинскому сценарию, не удалось из-за разницы масштабов, а беспредел на дорогах и количество жертв заставили задуматься даже президента Ющенко, обычно слабо реагирующего на объективную реальность.

Кстати, учитывая этот опыт, Аваков изначально был против реформирования по грузинскому образцу, сгоряча даже заявив, что его не интересует ни Згуладзе, ни ее опыт. Потом он переменил отношение. Совсем злые языки утверждают, что добрые грузинки позволили ему поучаствовать в дерибане выделенных на реформирование средств (не даром селфи-полицейских называют "пилиция" – от слова "пилить"). Менее злые – что Аваков просто любит самопиар и театральные эффекты и почувствовал, что на полиции можно заработать публичный капитал (что, кстати, полностью оправдалось).

Смысл и назначение реформы

Содержательная сторона реформы заключается в практически 100% замене сотрудников правоохранительных органов на людях с улицы, не имеющих профильного образования. На последнем особо настаивает руководительница полиции Деканоидзе, причем касается это не только чисто юридического образования, но, кажется, и вождения автомобиля. Т.е., неэффективность полиции в профильном отношении закладывается изначально. Забавно, что при этом высший начальственный состав перелопачивается, но чистится сравнительно слабо (хотя, возможно, потом будут изменения).

Зачем же все это? Главным образом затем, чтобы разрушить коррупционную систему в МВД:

  • рядовые полицейские, не имея соответствующей подготовки, окажутся просто некомпетентными, чтобы брать взятки (они их, кстати, берут, но только в самых элементарных случаях и, чаще всего, на них тут же попадаются);
  • коррупционная система разрушается вместе с ее носителями;
  • знания о строении коррупционной системы не передаются вместе с необходимыми юридическими знаниями во время обучения.

Генералитет теряет базу и перестает быть верхушкой коррупционной пирамиды. Кстати, по словам самих милицейских руководителей, ранее минимум дважды удавалось создать ситуацию, когда высшее руководство ГАИ взяток не брало. Однако то, что рыба гниет с головы, не означает, что она не догнивает до хвоста. Фактически оказалось, что коррупционная система сохранилась, просто она заканчивалась на уровне замначальника областного ГАИ.

Читайте также:  Реализация любого из "потоков" будет для Киева катастрофой

Разумеется, дело не в том, что кого-то особенно интересует уровень взяточничества, а в том, что коррумпированные правоохранительные органы существуют сами по себе и, в значительной степени, не зависят от государственной власти. Ничего личного, чисто материальный интерес – доходы милиционера зависят не от бюджетных ассигнований и должностного оклада, а от места, на которое его поставило начальство. Т.е., в каждой конкретной ситуации полицейский будет думать о сохранении не всей системы власти, а только своего места и начальства, которое его этим местом обеспечило. Собственно, уволенные сейчас милиционеры как раз против этого и протестуют – сам по себе факт переворота их особенно не впечатлил.

Т.о., смысл процесса в том, чтобы создать из нынешней милиции, которая, в основном, защищает свои собственные интересы, новую полицию, которая будет защищать интересы государства. Разумеется, селфи-девочки выполняют в основном рекламную функцию – самые важные дела будут делаться в их тени. Понятно и почему не зачищают генералитет – система, состоящая из массы вооруженных людей, должна управляться, и одного революционного энтузиазма тут мало – нужен опыт и образование.

Ну а уровень преступности… Это проблемы индейцев, а не вождя.