Результаты местных выборов

Власть проиграла, реклама победила. Особенности результатов местных выборов

Социологическая группа «Рейтинг» свела результаты местных выборов, что позволяет сделать некоторые выводы об их езультатах.

Для начала приведу сводную таблицу, в которую включены эти результаты, вместе с рейтингами партий, зафиксированной той же организацией в ходе октябрьского исследования. Соответственно, в колонках приведены:

  • ответы на вопрос «Если бы выборы в Верховную Раду проходили в следующее воскресенье, как бы вы проголосовали?» (в % от намеревающихся голосовать и определившихся с выбором);
  • общенациональный рейтинг партий по данным ЦИК, рассчитанный по формуле: сумма голосов, поданных за партию на выборах в областные советы, Киевсовет, городские и районные советы в Донецкой и Луганской областях / общее число голосов, поданных за местные организации политических партий.
«Выборы» в ВР Результаты ЦИК
БПП «Солидарность» 20 19
«Батькивщина» 15 12
Оппозиционный блок 14 12
«Самопомощь» 10 6
Радикальная партия 6 7
«Свобода» 5 7
«Возрождение» 3 5
«Наш край» 3 5
УКРОП 4 7

 

Анализируя эти результаты, необходимо учитывать следующие моменты.

Во-первых, сравнение виртуального голосования на выборах в Раду и местных выборов не в полной мере корректно, поскольку мотивация избирателей разная. В то же время, данные группы «Рейтинг» по отношению к местным выборам поданы в форме, которая исключает сравнение.

Мне приходилось в ходе этой кампании знакомиться с результатами исследований, проведенных в двух областях центральной Украины. Главная особенность – в ответах на вопрос голосовании на парламентских выборах лидировал БПП, а в ответах на вопрос о голосовании на местных выборах – «Самопомощь». Т.о., можно предполагать, что и в этих данных есть некоторое смещение.

Во-вторых, в разных регионах были разные составы участников. В частности, «Возрождение» не принимала участия в выборах в 10-ти областях, «Самопомощь» – в 6-ти, «Наш край» – в 2-х, Оппоблок – в одной.

Читайте также:  Кое-что о переформатированной партийной системе Украины

Чтобы понять, насколько это отразилось на результатах выборов, проведем мысленный эксперимент и добавим в рейтинг «Самопомощи» голоса в 6-ти областях, исходя из предположения, что в них они получат 10% голосов (без учета вероятного изменения явки). Получаем, в результате, несколько менее 10% по стране…

В-третьих, надо иметь в виду, что местные выборы не состоялись в нескольких населенных пунктах Донбасса, в которых проживает примерно полмиллиона избирателей (1,4% от их общего числа). Учитывая низкую активность избирателей Донбасса, влияние на конечный результат должно быть небольшим, однако подавляющее большинство этих голосов ушло бы «Оппозиционному блоку», что, вполне вероятно, позволило бы ему выйти на второе место в конечном рейтинге…

В-четвертых, естественным образом не учитывается фактор фальсификаций, а их, по-видимому, было много. Если уж даже на уровне официальных документов избирательные комиссии в Киеве получили на 2 тыс. больше бюллетеней, чем их вообще было напечатано…

Вообще же, по представленным результатам, можно сделать три вывода.

  1. Политический: падение доверия к власти.

На парламентских выборах 2014 года партии коалиции в сумме получили 68% голосов (оставим за скобками вопрос о том, каким образом был достигнут этот результат), в то время как на местных выборах – 42%. Соответственно, результат официальной оппозиции вырос с 9 до 12%.

Это не говоря о перераспределении позиций в политическом спектре. На эти выборах в качестве «партии власти» шел только БПП. «Самопомощь», «Свобода», «Возрождение» и «Наш край» определенной позиции не занимали, но от власти определенно дистанцировались. «Батькивщина», РП (уже вышедшая из коалиции) и УКРОП скорее выступали в качестве оппозиции. Тут дело уже не только в противоречиях внутри правящей коалиции, но и о том, что позиционироваться в качестве власти просто невыгодно (особенно – для сравнительно небольших политических сил, не имеющих влияния на политику коалиции в целом).

  1. Стратегический: страна остается целостной, причем в основном – за счет авторитета БПП.
Читайте также:  Референдум в Нидерландах: необходимое послесловие

БПП представлен во всех областных советах, получив от 10 (Днепропетровская) до 29% (Винницкая). Более того, судя по всему, он вообще является единственной партией, представленной во всех или почти всех советах, избранных по пропорциональной системе.

Впрочем, так же получила представительство во всех областных советах «Батькивщина» (от 5% в Харьковской, до 19% – в Кировоградской области).

  1. Технологический: основные игроки не поняли, по какому закону они проводят выборы.

Как правило, во время выборов по пропорциональной системе рейтинги партий растут. Это, разумеется, не обязательно – в ходе кампании партия может провалиться из-за неправильной рекламы, резких изменений политической конъюнктуры и т.п. Однако обычно избирательная кампания рейтинг партии повышает.

Например, в последний месяц кампании 2012 года рейтинг ПР вырос с 26 (результат исследования группы «Рейтинг») до 30% (результат ЦИК), «Батькивщины» – с 23 до 25,5%, УДАРа – с 12 до 14% (на уровне статистической погрешности), КПУ – с 11 до 13%, «Свободы» – с 4 до 10%.

А вот в ходе этой кампании результаты лидеров остались неизменными или даже ухудшились, в то время как аутсайдеров – несколько выросли. Как представляется, причина этого – в неправильном выборе стратегии первыми и, как ни странно, решения «непрофильных» задач вторыми.

Дело в том, что избирательные штабы восприняли принятый закон о выборах как мажоритарный и основные усилия направили на «раскрутку» своих кандидатов в округах. Кампания была централизованной в сравнительно небольшой степени, региональные штабы занимались, в основном, техническими вопросами (распределение округов, координация формирования комиссий и т.п.), реклама партий была не особенно масштабной.

При этом не было учтено, что избиратели по этому закону голосуют за партийные списки, а не за кандидатов. Причем позиции в бюллетене, естественным образом, распределены по номерам партийных списков, а не по фамилиям кандидатов. Более того, кандидата в округе может и не быть, а вот возможность голосования за список сохраняется в любом случае…

Читайте также:  Единожды солгав. К вопросу о моральном облике грантоедов

А вот аутсайдеры, тот же УКРОП, решали задачи повышения своей узнаваемости в расчете на будущие парламентские выборы. Потому главное внимание они уделили именно раскрутке названия партии, партийной программы и партийной символики. Выросли, соответственно, рейтинги именно тех партий, которые основные усилия вложили в централизованную рекламу, как бы далека она не была от потребностей собственно местных выборов. Так, УКРОП и «Батькивщина» агитировали за профессиональную армию, хотя, вроде бы, очевидно, что этот вопрос не является компетенцией Бердического райсовета (впрочем, принимают же у нас в стране местные советы решения о том, что Россия является страной-агрессором).

На этом фоне степень удачности конкретных рекламных решений в рамках кампании вряд ли имела особое значение. Например, крайне неудачный лозунг БПП «Сохраним страну» (сразу возникает вопрос, не является необходимость «сохранения страны» следствием попыток «жить по-новому») вряд ли оказался более значимым, чем общий дефицит рекламы, направленной на раскрутку партийного списка.